Секс, феминизм, соцсети и психологическая война

Опубликовано 05.02.2019

фото: therabbitisin.com

Есть распространённый стереотип о пользователях социальных сетей: в "Одноклассниках" сидят пожилые люди "из простых", "ВКонтакте" – малолетки, в Facеbook – лица, претендующие на некую "элитность" или медийность. В общем, "креативный класс". Этот "креативный класс" живёт собственными стереотипами и привычками, изо всех сил пытаясь походить на своих заграничных коллег. Именно поэтому, сравнительно с другими социальными сетями, только в русскоязычном Facebook мгновенно подхватываются любые модные западные поветрия – от "флешмобов" по предоставлению сети своих фотографий разных лет до левофеминистского движения #metoo, призванного распространить на весь мужской пол скопом обвинения в сексуальных домогательствах какого-нибудь голливудского Харви Вайнштейна. Что делает Facebook крайне удобным для отработки любых информационных вбросов и реакции на них.

Так, в российский сегмент Facebook пришла украинская версия #metoo – #янебоюсьсказать. Причем украинской её можно назвать с натяжкой. Конечно, официально инициировала её украинская активистка-грантоедка Настя Мельниченко. Но акция мгновенно была поддержана западными СМИ, работающими по Украине и по всему русскоязычному пространству, – "Радио Свобода" и Deutsche Welle. Что человека, знакомого с современными информационными технологиями, обязательно наведет на мысль, что этими медиаструктурами (фактически являющимися филиалами разведок и инструментами психологической войны) акция и была инициирована.


фото: Facebook/Анастасия Мельниченко

Характерно, кстати, что, по признанию самой Мельниченко, её организация Studena параллельно с "гендерными вопросами и защитой прав женщин" занимается поддержкой украинских карателей – "ветеранов АТО". В реалиях современной гибридной войны вопросы психологического обеспечения своих солдат, равно как и вопросы психологической войны против враждебного общества, вполне может брать на себя "общественная организация". Фактически являясь, таким образом, частью военной силы агрессора.

Почему я пишу об этом именно сейчас, через два года после начала этого "флешмоба"? Его суть и идея были понятны сразу же, и я прокомментировал их обыкновенной записью в Facebook. Сегодня же "флешмоб" продолжается и можно подробнее проанализировать его плоды.

Уже неделю московский "креативный класс" в сотнях комментариев обсуждает истории двух женщин, живших в разное время с одним из представителей этого самого "креативного класса". Дамы написали каждая по длиннющему посту, в котором во всех подробностях излагают историю своих отношений с мужчиной. Включая то, как употребляли с ним наркотики и что делали под влиянием этих наркотиков. И то, как по его просьбе изображали животное, надевая на голову пакет и лая как собака. И многое другое (различной степени интимности). Всё это, естественно, под тэгом #янебоюсьсказать.

Интересно, что жили с этим человеком они добровольно, сами к нему приходили и все осуждаемые ими уже сегодня выходки раньше добровольно терпели. Сказать, чтобы их собственное поведение было лучше поведения их партнера, даже исходя из предвзятых обсуждений, нельзя. В принципе, ничего выдающегося. В семейной жизни готовых рецептов нет.


фото: соцсети

Что можно сказать? Изнасилование – это ужасно. Насильник достоин наказания. А общество должно приложить любые усилия, чтобы изнасилования искоренить. Но большинство признаний – совсем не про это! Точнее, слово "изнасилование" притянуто туда за уши. Без шуток, есть история о девушке, которая поехала пить в гости к трём парням, после распития спиртного они ей "предложили сходить вместе в ванную". А ей "так хотелось любви"… Следующее её же воспоминание – "чёрный стриптизёр в баре", который "выдергивает её на танец", а потом на себе (!) уносит в гримёрку… А потом она возвращается в бар и ей "как-то стыдно"…

Может, дело тут не в "проклятых мужчинах-насильниках"? А в идеологической ангажированности такой "борьбы"? Вот характерный пример. Ещё одна пользовательница "Фейсбука" вспоминает, что её шесть лет назад изнасиловал мужчина. Но нет, она не будет предавать его имя гласности. Почему? Потому, что он – неолиберал и феминист, и вообще "стоял у суда Pussy Riot с микрофоном". Понятно? Свои, неолибералы и феминисты – вне какой-либо критики.

И если учитывать это, вся интернет-кампания предстаёт в несколько ином свете. Истории обсуждаются (и распространяются) определённым кругом лиц. Представителями "креативного класса". В профилях – редакторы телекомпаний, актёры, драматурги, сценаристы, режиссёры, операторы, художники. Обсуждение в этом кругу личных вопросов мгновенно обрастает ярлыками "абьюзинга", "газлайтинга", "виктимблейминга", "объективации", "мизогинии", "шейминга", а также обвинениями в "перверзном нарциссизме" и "токсичной маскулинности". Сразу выделяется группа людей, готовых заклеймить, предать суду и наказать. Часть комментариев сразу выдаёт активисток различных феминистских и околофеминистских сообществ.


