Большевизм как идеология каинистов. А.И.Гончаров

Опубликовано 19.05.2020
Большевизм как идеология каинистов. А.И.Гончаров

9 февраля Русская Православная Церковь совершает празднование Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Именно новомучениками и исповедниками Православная Россия ответила на большевизм, пришедший на ее территорию. Святостью и верностью она ответила на безбожие и погром традиционных основ жизни.

Совершенно не правы те, кто связывает большевизм с марксистами-ленинцами, дорвавшимися до власти в 1917 году. Хотя само слово «большевик» вошло в политический лексикон в 1903 году после II съезда Российской социал-демократической рабочей партии, прошедшего в Брюсселе и Лондоне.

До сих пор имеются так же лица ученого вида и с учеными степенями, полагающие, что большевизм как идеология и практика – явление чисто русское. Наверное, им так удобнее писать и говорить.

Но русский писатель И. С. Лукаш (1892—1940) еще в первой половине XX века понял, что «…большевик русский, английский, французский, немецкий, китайский, негритянский – один и тот же тип укороченного, духовно отравленного человека. Большевизм – кочующая всесветная зараза, а не особое русское явление».

Впрочем, другой русский писатель И. А. Бунин, рассуждая о большевиках, отметил почти тоже самое, подчеркнув исторический аспект: «Они, эти висельники, дотла разорившие богатейшую в мире страну (Стеньке это не удалось за отсутствием в то время интеллигенции и Ллойд-Джорджей), убившие и уморившие буквально десятки миллионов русских душ, теперь, на четвертый год своей деятельности, начинают нагло почесывать в затылке и ухмыляться:

– Вот черт! Даром, кажется, пропала работа! Ничегошеньки не вышло из нашего «опыта»! Впрочем, не беда – одурачим, вывернемся. Одной поэзией, и то одурачим. Замутим им голову каким-нибудь Блоком, Белым… скажем, что мы фанатики… что, благодаря нам, Россия все-таки переродилась для новой, прекрасной жизни… что зерно, ежели не умрет, то и не оживет… За милую душу вывернемся!

И вывернутся. И даже в историю в нимбах войдут…»

Бунин здесь сказал о Разине, о союзниках большевиков и, конечно же, предсказал наши дни, когда Ленин вместе со своей компанией изображаются гг. коммунистами радетелями России и «счастья народного».

Большевизм, как феномен, в Россию пришел из вне. А чисто исторически он зародился в глубокой древности. Естественно, название он получил только в прошлом веке.

В писаниях святых отцов и учителей Церкви, а также вполне современных нам ученых: Е. А. Авдеенко и В. Ю. Катасонова встречается термин – цивилизация каинитов (каинитян). Все упирается в фигуру библейского Каина и дела его потомков.

Каинитская цивилизация и была родоначальницей большевизма как идеологии. Большевизм – это разновидность каинизма, которая удовлетворяет потребности современных каинистов (т. е. вольных или невольных духовных последователей Каина).

Каинитская цивилизация базировалась на нескольких важных принципах: отказе от поклонения Богу Творцу, протесте против Него, предпочтении материального мира духовному, распространении городов (в качестве мест торжества человека над природой), совращении верующих в антитеизм, разрыве с традицией.

Большевизм – это идеология преимущественно городская. Ни одна из революций не вышла из деревни. Сельское население живет в согласии с окружающим миром и природными циклами и отнюдь не рвется к механическому и насильственному переустройству общества.

Только в городе, где разорваны родственные и соседские связи между людьми, революционный переворот может обрести свою реальность. И чем меньше город привязан к селу, чем больше его размеры, тем выше революционность его жителей.

Большевизм оперирует массами, хотя и обещает нечто личности. Но масса – это опять же понятие невозможное без города, точнее крупного города, мегаполиса.

Французская революция конца XVIII века – это Париж. Революция в России 1905—1917 гг. – это Москва и Петроград. Революция из центра несется в глубинку, так же распространяется и большевизм. Далеко не случайно, что Белое движение выступило против большевиков не в столицах, а в провинции. В Москве и Петрограде идеология большевизма слишком быстро захватила толпы.

Однако, давайте разберемся с большевизмом несколько подробнее.

Во-первых, большевизм не является способом улучшения жизни трудящихся сословий и классов. Он их только использует в качестве «пушечного мяса» революции.

Во-вторых, большевизм – это тяга к абсолютной власти над телами и умами людей. Так как властвовать над большинством населения на первом этапе господства невероятно сложно, то большевизм подбирает меньшинство, которое в силу разных причин должно и обеспечить ему властвование.

В этом отношении бывший президент США Барак Х. Обама, практически, ничем не отличается от В. Ленина или Л. Троцкого.

Меньшинство или меньшинства допускаются к государственной кормушке, а большинство окончательно отстраняется, в случае же протеста – терроризируется.

В-третьих, властная пирамида большевизма носит кастовый характер.

Дадим слово Ильичу: «Но диктатуру пролетариата через его поголовную организацию осуществить нельзя. Ибо не только у нас, в одной из самых отсталых капиталистических стран, но и во всех других капиталистических странах пролетариат все еще так раздроблен, так принижен, так подкуплен кое-где (именно империализмом в отдельных странах), что поголовная организация пролетариата диктатуры его осуществить непосредственно не может. Диктатуру может осуществлять только тот авангард, который вобрал в себя революционную энергию класса. Таким образом, получается как бы ряд зубчатых колес. И таков механизм самой основы диктатуры пролетариата, самой сущности перехода от капитализма к коммунизму…

Нельзя осуществлять диктатуру без нескольких «приводов» от авангарда к массе передового класса, от него к массе трудящихся».

(В. И. Ульянов-Ленин. О профессиональных союзах, о текущем моменте и об ошибках т. Троцкого // ПСС. – Т. 42. – С. 204-205.).

Итак, по Ленину верхний слой или каста самых продвинутых и подкованных – «авангард пролетариата», ниже идет «пролетариат», с помощью коего и контролируется масса.

Совершенно не вызывает каких-либо возражений механистический строй такого общества. Ленин откровенно говорит о «зубчатых колесах». Безусловно, это легко признать аллегорией. Но в качестве аллегории общества выступает механизм. Ну, любят каинисты механизмы, что тут поделать! И к людям отношение соответствующее. Если в механизме стоит деталь вполне добротная, но не подходящая, то ее снимают и выбрасывают. А ежели механизм надо перебрать и переделать под другие функции, то выбраковка деталей разворачивается нешуточная. Отсюда проистекают и «красный террор» и репрессии. Только выбраковываются люди, а не винтики и шестеренки. Так же и Каин Авеля выбраковал. И сие не шутка…

Христианство не занимается подобной выбраковкой. Человек ведь «образ и подобие Божие». Выбраковка – это преступление не только против человеков, но и против Творца. Только в отдельных протестантских сектах, ушедших от христианства на неизмеримую величину, выбраковка оказалась возможной. Но даже американские протестанты отнеслись к уничтожаемым ими индейцам, все же не как к деталям, но животным. Хотя хрен редьки не слаще.

А еще каинисты, потеряв Бога, заменяют поклонение Ему вождизмом, фюрерством, то бишь культом человекозверия. Тот, кто находится на вершине «пищевой цепочки» большевизма объявляется самым мудрым и непобедимым вожаком стаи.

Культ Ленина начал оформляться сразу же после революции. Достаточно вспомнить опус Емельяна Ярославского «Великий вождь рабочей революции Владимир Ильич Ульянов-Ленин» (1918 г.) Но уже после смерти товарища Ульянова начинается самая настоящая вакханалия. В 1925 г. выходят первые воспоминания Владимира Дмитриевича Бонч-Бруевича «Нападение бандитов на Ленина в 1919 году».

Очень любопытен и советский пропагандистский плакат, нарисованный по моде Древнего Египта: фараоны, Ленин и Сталин изображались в сходной манере, гораздо крупнее всех прочих.

В современном нам мире большевизм никуда не исчез. Там, где мнят себя скульпторами, лепящими из массы что угодно, он процветает. Там, где готовы избивать «врагов народа», он диктует свои условия. Там, где вместо человека – соработника Богу, видят винтик, он живет и здравствует. Там, где воссоздают кастовое общество, им воняет за семь верст.

Что же противостоит большевизму-каинизму до сих пор? Православие! Ненависть против него в современной Российской Федерации разжигается далеко не произвольным образом. Каинисты составляют основное ядро нынешних богоборцев, храмоборцев и виртуальных сокрушителей «жирных попов на мерседесах». Церковь ведь всегда напоминает сторонникам большевизма, что человек есть человек и ходит он под Богом. На страже Церкви стоят новомученики и исповедники. Они являются примерами для христиан на века и века.

Почему пострадали новомученики? Ответ ясен – они крепились в вере и не хотели становиться винтиками в обществе-механизме. И большевизм ничего с ними не смог сделать. Даже убитые новомученики торжествуют над большевизмом, как Авель над Каином.

Александр Гончаров

Историк, кандидат филологических наук, православный журналист, корреспондент ИМЦ "Православное Осколье"

Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Авторы
Евгений Шевцов
Севастополь
Николай Зиновьев
станица Кореновская, Краснодарский край
Наверх