фото: globallookpress

Кстати, оттуда же этот новояз. А точнее, речекряк. Как определяет речекряк "Википедия", это высказывание, сделанное машинально, по привычке, выработанной идеологизированным воспитанием. В странах Запада подобная идеология уже стала мейнстримом. В один ком сплелись левые активисты, феминистки, борцы за права ЛГБТ и трансгендеров в особенности. В университетских сообществах принято всячески клеймить мужчин. Якобы каждый из них – потенциальный насильник. И должен каяться, каяться, каяться. Здесь же обязательное навязывание "феминитивов" – слов типа "редакторка", "врачиха", "гинекологиня", "членка". Если ты их не употребляешь в обязательном порядке – значит, ты "реакционен" и "токсично маскулинен". Враг, в общем.

По-русски это звучит смешно, но на Западе людям, уволенным из-за травли "прогрессивных борцов за социальную справедливость", не до смеха. И тут речь идёт уже не о продюсерах типа того же Вайнштейна, к которому многие актриски ради роли и гонорара сами готовы запрыгнуть на колени. А о преподавателях университетов, например. Которые без должного, по мнению активистов и активисток, восторга воспринимают новые "прогрессивные" веяния и продолжают учить классической науке, в которой – о, ужас! – большинство выдающихся людей – писателей, историков, физиков, математиков – белые гетеросексуальные мужчины! Вводятся разнообразные "гендерные исследования" (Gender studies), включающие в себя предметы типа "женской истории", "гендерной лингвистики", "женского письма". Попробуй, не согласись, что кроме мужчины и женщины есть ещё 56 равнозначных "гендеров"! Как не согласиться, если уже приняты официальные документы и классификаторы, одобренные в ООН, Евросоюзе и ПАСЕ!


фото: WS Society

Кстати, характерно, что редакторы телекомпаний, актёры, драматурги, сценаристы, режиссёры, операторы, художники (вместе с "редакторками", "драматургинями" и т. п.), обсуждающие "токсичную маскулинность" в Facebook, ничего против модных извращений не имеют. У многих из них на аватарках есть символика ЛГБТ, а если нет, то толерантностью к ЛГБТ проникнута каждая их страничка. То есть эти люди (исходя из их специальностей и мест работы) формируют или пытаются формировать нашу картину мира. И неудивительно, что с пугающей регулярностью творческий мир больших городов сотрясают скандалы, связанные с пропагандой извращений, издевательством над всеми традиционными ценностями и, одновременно, разворовыванием государственных денег режиссерами всех этих современных театров. Что, однако, совершенно не мешает всем этим творческим товарищам предлагать нам не только свои спектакли (уже вызывающие у зрителей активный протест в форме митингов!), но и безостановочно проводить мероприятия масштабом поменьше: всевозможные выставки, семинары, школы и слёты. На которых распространяют свой, крайне специфический и во всех смыслах нетрадиционный взгляд на отношения мужчины и женщины и на наше общество в целом. Все эти выставки и другие мероприятия откуда-то финансируются, на них выдаются гранты, да и все эти "креативные товарищи" на что-то ведь живут. И живут неплохо, раз имеют деньги на наркотики.

Нет, от "социальной борьбы" феминисток и ЛГБТ-актива изнасилований меньше не стало. Нигде. Напротив, там, где оголтелый левофеминизм побеждает и все эти "гендерные исследования" становятся господствующей идеологией, изнасилований становится больше. В том числе открытых, наглых и дерзких. Просто совершать их дозволяется привилегированным группам. Вроде ближневосточных мигрантов, которых левофеминистические правительства радостно запускают в европейские страны, из соображений политкорректности буквально закрывая глаза местным полицейским на их бесчинства. И запрещая говорить в СМИ, что массовые беспорядки, в том числе изнасилования на улицах европейских городов, совершает не абстрактная "молодёжь", а совершенно конкретные группы мигрантов, завезённые в страну "прогрессивными политиками".


фото: twitter

И в то же время свои, коренные мужчины максимально гнобятся. Путём обвинений в "харрасменте", то есть в сексуальных домогательствах. Открыл дверь перед дамой, сделал комплимент, подал ей руку – значит, домогаешься. В ряде стран (а теперь уже и на Украине) принимаются новые законы, требующие как-то зафиксировать "согласие на секс". Учитывая, что это редко происходит в присутствии третьего лица, то юридически зафиксировать согласие не представляется возможным. А в оборот уже введено такое понятие, как "посткоитальное несогласие". То есть сначала она хотела, а потом, уже после, пожалела, что хотела. Она – потому что, согласно этим законам, изнасилованием считают проникновение в тело. То есть виноват всегда мужчина. Он насильник в любом случае. Ну, если, конечно, он не бородатый боевик какого-нибудь ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ), выдающий себя за несовершеннолетнего беженца. Таким можно всё.

Мы видим, что не так уж невинна эта "борьба за социальные права". И не так невинен современный феминизм. Все эти леволиберальные веяния, навязываемые нам, это не блажь креативных режиссеров с "редакторками". Это целенаправленная политика, информационно-психологическая составляющая гибридной войны, направленная против нашего общества, а шире – против всего человеческого, что ещё осталось на этой Земле, – семьи, брака, детства, чести и морали.

Алексей Селиванов

Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх