ИЗ АРХИВОВ. "МЕЖДУ ОПТИМИСТИЧЕСКИМ ПРАГМАТИЗМОМ И КРИТИЧЕСКИМ ИДЕАЛИЗМОМ." ИЛИ КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ОДНОГО ИЗ НАЗАРОВСКИХ РАСКОЛОВ СРН.

Опубликовано 23.07.2019

Предисловие.

Данная архивная работа 2012 года выкладывается по настоятельной просьбе наших коллег из ЛИК «Русичъ»в связи поднятой М.В. Назаровым скандальной волной из-за публикации у них на сайте статьи Михаил Назаров раздувает грязную клеветническую кампанию против сайта «Литературно-Исторический Клуб РусичЪ»!, напечатанной у нас под названием ОЧЕРЕДНАЯ КЛЕВЕТА МАЙКЛА НАЗАРОФФА! Этот материал породил многостраничные комментарии и хайп, организовывать который приснопамятный М.В.Назаров, как известно, большой мастер, можно сказать профессионал с большой буквы «П».

Нижепубликуемая работа располагалась на закрытом по настоянию СБУ сайте «Белый Харьков» и восстановлена из архивной копии базы данных сайта в первозданном виде из кодов, без фото и прочей оформительской «красоты». Она в свое время вызвала выход подавляющего числа активных отделов из организации Назарова, поэтому интерес к тем событиям, как оказалось, сохраняется и поныне.
Так же для интересантов выкладываем серию ссылок на полемику тех времен: это

Итак,

Открытое письмо К.Ю. Душенову по поводу статьи «Воины света» в параллельной России».

Глубокоуважаемый Константин Юрьевич!

Хотя я и другие, находящиеся в единомыслии соратники из Малороссии, давно и внимательно следим за циклом Ваших последних статей, формальным поводом для написания этого письма послужила публикация на сайте СРН Вашей статьи «Воины света» в параллельной России.

Как отметил в своих комментариях к ней главный редактор сайта СРН М.В. Назаров, Ваша статья была «прислана специально для нашего сайта для обсуждения соратниками СРН». Да и Вы в послесловии назвали свою статью «предложением к откровенной и нелицеприятной дискуссии».

Поэтому считаю, что теперь и искать не надо более удобного случая, чтобы обсудить весь комплекс, или хотя бы основные узлы современных проблем, стоящих перед Союзом Русского Народа и вообще Русскими патриотами. Тем более что такой откровенный разговор назревал очень давно.

Что же мешает «нашему внутреннему единству — и мировоззренческому, и политическому, и организационному»?

Это письмо —попытка сформулировать свое видение, поэтому заранее прошу прощение за многословие. Планка дискуссии, поставленная Вами, действительно высока и телеграфным стилем сообщения на форуме или комментария на сайте здесь не обойтись.

***

Еще до того, как Вы начали публиковать свои последние злободневные статьи, мы — группа соратников СРН в Малороссии — внимательно следили за событиями, связанными с попыткой либеральных антирусских сил учинить в России «болотный бунт» с прозрачной целью ликвидации остатков Русской государственности, даже в ее нынешнем, далеком от идеала состоянии. И одни факты, касающиеся методов участия в этих событиях сил, называющих себя националистическими, вызывали наше недоумение, а другие — понимание того, что политическая ситуация в России за последние 12 лет действительно начинает вступать в новую фазу.

Однако от громких публичных заявлений с выводами и анализом этих событий и я, и мои единомышленники воздерживались, поскольку, находясь вне пределов РФ, территориально удаленно от эпицентра событий, посчитали такие заявления мало уместными, справедливо полагая, что по поводу российских событий удобнее высказывать соратникам из России.

Такие комментарии к событиям, конечно, последовали. Однако нам казалось, что в них отсутствовал важный момент, а практические выводы и тактика поведения соратников «на местах» вызвала недоумение. Например, коробила допустимость «осторожного участия» в акциях, организованных «болотными революционерами». Пусть и с прагматичной целью донести нашу позицию до пришедших на акции протеста. Хотя с этим и можно было бы согласиться как с тактическим, компромиссным приемом, но, как говорится, осадочек оставался. Поскольку совсем не понятно было, как это «наши протесты могут быть» пусть «лишь внешне», но «схожи с либерально-западническими»?! (из заявления МГО СРН). Как будто для конструктивной критики и высказывания своей позиции нельзя было найти другие, более подходящие, времена и обстоятельства….

Еще большее недоумение вызывали те националисты, которые становились с Имперскими флагами в колонны протестующих и надеялись, что жидовско-либеральные заправилы этих акций будут воспринимать их как равноправных партнеров и дадут во весь голос и на всю страну высказать свою позицию. Смешно и горько нам в Малороссии потом было читать в Сети их обиженные сетования на «непартнёрское поведение» устроителей этих шабашей. Как будто не для таких патриотов Иван Ильин писал в свое время, что «враг моего врага может быть моим злейшим врагом». Увы, но далеки от народа оказались те борцы с режимом из числа ориентированных на национальную революцию патриотов, которые забыли простую мудрость о том, что горек хлеб в доме врага. А народная природная брезгливость считает зазорным с законченным подлецом и нужду вместе справить, не то, что за правду вместе бороться.

Настолько такие патриоты оказались ментально инертны и зациклены на антивластной, «нулевых» годов риторике, направленной против «кровавой гэбни» и «жидо-кремляди», что не смогли они рассмотреть произошедших перемен в российской политике. И эта инерция оказалась так велика, что даже сегодня, спустя чуть ли не полгода после «болотных» событий, мы наблюдаем, что российский патриотический эфир наполняют те, кого Вы, Константин Юрьевич, так образно назвали «воинами света».

Получалось, вроде так, что лицом к лицу лица не видно, а большое видится на расстоянии. Пусть это расстояние — лишь граница между современными государствами Украина и Россия.

Нельзя сказать, что мы совсем не пытались обратить внимание соратников на то, что изменения политического климата России, как минимум, диктует необходимость применения новой тактики. А как максимум — обсуждения и проработки открывающихся стратегических перспектив. Поскольку нынешняя власть, ощутив нарастание внешнего давления, должна была на это реагировать изменением устоявшегося политического курса. Ведь за попыткой революционного слома современного российского государственного механизма последовала новая яркая, явно заказная, попытка взлома сакрального Православного пространства, нападения на Русский Православный архетип. И уж совсем нелепо стали выглядеть, например, объяснения коммунистов и намеки некоторых нац.патриотов, что «болотные события» — это некий сговор «нынешнего компрадорского режима с его заокеанскими кураторами». Ибо очевидно, что власть для своего укрепления заинтересована в «маленькой победоносной войне», но никак не в широкой дестабилизации обстановки в стране. И она вряд ли будет открывать ящик Пандоры ширящихся сейчас столкновений на религиозной почве.

В связи с этим я, посоветовавшись с соратниками, старался предпринять некоторое шаги, чтобы хотя бы во внутренней переписке Главного Совета «без истерики и ругани, спокойно, объективно и уважительно» (КЮД)обсудить эти изменения. В частности заметить, что в стране происходят перемены с далеко идущими последствиями, и градус критики «апостасийных властей» нужно бы соизмерять с ее фактическим, а не предполагаемым и декларируемым, результатом. Однако даже эти осторожные попытки начать дискуссию встретили достаточно резкую отповедь.

***

Надо ли говорить, что в этой ситуации Ваши, Константин Юрьевич, статьи пришлись как нельзя кстати. В них не только в основном адекватно были сформулированы те вопросы и обозначены проблемы, которые витали в воздухе и которые так волновали нас. Не только Ваши выводы оказались созвучны тому впечатлению от событий, которое давно сложилось у нас. Именно они стали тем шансом на «открытую и нелицеприятную дискуссию» внутри Союза, которая, что называется, назрела и сполохи которой то там, то тут прорывались во внутрисоюзных обсуждениях совершенно разноплановых вопросов.

Ваши статьи были встречены в патриотической среде прохладно по разным причинам. Некоторая часть патриотов усмотрела в них ангажированность и поспешила определить их как «продажные». Однако такие утверждения носили чисто эмоциональный характер и не были, да и не могли быть, должным образом аргументированы.

Публичный характер, нужную остроту и конструктивный характер эта дискуссия приобрела, когда Ваши работы были опубликованы на наших сайтах с комментариями их главного редактора, заместителя председателя Главного Совета Союза и председателя Московского отдела Михаила Викторовича Назарова (или МВН, как он часто, для удобства себя и называет). Это интервью от 16.08.2012 в Ириновской реабилитационной больнице (http://www.rusidea.org/?a=130130), опубликованное на сайте издательства «Русская Идея», и публикация статьи «Воины света в параллельной России» на главном сайте Союза Русского Народа (http://srn.rusidea.org/?a=30054).

Нужно отметить, что именно позиция М. В. Назарова, как оппонента по поднятым Вами вопросам, является наиболее целостной, системной и аргументированной. Она внутренне взаимоувязана не только с его анализом сегодняшнего политического состояния России и Русского движения, но и, можно сказать, вытекает из всей многолетней публичной позиции Михаила Викторовича, которая хорошо известна по его многочисленным работам. Именно поэтому его комментарии представляют наибольший интерес во всей этой полемике.

Из комментариев следует, что Ваши с МВН позиции в чем-то сходятся, но в чем-то и существенно разнятся. А конкретнее, из всего написанного можно выделить сходство:

стратегических целей: восстановление справедливой, традиционной для России исторически власти, которая обеспечит возрождение всего Русского жизненного уклада в соответствии с уваровской триадой «Православие. Самодержавие. Народность» («Константин Юрьевич не отказывается от такого стремления к нашему общему идеалу православной власти» — МВН);

общая констатация основных путей «возрождения России»легального и нелегального(революционного) — и того, что в нынешних условиях «революционный» вариант невозможен из-за слабости патриотического движения, которое не сможет в случае «бунта снизу» удержать власть. Вследствие чего она неизбежно будет перехвачена и обращена на пользу внешнему врагу. М.В.Назаров пишет: «…для нас неприемлемо свержение неправедной власти любой ценой»». Вы этот пункт дополнительно и, на мой взгляд, очень верно конкретизируете еще и тем, что «революция «снизу» — всегда смута, хаос и кровь. Революция «снизу» — всегда революция еврейская, антигосударственная и антинародная». Обе стороны осознают, что, если невозможны нелегальный и легальный путьвозрождения, то остаётся единственная для России и Русского Народа возможность возврату к традиционному состоянию. Это катастрофический путь через голод, потрясения, Мировую Войну, огромные жертвы и возможную потерю большой части территории, как, в итоге, благодатные и очистительные испытания, которые смогут существенно ускорить процесс прозрения и покаяния власти «сверху» и народа «снизу». Именно это прозрение и «ускоренное созревание» позволит Русским получить и использовать Божию помощь для своего перерождения и Русского воскресения. И именно на этот сценарий, как наиболее вероятный, нам указывает Православное Предание в переданном нам благодатном опыте откровений святых отцов недавнего прошлого.

Единство позиций наблюдается в общей констатации необходимости выдвижения власти ряда обязательных требований «как плату … за нашу лояльность», а также согласие, с оговорками, с тем, что «поливая грязью патриарха и президента, нынешние еврейские «оранжисты» и «болотные революционеры» метят не в них, а в Россию и в Церковь».

Практически этим сходства и ограничиваются. А после ложки меда в виде признания, что Константина Юрьевича МВН не считает «перебежчиком», признания, также с оговорками, права иметь свое «изложенное мнение», следует бочка дегтя в виде привычного навешивания ярлыка «православного путиниста» (ведь он «уверенно вошел в их число») и жесткое отмежевание за себя и весь СРН (!) от его позиции («Считаю допустимым для него (но не для себя и СРН) иметь им изложенное мнение, со следующими оговорками»).

Остаются отличия, кроме означенных выше комментариев, за которыми все интересующиеся привычно отсылаются Михаилом Викторовичем к своим работам последнего периода.

На каких же отличиях позиций уважаемых оппонентов, излагаемых МВН, хочется остановиться особо? И какие практические и теоретические выводы он из них делает?

***

Одно из основных отличий позиции МВН в том, что, как он пишет: «я при всем моем отрицании данных идеологов «болотных революций» не могу разделить оптимизма Константина в надежде на перерождение нынешней власти».

Таким образом, вопрос о власти, как государственной, так и духовной, о правильном отношении к ней патриотов-черносотенцев — это основной нерв данной полемики, и не только этой. Это мировоззренческий водораздел, разделяющий православных монархистов.

Поэтому, думаю, уместно будет привести некоторые основные положения Православного учения о власти. В кратком изложении этого учения хочу в первую очередь сослаться на мнение таких признаваемых большинством православных монархистов авторитетов как преп. Иустин (Попович), И. Ильин и архиеп. Аверкий (Таушев).

Итак, согласно Православному представлению, государственная власть — это институт, установленный самим Богом. Это инструмент безопасного и законного устроения общественной жизни, призванный препятствовать умножению зла и споспешествовать утверждению добра, всякой Божией правды в любом социуме. Усложнение человеческого общества и отношений в нем, в результате сложного исторического развития, которым руководит Промысл Божий, привело к образованию государств и государственной власти. По словам епископа Никодима (Милаша), «для направления человеческих законов… к цели, предначертанной Промыслом Божиим, Бог даровал, как и первому главе семьи, государственной власти силу, чтобы она рукою, вооруженною мечом правды и справедливости, вела людей во имя Его благим путем» (Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Далматинско-Истрийского. Перевод с сербского Т. 1. СПб., 1911).

Иером. Иов (Гумеров) в связи с этим вопросом пишет: «В сотворенном Богом мире всякая власть исходит от Бога: власть человека над природой (Быт. 1.28), мужа над женой (Быт.3.16), родителей над детьми (Лев.19.3), царя над подданными. Господь из начальной безвидности и пустоты (Быт.1:2) устроил порядок: И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма (Быт.1:31). После дней творения Бог не оставил мир на произвол. Для поддержания порядка во всех областях бытия Бог установил различные виды власти. В этом смысле всякая власть от Бога. Она хранит мир от губительного неустройства. Опыт показывает, что наиболее тяжелыми для народа периодами всегда являются времена безвластия — так называемые смутные времена. «Многовластие же порождает партии, а партии — причина разделения и разложения» (преп. Феодор Студит. Подвижнические монахам наставления. Слово 41).

Не только вождям и правителям избранного народа Господь дает полномочия управлять подданными, но и языческим монархам. Так, например, Навуходоносор был поставлен по воле Божией над всем ближним Востоком (Иер. 27:6; Дан.2:37). Однако из этого не следует, что все деяния власть предержащих угодны Богу.»

Историячеловечества достаточно красноречиво свидетельствует, что духовное «качество» власти зачастую зависит от духовного состояния народа, которым она управляет. То есть власть дается в наказание за грехи или по благословению за благочестие. В таком случае, часто дурная власть — это средство вразумления, толкающее народ к осознанию своего уклонения со стези Божией, средство его духовного оздоровления. Это своего рода Божия епитимия, которую Он как Первосвященник накладывает на народ, как на провинившееся чадо, и поэтому её надо принимать из Его любящей руки с благодарностью, как горькое лекарство. И понести назначенное наказание достойно, терпеливо ожидая прекращения сроков его действия.

Далее иером. Иов пишет: «Поэтому при утверждении, что нет власти не от Бога (или по церковно-славянски: «Несть бо власть, аще не от Бога» — прим.ОВЗ) (Рим.13:1), надо различать власть, прямо установленную Богом, по Его благословению, и власть, попущенную Им. «Потому вправе мы сказать, что самое дело, разумею власть, т. е. начальство и власть царская, установлена Богом, чтобы общество не пришло в неустройство. Но если какой злодей беззаконно восхитил сию власть, то не утверждаем, что поставлен он Богом, но говорим, что попущено ему … изблевать все свое лукавство, как фараону, и в таком случае понести крайнее наказание» (преп. Исидор Пелусиот. Письма, ч.2. К Дионисию). Даже помазание на царство не исключает тяжелые ошибки и преступления, не угодные Богу. Достаточно вспомнить библейскую историю.»

Иван Ильин в работе «О «богоустановленности» советской власти» пишет: «Быть от Бога» значит быть призванным к служению Богу и нести это служение; это связывает и ограничивает саму власть. Это не значит, что власть свободна творить любые низости и мерзости, грехи и окаянства, и, что бы она не творила, — всё будет «исходить от Бога» и всё будет требовать от подданных, как бы гласом Божиим, совестного повиновения. Но это значит, что власть устанавливается Богом для делания добра и поборения зла; что она должна править именно так, а не иначе. И если она так правит, подданные обязаны повиноваться ей на совесть.

Таким образом, призванность власти Богом — становится для неё мерилом и обязанностью, как бы судом пред лицом Божиим. А совестное, свободное повиновение подданных оказывается закрепленным, но и ограниченным этим законом. Поскольку же «ограниченным»? Постольку, поскольку живущий в сердцах подданных закон христианской свободы зовет их к лояльности или же возбраняет им эту лояльность.»…

«И если оказывается, что по нашей свободной и предметной христианской совести (не по произволу и не по страсти!) — власть сия есть сатанинская, то мы призваны осудить её, отказать ей в повиновении и повести против неё борьбу словом и делом, отнюдь не употребляя нашу христианскую свободу для прикрытия зла, т.е. не искажая голоса своей христианской совести, не прикрашивая дел сатаны и не возводя их криводушно к самому Христу; с тем, чтобы теперь же принять на себя все последствия этой борьбы, а впоследствии ответить за каждый шаг наш со всем дерзновением и со всем смирением христианской свободы.

Это путь древний, православный. Впервые он был указан апостолами: «должно повиноваться больше Богу нежели человекам» (Деян. 5:29). И затем на протяжении истории христианства этот путь был пройден многими святыми. Чтобы указать только на историю России, вспомним: преп. Сергия Радонежского, подвигающего Дмитрия Донского на татарскую власть, как не установленную Богом; св. митрополита Филиппа, обличающего Иоанна Грозного и умучиваемого им за то через Малюту (обращаю внимание почитателей Царя Иоанна как святого, что Ильин высказывает тут свою, опирающуюся на общепринятый исторический взгляд, позицию — прим. ОВЗ); патриарха Гермогена, поднимающего Россию на богопротивную власть поляков, засевших в Кремле; и, наконец, патриарха Тихона, дословно писавшего коммунистам 19 января 1918 года: «Властью, данной нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите ещё имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной». «Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы».

Единомысленно И. Ильину и в полном соответствии с Православным учением о власти преп.Иустин (Попович) писал: «Повиноваться Богу больше чем людям, это Ее принцип над принципами, святыня над святынями, мерило над мерилами. Власть в принципе от Бога (Рим. 13, 1-6): и иерархия ценностей и иерархия порядка — от Бога. Поэтому в принципе надо покоряться власти как упорядочивающей и как содержащей этот богоданный и божественный порядок в мире. Иначе — падение и впадение в безвластие, анархию.

Властям надо покоряться, поскольку они содержат божественный порядок в мире, поскольку они — «слуги Божии» и как слугам Божиим. Покоряться властям надо, потому что как слуги Божии они носят меч, которым наказывают зло и защищают добро. Покоряться властям надо, потому что они, слуги Божии, «страшны для злых дел», а не для добрых.

Но когда власти становятся страхом для добрых дел, когда власти гонят Божие добро, и больше всего добро и вседобро этого мира — Господа Христа, и тем Его Церковь, тогда таким властям не следует покоряться, ни слушать их. С ними христианин должен бороться, и именно святыми, Евангельскими средствами бороться. Никогда христианин не смеет более покоряться людям, чем Богу, особенно же людям, которые против Бога истинного и против Его Евангелия.

Власть в начале, в самом принципе от Бога. Но когда власть отпадает от Бога и выступает против Бога, тогда она превращается в насилие и этим перестает быть от Бога и становится от диавола.

Значит, мы, христиане, знаем и тайну власти и тайну насилия: власть — благословлена Богом, насилие же проклято Богом. Всё, что от Бога — добро, коль скоро им злоупотребляют — оно от диавола.»

Далее преп. Иустин пишет важные слова об отношении власти и Церкви, о критериях правильности при выработке такого отношения: «Богу Божие — кесарю кесарево» — это Евангельский принцип сосуществования между Церковью и государством. Не сотрудничества, а коэкзистенции между Церковью и государством. Не сотрудничества тем более, когда «кесарь» гонит всё, что есть Божьего, и не хочет знать ничего Божьего, и лишь уничтожить хочет всё, что Божие. Здесь нет главных условий для сотрудничества. Или равноправное сосуществование установок и человеческих личностей, или же страдание Церкви от гонителей, мучителей, насильников, которые отрицают и гонят Бога и Божие, а диктатурой навязывают анти-Бога и анти-Божие. Тогда Церковь и государство — врозь, отдельно, сами по себе.» (цит. по Иустин (Попович). Об отношении Церкви к властям).

Поэтому архиеп. Аверкий (Таушев) в работе «Учение Церкви о власти» восклицает: «В самом деле, разве можно богоборческую советскую власть, насильственным путём утвердившуюся на нашей несчастной Родине, считать властью богоустановленной и относить к ней слова св. ап. Павла в его послании к Римлянам, гл. 13, стихи 1-5: нет власти не от Бога…?»

Как мы знаем, эти авторы формулировали свое изложение взгляд на отношение к власти во времена расцвета мощи коммунистической, богоборческой власти. И поэтому весь пафос их высказываний справедливо основывается на неприятии богоборческой, гонящей и уничтожающей Церковь власти коммунистов в России или Югославии.

Современные православные монархисты, ассоциирующие свои взгляды с Русским зарубежьем и считающие себя духовными приемниками этих выдающихся патриотов и мыслителей, так же основывают свое мировоззрение на неприятии «красного проекта», в первую очередь из-за его агрессивного богоборчества.

Однако в связи с этой позицией мы можем наблюдать некое противоречие: в одних случаях, критикуя так называемый «сов.патриотизм», они утверждают, что коммунизм и советская власть потерпели крушение из-за своего богоборческого характера и лживых духовных идеалов. В других — утверждают, что коммунизм как бы и не умирал, и всё неприятие советской власти своих предшественников переносят на власть современную.

В связи с этим, на мой взгляд, логичнее было бы все-таки определиться: произошел ли «крах «могучего СССР», не устоявшего на лживом марксистском фундаменте» (МВН), и, следовательно, советской власти больше нет. Или же нынешняя власть в России — это полное тождество советского режима, но слегка задрапированное и адаптированное под современные условия, на которое мы обязаны перенести отношение, выработанное в русской эмиграции по отношению к «Советам»?

При всех недостатках сегодняшней политики Кремля, непредвзятый анализ уверенно укажет, что в этой дилемме первый ответ куда ближе к истине. Поскольку отсутствуют фактические признаки того, что нынешняя власть — это власть та советская, а именно:

  • монолитность и обязательность для всех единой идеологии;
  • массовое уничтожение инакомыслящих, широких слоев населения и политические «чистки» в своих рядах;
  • обязательное богоборчество и гонения на верующих, борьба с Церковью с целью Её полного физического уничтожения.

Скорее наоборот, либерализация общественно-политической и религиозной жизни стала настолько велика, настолько стала граничить с бесконтрольностью, что начинает представлять угрозу, как самому правящему режиму, так и территориальной целостности России. И потому встает насущный вопрос о необходимости возврата к более консервативной политике. Поэтому для стабилизации ситуации в обществе, укрепления своего авторитета партия власти, ощущая на себе тот колоссальный напор, который оказывает глобализировавшаяся «мировая элита» против самого принципа национальной государственности, все чаще ищет опоры в официальной Церкви, пытается использовать её авторитет, все еще высокий в народе.

Можно ли в отношении власти современной России сейчас заявить, как заявлял в своё время И. Ильин в отношении «Советов»: «власть сия есть сатанинская!», и считать себя беспристрастным?

***

Очевидно — современные наследники белоэмигрантской идеологии не вышли из состояния войны и упорно продолжают «бороться» с советской властью. В первую очередь, основываясь на том, что власть в современной РФ восстановила часть советской имперской атрибутики, установила «культ Великой Победы», переняла из времен СССР риторику о «советском народе», заменив «советский» на «россиянский», и преследует некоторых Русских националистов как своих политических противников.

Ситуация грустная и анекдотичная. Она сродни той, которая была обыграна в анекдоте времен СССР, когда заигравшийся в войну партизан продолжал совершать рейды из дремучих лесов и пускать под откос поезда спустя уже десятилетия после окончания войны.

Не пора ли некоторым соратникам выходить из борьбы с коммунизмом? В противном случае невыход из нее чреват последствиями, о которых писал в свое время И. Ильин: «Очищение души не менее необходимо и после выхода из борьбы. И прежде всего для того, чтобы обезвредить и погасить в себе всевозможные следы незаметно проникшей заразы: все эти душевные осадки, отпечатки, отзвуки ведшейся борьбы, начиная от вспыхивавшей кровожадности, ненависти, зложелательства и кончая неизжитыми зарядами интриги и коварства. Все эти остатки, не освещенные и не обезвреженные, оседают в душе, как клочья злого тумана по ущельям и расселинам, и незаметно отравляют чувство, волю и мысль человека. Они имеют свойство ассимилироваться душевной атмосфере, и если эта ассимиляция происходит, то они, естественно, сливаются с собственными дурными влечениями человека, питаются ими, подкрепляют их со своей стороны и сильно затрудняют духу ведение надлежащей борьбы с ними.»

Заметно ли такое очищение души у «внутрирубежных зарубежников», в частности у оппонирующего Вам, Константин Юрьевич, М.В.Назарова и его единомышленников? К чему может привести такое душевное состояние? У Ильина там же читаем: «для борьбы со злодеями человеку нужен не только предметный источник и мотив, но и верное видение: очистительная работа необходима борющемуся для того, чтобы верно отличать и видеть подлинное зло, чтобы верно видеть его цели, его работу и его средства и, со своей стороны, верно выбирать необходимые и действительные меры сопротивления. (Здесь и далее в цитатах выделено мною — ОВЗ) Самоотверженная борьба с мнимым злом и мнимыми злодеями есть «донкихотство» — трагикомическое смешение величия и наивной слепоты, в конечном счете, выгодное только злодеям».

Многолетнее окостенение в своих заблуждениях рождает такой знакомый психотип. Поэтому следующую пространную цитату из Ильина я хочу обратить к Михаилу Викторовичу, как неформальному идеологу нынешнего СРН:

«Опыт каждого ограничен — и в размерах данных ему способностей, и в составе изначально доступных ему содержаний. И каждый человек имеет задание растить, очищать и углублять свои способности и предметно проверять, умножать и углублять свои жизненные содержания; пренебрегая этим, он обрекает себя на духовное измельчание и оскудение. Но если таково призвание каждого человека, то для философствующего и учительствующего писателя сомнение в состоятельности и верности своего духовного опыта является первою обязанностью, священным требованием, основою бытия и творчества; пренебрегая этим требованием, он сам подрывает свое дело и превращает философское искание и исследование в субъективное излияние, а учительство — в пропаганду своего личного уклада со всеми его недостатками и ложными мнениями. Как бы ни был одарен человек — ему может нравиться дурное и уродливое; он может просмотреть глубокое и в безразличии пройти мимо священного и божественного; его одобрение не свидетельствует о достоинстве одобряемого; его порицание может быть основано на чисто личных отвращениях и пристрастиях или на панических уклонениях бессознательного (фобиях); его «убеждение» может быть продуктом отвлеченной выдумки, склонности к парадоксу, к умственной аффектации, к необузданному протесту или рисующейся стилизации. И беда, если опасность и недопустимость такого учительства ускользнут от философа, если религиозность не научит его умственному смирению, если он начнет благоговеть перед своими пристрастиями и отвращениями!Тогда вся его философия окажется в лучшем случае удачным самоописанием, как быавтопортретом его души, а его учение — призывом к воспроизведению этого портрета в других душах…

Для того чтобы учить, например, о соотношении «зла» и «любви», недостаточно «представлять себе» то, что обычно представляют себе при этом философски неискушенные обыватели: «зло» совсем не совпадает с тем, что «меня возмущает», или что «меня особенно возмущает», или что меня всегда возмущает; … Если мыслитель успокаивается на таком или подобном этому истолковании, да к тому же еще мнит себя обладателем последней истины, то он обеспечивает себе трагикомический результат в виде претенциозного лже-учения. И дело совсем не сводится к ошибке в „логическом определении“, ошибку надо искать не столько в мышлении, сколько в духовном опыте. Не каждый человек имеет подлинный опыт подлинного зла, подлинной любви, религиозности, воли, добродетели и т. д. Огромное большинство людей и не заботится о приобретении его, и не знает, как он приобретается. Многие, быть может, и не могли бы приобрести его, если бы даже захотели и начали стараться. Трудно было бы и требовать этого от всякого обывателя как такового. Но учительствующий философ, который удовлетворяется своими личными, домашне-обиходными представлениями, — вводит духовные пределы своей личности в состав изображаемых им священных предметов и сознательно или бессознательно пытается узаконить, канонизировать для человечества свою немощность и слепоту. К сожалению, в русской философствующей публицистике такой способ «творить» и «учить» является слишком распространенным, и даже исключительная художественная одаренность не всегда спасает от этого ложного и вредного пути.»

И еще: «…форма рассудочной морали придает его учению черту всеуравнивающей строгости, признающей только полноту недостижимого идеала, только одну линию (один критерий!), и притом прямую линию (никаких отступлений!).(sic! — ОВЗ) Для рассудка все ясно и просто, он не видит сложности внутренней и внешней жизни, он не знает трагических противоречий, его дело — упростить сложность до ясности и свести ясность к систематическому единству. Он слеп для реальности и имеет дело только с отвлеченными понятиями. В морали он даст единый критерий, схему, трафарет, штамп и отметает то, что ему не покоряется. Он ригорист, его тянет к общеутвердительным и общеотрицательным суждениям: все есть — или «а», или «не а»; всякое «а» одобряется, всякое «не а» осуждается, а все остальное — вызывает его гнев как изобретение «своекорыстия» и «недобросовестности».

Отсюда неспособность рассудка усмотреть сложность и глубину жизненных положений и отношений, отсюда и неспособность его разрешать вопросы жизненной целесообразности, которые превращаются для него в вопросы моральной верности. Но именно видение сложности и целесообразности жизнеотношений бывает необходимо для физического сопротивления злу.»

Насколько же узнаваемы максималистские и одновременно идеалистические выкладки МВН, признающие по Ильину «только полноту недостижимого идеала»!

В естественном для любого Русского человека инстинкте защиты своей Родины и Народа от внешнего врага Михаилу Викторовичу видится только защита «внутренних оккупантов», поскольку на сегодня идеал Царской власти недостижим. Причем природное патриотическое чувство нивелируется тем, что такая защита на руку только находящемуся у власти «внутреннему врагу», который-де из этого извлекает своекорыстную пользу. Реальная польза Отечеству остается за скобками таких рассуждений. У МВН, если нет Царя, то защищать свой Народ — это непременно «выбор меньшего зла», и потому «это «меньшее зло» не следует выдавать за Добро и призывать к его защите и к искреннему служению ему».

Поэтому, когда против нас уже давно ведется холодная сетевая война, направленная на разрушение любой организованной несетевой структуры — от традиционной семьи до самого принципа национальной государственности в любой ее форме, когда на пороге зримо висит угроза уже горячей Мировой войны, из-за опасения «нечаянно» принести пользу «неправедной власти» нас фактически призывают отказаться от защиты Русской земли, ёе народа и государственности «до лучших времен», которые могут наступить, а могут, по большому счету, и не наступить. Или наступить, но не так скоро. А драгоценное время будет упущено!

Но Русский человек был всегда мудрее таких сомнительных рассуждений и для себя четко отделял служение интересам Родины, своему народу и службу неправедному режиму, гнушался им до последней возможности. Потому, в отличие от современного Запада, где в ходу социальное доносительство, нашему человеку органически противно любое проявление сексотства. «Доносчику первый кнут» — это народная мудрость, верная и при Царе, сохранилась у нас и в советские «безбожные» времена.

***

Другой ложный аргумент, получивший в последнее время особое звучание, состоит в том, что коль скоро «времена наступают апокалипсические: апостасия ширится глобально, христианская цивилизациия идет к концу, а царство антихриста строится быстрыми темпами» (МВН), то нынешнюю власть уместно если не прямо отождествить с властью последнего в истории, апокалиптического антихриста, которому еще надлежит появиться, то хотя бы представить ее как антихристову предтечу и клеврета. А Русский Православный народ «уберечь» от всяческого взаимодействия с нею, поскольку оно может повредить духовное устроение Русских патриотов и «научить» их «поклоняться богоборческой власти, будто бы Богом данной, и служить ей не за страх, а за совесть». (http://agafa-angel.livejournal.com/45280.html)

Эта тенденция достаточно недвусмысленно прослеживается в современных попытках сформулировать актуальный для нашего времени «анафематизм «сергианству» (http://sinod.ruschurchabroad.org/120809konf.htm ). Для этого всерьез рассматриваются уже имевшие место наработки. Например, такая: «…почитающим антихриста и служителей его, и предтечей его, и всех клевретов его, яко власть законную и от Бога поставленную; и всем тоя антихристианския ереси начальникам, исповедников и мучеников новых хулителям (Сергию Нижегородскому, Николаю Киевскому и Алексию Хутынскому), и повторителям их, и обновленцам, и прочим еретикам — АНАФЕМА» (http://agafa-angel.livejournal.com/45280.html)

Вместе с тем один из ярчайших светочей нашего времени преп. Лаврентий Черниговский (Проскура) дал нам достаточно четкий критерий, когда к власти нужно будет относиться по-христиански бескомпромиссно и безоговорочно прекратить участие в политической жизни: «Вот сейчас голосуем, то левой рукой брось — это ничего, да еще и не за одного во всем мире. А если будут голосовать за одного — это уже он самый, и голосовать нельзя «Придет время, когда будут биться-биться и начнется война всемирная. А в самый разгар скажут: давай изберем себе одного царя на всю вселенную. И изберут! Антихриста будут избирать как всемирного царя и главного «миротворца» на земле. Надо внимательно слушать, нужно быть осторожным! Как только будут голосовать за одного во всем мире, знайте, что это уже он самый и что голосовать нельзя.»

А широко известный и почитаемый у нас афонский старец Паисий Святогорец в очень схожей с нашей ситуацией изменения линии поведения государственной власти в Греции говорил: «…если министр окажется лжецом, то (наша — прим. ОВЗ) борьба будет праведной. А если мы сейчас продолжим протесты, то те, кто всем этим заправляет, скажут: «Вот, смотрите, православные устраивают смуту. Еще и вопрос не встал, а они горланят и протестуют». Хороший сторожевой пес лает, когда приходит вор. Когда вор убегает, он прекращает лаять. Если же пес лает беспрерывно, то хорошим сторожем его не назовешь

Так же малосостоятельны попытки представить нынешний режим как клеврета антихриста только потому, что он играет на противоречиях между различными группировками внутри мировой глобалистской элиты. Если следовать такой методологии, то власть Русских князей времен татаро-монгольской Руси тоже оккупационная и компрадорская. Князья, Александр Невский, например, тоже были зажаты между двумя глобальными силами: латинянами и ордынцами. И тоже делали свой выбор. В связи с этим у них так же были противники. Только кто об этих противниках помнит, кроме некоторых профессиональных историков?

Кому же все-таки выгодно, намекая на то, что власть России следует анафематствовать как предтечу и клеврета антихриста, зачем-то вытеснять православных монархистов-патриотов из активной политической жизни и делать из черносотенства замкнутую структуру, но ни в коем случае не конструктивную оппозицию нынешней власти, которая должна не только критиковать её по делу и без дела, но и поддерживать её в союзных нам по целям начинаниях? В начинаниях, защищающих, например, принцип национальной государственности или осуществляющих другие действия, соответствующие нашим идеалам, или помогающие им развиться, чтобы реализоваться в будущем.

И что же нам предлагается идеологом СРН в этот период междувремения, когда внутри страны, как он считает, господствует «меньшее зло»? По сути, очень мало: пассивное и, в условиях ускоренной подготовки реально апостасийного Запада к Третьей Мировой войне, безответственное ожидание «Божьей помощи, которую мы должны заслужить четкой православной оценкой нашей национальной катастрофы и нынешней расстановки сил в мiре», «отстаивать Истину, распространять правду о России и ее месте в мiре, о смысле истории» (МВН).

***

Таким образом, если нынешняя власть — прямое тождество советской богоборческой власти, предтеча антихриста и гонительница Церкви, то такое «стояние-отстаивание» Истины умозрительно оправдано.

Если же признать, что российская власть с советских времен все-таки претерпела известную трансформацию и, пусть даже под давлением внешних обстоятельств, но начала отстаивать наши общие национальные интересы и встала на путь служения, Богом предназначенного власти как установленного Им института, то такая статичность позиции, упорное нежелание рассмотреть происходящие во власти перемены это и политическая, и духовная ошибка. Тогда ложная принципиальность превращается в карикатуру на исповедничество, в позёрство.

Наверное, всем нам пора увидеть произошедшие перемены и посчитать те изменения и трансформации, произошедшие и происходящие во власти, достаточным условием для изменения отношения к ней с непримиримого отрицания её до, как минимум, допущения возможности начала диалога; до смены акцентов в информационной политике с однобокой критики до критики конструктивной, не замалчивающей позитивных перемен; до тактического пока содействия власти, когда она выполняет функцию слуги Божьего, препятствующего умножению зла и апостасии в міре. В последнем случае подобное содействие — наш прямой христианский долг.

Такое изменение отношения, имея в виду возможность положительной динамики благоприятных нам перемен во власти, может допускать ситуационное взаимодействие с ней, как первый шаг навстречу, признание того, что у власти с патриотами на данном этапе и в возможной перспективе совпадают стратегические интересы, заключающиеся:

· в укреплении национальной русской государственности;

· в преодолении раздробленности Русского народа путем реализации предложенной патр. Кириллом концепции единого «Русского міра»;

· в жизненно важной консолидации национальных усилий перед лицом «постхристианского» міра, глобализирующегося быстрыми темпами и готовящегося к Большой войне.

Это изменение позиции не предполагает, конечно, вступление стройными рядами всех партию «Единая Россия», призвание Путина на Царство, встраивание патриотического движения в государственный механизм на правах очередного министерства, не предполагает капитуляцию перед апостасией. Отнюдь. Как и прежде мы должны отдавать «Божие — Богу» и сохранять, к примеру, последовательную антиглобалисткую позицию, разъяснять власти, что создаваемые во всем міре по одним лекалам информационные системы, направлены, прежде всего, против любой национальной государственности, нацелены против самих представителей национальной власти.

Изменение нашей позиции должно произойти нетрафаретно, а в духе христианской свободы. «Она означает не безответственный произвол решений, а великое бремя ответственности. Она одновременно — великое религиозное право, право совестно и творчески созерцать и разуметь закон Божий и в то же время — великое религиозное бремя, бремя ответственного решения в творческом применении закона Божия к жизни. Но уклониться от этого бремени нельзя. Ибо Священное Писание Нового Завета не дает и никогда не стремилось дать исчерпывающий кодекс правил на все случаи жизни. Она указует нам дух, в котором мы должны пребывать, дух веры, любви, молитвы, прощения, щедрости; и дает несколько основных заповедей. Творить же жизнь из этого Духа мы, как христиане, призваны свободно. Огонь этого духа должен жечь наше сердце и светить нам. Но «абсолютные», «непоколебимые», «неограничимые» законы поведения — являются домыслом формального человеческого рассудка, зараженного иудаистическим законничеством. (И.Ильин «О «богоустановленности» советской власти»)

Нужно дать себе отчет, что оправданный Ильиным в той же работе «О «богоустановленности» советской власти» зарубежнический изоляционизм и дистанцирование от той власти, в нынешней ситуации можно вполне представить, как глубочайшую и непростительную ошибку, как упущенный шанс реализовать эволюционный путь восстановления Русского государственного устройства, могущий иметь катастрофические последствия и для Русского патриотического движения, и для всего Русского народа.

Такая ошибка стала возможна из-за подмены черносотенной идеологии и искажения Русской триады «Православие. Самодержавие. Народность» как чеканной формулы, кратко формулирующей всю Русскую Идею. Такая подмена, учитывая мессианский, значимый для всего міра, характер Русской Идеи, может иметь катастрофические последствия уже для всего человечества в целом. Так современный немецкий философ Вальтер Шубарт в книге «Европа и душа Востока» (http://www.rusidea.org/?a=410106) писал о Русских: «В судьбе своего собственного народа они не увидели бы никакого смысла, если бы этим одновременно не раскрывался для них смысл судеб всего мiра… Можно без преувеличения сказать, что русские имеют самую глубокую по сути и всеобъемлющую национальную идею — идею спасения человечества».

Этот путь, противопоставляемый Вашему, Константин Юрьевич, «оптимистическому прагматизму» со всем основанием можно назвать «критическим идеализмом», поскольку он лишь на поверхности выглядит как реализм. На самом же деле, в глубине своей, это именно оторванный от реальности идеализм, сдобренный горчинкой умудренного жизненным опытом пессимизма и всегдашней готовностью к худшему «благоразумной Эльзы». И поскольку его основное оружие — это критика, деструктивная по последствиям ее применения, то это идеализм критический.

В чем же заключается эта подмена Русской триады, какие ее части она затрагивает?

Без преувеличения можно сказать, что искажению подвергаются все три составляющие Русской триады: первой части — о Православной Вере, являющейся не только неискаженным апостольским Христианством, но и духовным стержнем тысячелетней Русской государственности, поистине, душой Русского народа; второй части (и борьба с искаженным восприятием и отступлением от Нее) — о Самодержавии, в контексте современных условий, в первую очередь, означающей осознание необходимости Его восстановления и пропаганду этого, проработку практических шагов в этом направлении; и, наконец, третьей части — о Народности, означающей возврат Русскому народу его политического статуса державообразующего народа, его духовное пробуждение, возврат на традиционный для Русских исторический путь и борьба со всеми явлениями, препятствующими этим процессам.

***

Коротко говоря, первая часть триады искажается тем, что в Православное мировоззрение Русского церковного народа настойчиво внедряется раскольнический дух, вытекающий из уже отмеченной выше изоляционистской позиции, которая неизбежно ведет к дальнейшему дроблению, вплоть до атомизации, церковных организационных структур и, как следствие, заканчивается окостенением в непримиримом сектантском уже духе, позволяющем заявлять отдельным «сверхправославным», что истинная Церковь уже сузилась «до одного епископа, одного священника и одного мирянина».

С особой наглядностью генезис этого процесса показала недавняя полемика внутри СРН, инициированная кубанцами, окормляемыми «последними из самых истинных представителей РПЦЗ (В)» — так называемой «пивоваровской» группировкой, самоименованной ныне как РосПЦ.

Этот сектантский, фанатичный дух не успокаивается на тех разрушениях, которые он уже произвел внутри юрисдикций РПЦЗ, не признавших каноническое единство РПЦЗ с Московским Патриархатом (МП), разделив их на несколько непримиримо враждующих церковных группировок. Этот дух в апогее своего развития требует не только изоляционизма от основной части церковного Русского народа и окостенения в ложной истине. Он последовательно и настойчиво добивается развала пока еще единой официальной церковной организации, настаивая на немедленном выходе всех из МП, не внимая даже аргументам более сдержанных бывших собратий по некогда единой РПЦЗ, замечающих, что выходить надо предлагать «куда-то». Но «ревнители» все твердят, что из горящего дома надо просто выпрыгивать, не заботясь о последствиях. Но ведь прыгнув, например, из окна горящего дома можно просто разбиться, если дом многоэтажный. Или выскочив в дверь, попасть из огня да в полымя. Но в такие «подробности», охваченные страстью разрушения «до основанья», просто не вникают. Их не интересует, какое «затем» последует после их «до основанья». Они не понимают и не хотят понять, что «атомарное» состояние церковных организаций означает прекращение или резкое сужение сферы воцерковленности Русского народа. Это очень быстро приведет к духовной деградации народа, а затем и политической катастрофе. Лишившись духовного окормления в православном духе, утратив единую для большинства народа внешнюю церковную организацию, Русские, исторически мгновенно и неизбежно, будут разделены и поглощены другими видами «духовности». Этот духовный вакуум после выхода «в никуда» обязательно наполнится сатанинским суррогатом духовности. И это наглядно продемонстрировали 90-е годы прошлого века — годы нашествия самого оголтелого оккультизма, самых диких псевдохристианских сект: мунитов, мормонов, иеговистов, которые сейчас только ждут ослабления Русского организма, чтобы начать новую волну духовной экспансии.

К сожалению, это невдомек нашим «сверхправославным» внутрирубежным зарубежникам.

Однако эту ситуацию хорошо понимали (и понимают сейчас) наши геополитические противники. И не только понимали, но и активно использовали в своих интересах, ставили это понимание себе на службу в практической политической деятельности.

Об этой антиправославной и антирусской направленности политики нацистов свидетельствует цитата, взятая из доклада К. Розенфельдера руководству Восточного министерства «Церковное положение на Украине» (Берлин, 1 декабря 1941 г.): «Как и всякое христианство, восточное христианство находится в принципиальном противоречии с национал-социалистическим мировоззрением. Вновь возникающая Церковь на Востоке, прежде всего на великорусской и украинской территории будет покровительницей неосуществимых мечтаний о свободе. Мы должны видеть в православных христианах не союзников сегодня, а мировоззренческих врагов завтра. А если восточное христианство будет восстановлено в совсем новой форме, то его враждебность национал-социализму окажется еще более сильной. Духовное состояние народов на Востоке сегодня таково, что именно в религиозном отношении существует избыток чреватых роковыми последствиями возможностей».

Эта параллель четко просматривается в Проекте письма министра восточных территорий Розенберга рейхскомиссару Украины о методах регулирования церковного вопроса (Берлин, январь 1942 г.): «Русскую Православную Церковь в рейхскомиссариате «Украина» ни в коем случае не поддерживать, так как она является носительницей великорусской и панславянских идей. Автокефальную же Украинскую Церковь, напротив, следует поддерживать в качестве противовеса Русской Православной…(впрочем, как и любой другой «противовес» РПЦ. Что успешно делает в отношении МП современная закулиса, особенно одна влиятельная группировка в США, перенявшая опыт нацистов из рук в руки — прим. ОВЗ) Кажется наиболее правильным перенести центр тяжести церковной жизни в отдельные генерал-комиссариаты, что приведет к получению каждым генерал-комиссариатом своего собственного епископа. Если эти епископы по причине различного понимания догматов станут друг с другом враждовать или вступят в конфликт со своим Патриархом, то со стороны немецкого гражданского управления не должны предприниматься попытки их примирения или достижения договоренности. Также не следует возражать, если отдельные епископы будут подчиняться различным Патриархам. Наряду с автокефальной Украинской Церковью разрешать и все другие церковные направления. Особенно это относится к «Живой Церкви», называемой также Синодальной Церковью, которая по причине своих модернистских устремлений находится в конфликте как с Москвой, так и с автокефальной Украинской Церковью. Помимо этого поддерживать также многочисленные распространенные раньше на Украине секты» (цитируется по книге Т.Грачевой «Мифы патриотов»)

Такой духовный радикализм в той или иной степени присущ и более умеренному во взглядах крылу противников МП из числа наших соратников, окормляющих в отколовшихся от РПЦЗ после акта о каноническом единстве с МП «осколках» некогда единой РПЦЗ. Только он формулируется в завуалированной форме, декларирующей необходимость «внутреннего очищения МП» и критики её «апостасийного руководства», выделяя в МП борющуюся с апостасией «правильную» часть, представленную низовым духовенством и мирянами, и «неправильную», «жреческую» верхушку. Увы, но чувство меры тут нашим соратникам часто изменяет, и такая критика очень часто становится дискредитацией личности носителя «апостасии», порождает такие выражения как, например, «пятый верховный жрец». Что отнюдь не укрепляет общерусское единство, а наносит ему глубокие и нелегко залечиваемые раны. Так и хочется заметить: по-православному правильнее обличать сам грех, греховное деяние, а не самого человека. Тем более, когда он занимает место первоиерарха Церкви, в которой окормляется большинство народа, к которому принадлежишь ты сам.

Вытекает такая позиция из исторически сложившегося в бόльшей части РПЦЗ негативизма к «подъяремной», «красной Церкви», сформированного в годы богоборческих большевистских гонений и публикации известной «декларации митр. Сергия». Последняя многие годы служила в РПЦЗ одним из основных доказательств не просто своего права на жизнь, обособленную от «материковой» Церкви, но и особого права на духовное руководство всем Русским народом, как единственной, духовно неповрежденной преемницы досоветской Российской Православной Церкви. Для этого РПЦЗ ввела понятие о «сергианской ереси» или «сергианстве».

И если на первоначальном этапе необходимость этого термина вроде бы была самоочевидна из-за факта глубокой несвободы внутрирубежной Церкви, обусловленной советскими репрессиями и попытками её полного искоренения, то сейчас некоторые исследователи говорят, что с годами «очевидным остается одно — с богословских позиций понятие о «ереси сергианства» несостоятельно, а противоположное утверждение является ничем иным, как воскрешением древней ереси донатизма.» (В.Ануров). Напомню, что донатизм — раскол, а впоследствии — ересь, происходящая от имени Доната, который был избран на Карфагенскую епископскую кафедру в 312 г. поборниками чистоты христианства в обход законного епископа Цецилиана. Последние утверждали, что посвящение Цецилиана было недействительным, поскольку было осуществлено епископом, проявившим слабость во время Диоклетиановых гонений, и выдавшим гонителям священные книги. Донат назвал его отступником и под этим предлогом образовал в 312 г. собственную партию, проповедуя необходимость вторичного крещения, потому что первое, принятое от «еретиков», по его учению, было недействительно, и необходимость восстановления первобытной церкви: это нaзначение он приписывал себе. В своих «Очерках из истории догмата о Церкви» священноисповедник Илларион (Троицкий) пишет, что согласно ереси донатистов, личное недостоинство епископа лишает благодати всю Церковь.

Собор, который состоялся в Арле в 314 осудил учение донатистов, а блаженный Августин, который изначально был против применения к «еретикам» гражданских законов, видя неистовство донатистов, впоследствии приветствовал политику государства, призванную защитить граждан от насилия со стороны воинствующих еретиков, не гнушавшихся использовать оружие против государственной власти.

Сравнение позиций донатистов и непримиримого «антисергианского» крыла в РПЦЗ дает возможность провести вполне прозрачные исторические параллели.

Цитировавшийся выше В.Ануров, автор портала Правая.ру, не так давно писал: «Мало того, сегодня отчетливо выясняется, что проект «ереси сергианства» — является плодом весьма безнравственного компромисса некоторых зарубежных иерархов с властями и спецслужбами США. Проект этот подразумевает отказ православных иммигрантов, (а впоследствии и приверженцев РПЦЗ, оставшихся на родине) от своего отечества, которое объявляется погибшим по причине свершившейся в нем революции, и требующим освобождения. При том, как оказалось, освобождение это, по мнению тех или иных иерархов РПЦЗ, могло быть осуществлено военными силами фашистской Германии, а позже и США.

В 1938 г. митрополит РПЦЗ Анастасий писал Гитлеру: «…Не один только германский народ поминает Вас с горячей любовью и преданностью перед Престолом Всевышнего: лучшие люди всех народов, желающие мира и справедливости, видят в Вас вождя в мировой борьбе за мир и правду. Мы знаем из достоверных источников, что верующий русский народ, стонущий под игом рабства и ожидающий своего освободителя, постоянно возносит к Богу молитвы о том, чтобы Он сохранил Вас, руководил Вами и даровал Вам свою всесильную помощь» (Благодарственный адрес митрополита Анастасия Адольфу Гитлеру. 12 июня 1938 г. Митрополит Анастасий. «Церковная жизнь». 1938. N5-6.).

В июне 1941 г. архиепископ РПЦЗ Серафим (Лядэ) взывал к своей пастве: «Воистину начался новый крестовый поход во имя спасения народов от антихристовой силы… Наконец-то наша вера оправдана!… Поэтому, как первоиерарх Православной Церкви в Германии, я обращаюсь к вам с призывом. Будьте участниками в новой борьбе, ибо эта борьба и ваша борьба (Воззвание к пастве архиепископа Серафима (Лядэ). Июнь 1941 г. Листовка, отпечатанная отдельным оттиском в июне 1941 г. )». Сравнивая данное воззвание с декларацией митрополита Сергия, становится не совсем понятным, почему радости советской власти связанные с достижениями в восстановлении России не могут быть радостями митрополита Сергия, если борьба немецко-фашистских войск с русским народом может быть борьбой митрополита Серафима?

На Пасху 1942 г. митрополит Анастасий писал: «… Настал день, ожидаемый им (русским народом), и он ныне подлинно как бы воскресает из мертвых там, где мужественный германский меч успел рассечь его оковы… И древний Киев, и многострадальный Смоленск, и Псков светло торжествуют свое избавление как бы из самого ада преисподнего. Освобожденная часть русского народа повсюду уже запела… «Христос Воскресе!» (Пасхальное Послание митрополита Анастасия 1942 г «Церковная жизнь». 1942. N4 )».

Уже после окончания войны, в 1948 году, когда США шантажировали СССР атомным оружием, а в СССР оно еще не было создано, митрополит Анастасий в Пасхальном послании писал: «Атомные бомбы и все другие разрушительные средства, изобретенные нынешней техникой, поистине, менее опасны для нашего отечества, чем нравственное разложение, какое вносят в русскую душу своим примером высшие представители гражданской и церковной власти. Разложение атома приносит с собой только физическое опустошение и разрушение, а растление ума, сердца и воли влечет за собой духовную смерть целого народа, после которой нет воскресения…».

Впоследствии значительная часть РПЦЗ практически начинает исповедовать идею некоей богоизбранности США, в том числе в их военном противостоянии СССР. Известный иерарх РПЦЗ архимандрит Константин Зайцев в 1967 г. писал: «Некие флюиды «Удерживающего» благодатно еще осеняют свободные страны, ибо в них держится еще правовое государство, ограждающее свободу личности, а о государственной власти можно, не лукавя, сказать, в какой-то мере, что она от Бога поставлена — то есть, что она заведомо не служит сатане. Под этим углом зрения еще остается Америка главенствующей силой в мiре — в частности, в военном противустоянии овладевающему мiром Злу»; в Америке «можем мы с теплым чувством молитву возносить о стране, в которой мы живем, и о властях ея (Архим. Константин (Зайцев). Есть ли нам за что «благодарить» — и как? // «Православная Русь». Джорданвилль. N 22 (879). 15/28.11.1967. с. 2-3..

Можно, конечно, не поверить в достоверность приведенных цитат, или представить процитированные отрывки из речей некоторых иерархов РПЦЗ, как досадное недоразумение. Так и делается. Можно сослаться на предвзятость высказанного Ануровым мнения, что оно касается части, а не всей РПЦЗ.

Конечно же, оно не может существенно поколебать в целом положительного мнения к РПЦЗ, поскольку, не смотря ни на что, в большинстве Русского народа в Отечестве сущем сохранился верный критерий духовной оценки, когда по горам судят по вершинам. И мы никогда не забудем таких столпов духа, какими были и остаются свят.Иоанн (Максимович) Сан-Францисский Чудотворец, архиеп. Аверкий (Таушев), о. Серафим (Роуз) и другие, духовным наследием которых мы все дорожим и к которому обращаемся и будем обращаться. Многие Русские понимают, что за плоды, которые дали Русскому Православию духовные вершины и в РПЦЗ, и в московской РПЦ, Господь покрыл Своей любовью и, верю, прощением прегрешения иерархии обеих сторон. Покроет и простит и нас, если мы не будем их повторять и переносить в наше настоящее.

Но, к сожалению, приходится констатировать, что пока это не так. Давние промахи части иерархии РПЦЗ оказываются живучи и сейчас.

Лично я усомнился бы в объективности впечатления от приведенных Ануровым цитат, если бы, кроме положительного и дорогого моему сердцу опыта общения с нашими зарубежными Русскими братиями, юрисдикционно принадлежавшими тогда еще к единой РПЦЗ и искренне и трогательно любящих Россию, не имел и негативного опыта контактов с их собратами из РПЦЗ. И воочию не убедился, что когда-то посеянные семена ненависти и ложно понимаемого избранничества дают и сейчас свои дикие всходы.

Я до сих пор с содроганием вспоминаю письмо одного нашего, тогда уже бывшего, товарища из числа соработников по православному сетевому братству «Русское воскресение», состоящему в начале 2000-х годов из чад МП и РПЦЗ. В этом письме он с нескрываемой яростью писал, что в случае военного столкновения России с США он первый возьмет в руки М-16 и вступит в армию США, чтобы лично расстрелять нас, «краснопузую сволочь», недостойную быть Русскими и занимать место на Русской земле.

Такой радикалистский подход, родом из воинствующего «антисергинства», еще как-то объясним для чад РПЦЗ, живущих вне Отечества. Но совсем неестественно выглядит ситуация, когда его носителями становятся наши соотечественники. Последние рецидивы этого явления мы воочию могли наблюдать не только в дискуссии с «пивоваровцами», но и в конфликте с бывшим членом Московского отдела СРН О.Филатчевым, ныне возглавляющем радикальную РОНА, и его единомышленником, рязанцем Самохиным. Или с «православным гитлеристом» Деминым. Но подробно на этих случаях останавливаться не буду. Желающие могут познакомиться с ними на форуме СРН.

Не свободны от родимых пятен непримиренчества и более умеренные внутрирубежные зарубежники. Проявляя обеспокоенность «новыми проявлениями сергианства», заключающимися, по их мнению, в сотрудничестве «жреческой верхушки МП» с «компрадорской властью», они не замечают и не подвергают серьезному критическому исследованию аналогичные факты, допускаемые собственной иерархией.

Ярким подобным примером является нашумевшая история, когда в бытность одного из главных противников единства МП и РПЦЗ одесского епископа Агафангела (Пашковским), ныне предстоятелем «РПЦЗ (А)», представителем от мирян Одесской и Запорожской епархии РПЦЗ на IV Всезарубежный собор в Сан Франциско, который должен окончательно рассмотреть вопрос воссоединения с РПЦ МП, был избран ни кто иной, как посол США на Украине Джон Хербст. Это тот Д.Хербст, помогавший свершению оранжевой революции на Украине и считающийся ее «крестным отцом» и куратором от гос.депа США. По окончании оранжевой революции Хербст получил слишком странные для посла полномочия. В. Ануров писал, что «в мае 2005 новый министр МВД Юрий Луценко отчитывался перед Хербстом о проделываемой работе по открытию уголовных дел против участвовавших в нарушениях на выборах, а также обещал сурово наказать всех виновных. В июле 2005 г. СБУ расследовала факт незаконного прослушивания телефонного разговора Хербста с тогдашним генпрокурором Украины Святославом Пискуном». В конце концов, Синод РПЦЗ отказал в участии в Соборе «мирянину» Джону Хербсту, поскольку он «по долгу своей службы имеет контакты с ЦРУ».

Очевидно, что наши «внутрирубежные зарубежные» соратники должны отказаться от практики двойных стандартов и занять более объективную и трезвую позицию по отношению и к иерархии МП и, главное, к иерархии своей собственной. Может быть, им пора более озаботиться наведением порядка каждому в своем «юрисдикционном» доме? И тогда, возможно, заметить, что поле для «борьбы с апостасией» тут просто непаханое. И мы, не смотря на то, что долгое время не считали удобным вмешиваться в эти внешние для чад МП процессы, им поможем. Ведь, согласно предложенной МВН теории «разделения труда» среди патриотов, со стороны удобнее? А может быть в этом нет и необходимости? Потому что, если применить к такому явлению как «внутрирубежное РПЦЗ» библейский принцип Гамалиила, согласно которому все неистинное, нет от Бога не устоит и разрушится само (Деян., 22, 3), то уже развалившуюся на множество враждующих осколков «РПЦЗ неМП» и критиковать не надо? Ведь этот принцип так часто применяется в полемике против «сов.патритов» и «православного сталинизма», где основным аргументом является развалившийся в конечном счете СССР.

Продолжая, хочется отметить, что, на мой взгляд, наиболее трезвая зарубежническая тактика поведения по отношению той части Церкви, которая осталась под ярмом богоборцев в России, сформулирована И. Ильиным. Говоря о выборе митр.Сергия, Ильин пишет: «…мы не можем не понимать всю невероятную трудность его (митр. Сергия — прим. ОВЗ) положения; и если от всех его компромиссов, за которые его будет судить впоследствии суд Церковного Собора, православная подъяремная церковь получит не только вред, но и пользу, то ради этой пользы нам надлежит временно не вмешиваться в эти компромиссы.»

То есть Ильин, в отличие от «сверхправославных» в РПЦЗ, признает саму возможность церковной пользы от компромиссов митр.Сергия и указывает, что об этом можно будет судить впоследствии.

Получила ли в конечном итоге Русская Церковь пользу от так называемого «сергианства»? Для не утративших Веру в советское время и тех, кто пришел к Ней в 90-х годах и позже ответ очевиден — «да». Не сохранись от полного уничтожения внутрирубежная, «подъяремная» официальная церковная организация, тогда бы, возможно, не возросли бы благодатные ростки православного старчества, носителями которого стало поколение воинов, прошедших через годы богоборческих репрессий и горнило огненных испытаний Великой Отечественной войны. Тогда бы благословенные Псково-Печерские, Киево-Печерские, Почаевские и прочие открытые в этот период обители не смогли бы передавать свой благодатный опыт и духовно окормлять тех же «белых платочков» — современных жен-мироносиц, которые своим исповедничеством и необоримым женским консерватизмом, по справедливой оценке, спасли Церковь и позволяли, пусть и тайно, но воцерковлять и приобщать к Вере целые поколения «подсоветских» Русских людей. А после крушения СССР в исторически короткие сроки открылась возможность свободного воцерковления уже и «потерянному», мятущемуся поколению 90-х и «нулевых» годов. Кто станет серьезно возражать, что в настоящее время каждый серьезно ищущий и желающий приобщения к благодатному опыту Церкви, приложив усилия, сможет свободно и невозбранительно от властей его получить?

И уж коль скоро в полемике Михаил Викторович затронул тему ответственности публициста «за свои слова — каков будет их плод», нельзя не вспомнить называемую «особую Церковную позицию» наших «внутрирубежных зарубежников» соратников вообще и МВН в частности. Строго говоря, эта позиция, в сухом остатке, рафинированная безответственность и духовное преступление по отношению к молодежи. К тем «Русским мальчикам», которым возможно придется воевать в будущей Большой Войне и которые должны быть к этому максимально духовно подготовлены, должны «хлебнуть благодати». Этому и так мешают. И ожесточенное давление апостасийного внешнего нецерковного міра, и грехи иерархии, и нестроения, раскачивающие Церковный корабль.

И ко всему этому добавляется тотальная критика Церковного руководства из нашего лагеря, непрерывная долбежка «чернухой», прикрываемая заботой об очищении официальной Церкви, которая не достигает декларируемых целей, а совсем наоборот. Она, дискредитируя иерархию, отвращает от самой Церкви, которая есть не только и не столько иерархия. Тем самым к минимуму сводятся и так невысокие шансы Русской молодежи на воцерковление. Хотя сам МВН признает, что в официальной Церкви «низовое духовенство — честное». Но тогда какое же количество молодых людей просто смогут дойти до этих «низов», до этого понимания, если на виду — сплошная критика «верхов» официальной Церкви, которая порой просто застит свет?

Такая позиция вместе с пораженческими лозунгами пассивного ожидания Божией помощи и сведения основных усилий Патриотического движения исключительно к бумажному «отстаиванию Истины», позиция, не ориентированная на внутреннее оздоровление и омоложение своих рядов сходна геронтократической идеологии времен позднего КПСС.

Войдя в Церкви и пройдя стадии духовного взросления, о которых я писал в материале о двух стратегиях в СРН (http://srn.kharkov.ua/ru/chronicle/novosti-srn/212-hsrn.html), современная молодежь вполне возможно сможет и сама, без критических подсказок извне, разобраться в непростой внутрицерковной ситуации. И, как следствие, мы можем получить пополнение рядов СРН вдумчивой, духовно зрелой молодежью, глубоко осознавшей на личном духовном опыте воцерковленного христианина правоту православно-монархической идеологии и необходимость деятельного служения своему Народу. А на сегодня в работе приходится иметь дело в основном с «некачественным человеческим материалом». Наши ряды пополняются «воинами света», по верхам нахватавшимися патриотической фразеологии. И более чем вероятен сценарий, по которому при реальной внешней агрессии против России, эти «воины света» повторят духовное и политическое заблуждение некоторых своих предков, и, надев военную форму врага, пойдут «очищать» Родину от «жидокремлевской оккупационной власти», будут снова неизбежно обмануты врагом, и погибнут… Избави нас от этого Бог!

***

Искажение второй части уваровской триады о Православном Самодержавии, как единственно благодатном способе государственного существования Русского народа, осуществляется у нас сейчас тем, что существующая практика патриотической работы с прагматической точки зренияминимизирует и без того небольшие шансы на восстановление Царской власти.

Изоляционизм и пассивность вместо пассионарности, самоустранение из процессов консолидации сил Русского общества для защиты принципа национальной государственности как противника Нового Мирового Порядка, недостатки в информационной работе, на деле не способствующей оздоровлению Русской государственности, приводят к самоустранению от ответственности за широкую проповедь среди большинства народа благотворности для России Самодержавного пути политического устройства и становятся преградой для возврата к нему. Это положение просто отталкивает людей от СРН.

Все это вытекает, в том числе, и из-за принципиального отказа от взаимодействия с официальными государственными и церковными властями, из отрицания даже возможности попыток наладить диалог, невозможный якобы из-за отсутствия необходимой для него базы.

Этот отказ имеет не только пассивные формы. Он вполне агрессивен. Можно сказать, что тактика информационной работы, делающая упор на тотальную критику, ее однобокость и игнорирование происходящих во власти положительных перемен не только замораживают возможность диалога, но имеет и самостоятельное разрушительное действие.

Под разговоры о необходимости оздоровления власти происходит вбрасывание в общественное сознание известных всем словесных штампов из лексикона «воинов света», подрывающих доверие, дискредитирующих сам принцип национальной власти. И это мешает ей исполнять свои, на сегодня немногие, охранительные функции. Тем самым медленно, но верно разрушается сама конструкция государства, поскольку разуверившиеся во власти граждане уже не стремятся выполнять свои гражданские обязанности и перестают относиться к ней трезво и по-христиански.

Да и разве могут помочь власти оздоровиться горделивые, носящие ультимативный характер, призывы к покаянию: «Вот Вы покайтесь в том, пятом и десятом, а мы рассмотрим!»? Что это как не намеренная попытка не допустить любой контакт с представителями гос.власти? А если это искреннее желание оздоровления в затянувшемся конфликте, то разве подобные ультиматумы — это христианское начало диалога? Не будет ли вернее для начала извиниться за выдумывание изощренных ярлыков, всех этих бесконечные «медвепутов», «кремлядь», «жрецов», «папистов» и прочее, прочее?

Вот и получается, что одной рукой ставим под сомнение дееспособность собственной государственной власти, что укрепляет идею «мирового правительства», другой — способствуем развоцерковлению народа, а значит осознанию им, что Царская власть Православного Самодержавного монарха — единственная возможность полноценного существования Церкви, свободной от внешней и внутренней апостасии, оптимальный способ организации Русского общества.

И неслучайно Путин как-то обмолвился о том, что русские националисты стали такими же врагами России, как и кавказские сепаратисты.

Хочу обратить внимание на то, что внешне вся полемика сейчас сведена к гаданию: годен ли Путин для Русского дела или нет, и чьи доводы в ту или иную пользу выглядят убедительней. А ведь дело, в конце концов, не в Путине, не в том, станет он Павлом, обратившись из Савла, или нет. Нам не нужно, как ростовщикам перебирать путинские векселя, выданные им Русскому народу. Оставим гадание гадалкам и астрологам. Кто мы такие, чтобы «взвешивать» Путина, легкий он или нет? Суды — дело Божие, а мы же можем только держать нос по ветру, стараясь разглядеть знамения времени, и не более. Но не это главное. Дело в нас самих.

Будем ли мы продолжать относиться к власти как недавно воцерковившаяся женщина, бубнящая, что, мол, «мужики всё не те пошли. Вот подайте мне мужа идеального, который будет любить меня не меньше, чем Христос Церковь (то есть я буду у него, как у Христа за пазухой), вот тогда я его признаю. А пока он такой-разэтакий, я его слушать не буду, поскольку я такая духовная, а он носки по полу разбрасывает».

Уж коли мы, православные патриоты, считаем, что понимаем глубже и видим дальше всех, коль скоро беремся учительствовать и просвещать, то и спрос с нас бόльший. И мы, а не только путины, ответим Богу за то, что не все шансы на Русское воскресение использовали, что загрубели, закостенели в букве, в своих стереотипах и, возможно, проглядели час Божьего посещения, шанс на Его милость ко всем нам, шанс получить еще сколько-нибудь лет передышки, что бы лучше подготовиться к грядущим потрясениям и вырастить, выпестовать себе смену не «воинов света», а воинов Христовых. Возможно, молодежь будет яснее видеть для чего нас, Русских, всё еще терпит Христос, и что Россия — подножие Престола Божия, и её нужно беречь и защищать всегда. Тем более, когда она больна, но пытается выздоравливать.

***

Третья составляющая Русской триады Народность подменяется, как это ни парадоксально, новой Партийностью. Поскольку фактически провозглашается принцип разделения православных патриотов и всего Русского народа на «правильную», сознательную и авангардную часть или партию (от лат. partio — делю, разделяю), имеющую единственно верный, историософский взгляд на наше прошлое, настоящее и будущее. И «неправильную», несознательную часть, которой приписываются разнообразные искажения в мировосприятии и на которую вешаются разнообразные ярлыки. Тот же уже заезженный «совпатриотизм» и «сталинизм», или новые — «православный путинизм».

Такая постановка вопроса — еще один атавизм из времен Русского исхода и белой эмиграции, когда Русский народ фактически разделился на две части. На оставшуюся в Отечестве, или «подъяремную», «подсоветскую» часть, которая из-за несвободы, угрозы преследований и уничтожения советской властью, якобы пропиталась конформистским ко злу духом и из-за этого не могла сохранить и не сохранила верное представление о Православии, Русской государственности и роли Русского народа в мiровой истории. И покинувшую Отечество Русскую эмиграцию — единственную часть народа, сохранившую в полноте и неповрежденности духовное и политическое наследие досоветской Православной Царской России.

Отсюда и проистекает отношение к внутрирубежной части народа, как части «испорченной», как своеобразным Русским «унтерменшам» (недочеловекам), которые нуждаются в политическом и духовном руководстве «авангардом» Русского народа — эмиграцией, которая, не смотря на собственное апостасийное окружение и «разлагающее влияние» либерального западного мiра, всё-таки «не испортилась». И поэтому испорченная «совковая», «эмпэшная», «сергианская» часть Русского народа должна целиком и полностью, без надлежащей критичности воспринять даже не идеологию и взгляды Русского зарубежья в чистом виде, а вторую производную от них. И непременно из рук тех, кто самопровозгласил себя в России «правильными» монархистами, наследниками «Белой Идеи», в большинстве своем принадлежащим к частям некогда единой РПЦЗ.

На лицо все признаки большевистской методологи, весь тот спектакль, роли в котором в свое время расписали еще коммунисты. Есть внешний и внутренний враг, есть отсталый в своей основной массе народ, есть «контрреволюционеры» и «оппортунисты». И есть авангард Русского народа, «ум, честь и совесть нашей эпохи», партия, вооруженная единственно правильным, а потому верным, учением, есть свои вожди и идеологи, написавшие свою историю ВКП(б).

Этому партийному сознанию не нужна ни государственность, которая не соответствует их идеологии и в которой им лично нет места, ни «отсталый» народ, который инстинктивно отторгает новое «учение». А поэтому все те, кто неспособен к такой «благодатной» трансформации пока шельмуются, а затем, видимо, вполне по-большевистски будут подлежать или уничтожению, как непригодный для жизни в «новой России» человеческий материал, или перевоспитанию для полного восприятию новой «русской идеи» в ее внутрирубежно-зарубежной редакции. А освободившееся место займут «правильные» Русские, или приехавшие из-за границы, или чудесным образом созданные из местных русских камней как новые «сыны Авраамовы».

Кто-то скажет, что это явный перебор. Но об обратном свидетельствует рассказанная выше быль про «русского патриота» с М-16 и пока еще болтовня на форумах «воинов света», уже примеряющих на себя предсказания, согласно которым в грядущей гражданской войне «проигравшая сторона» уже не будет ссылаться в Сибирь, а будет казнена вся поголовно.

Все это на удивление гладко вписывается в предложенную Шафаревичем идею о «малом народе» — антинациональной элите, навязывающей «большому народу» свои идеи и теории и, таким образом, являющейся одной из сил Революции в вечном ее противостоянии с Россией.

***

Таким образом, на мой взгляд, а также, по мнению моих малоросских единомышленников, многие нынешние проблемы в Союзе и вообще в Русском национально-патриотическом движении имеют своей причиной неуклюжую и вредоносную попытку механического переноса на современную Русскую действительность некритически и догматически осмысленного политического и духовного опыта Русского зарубежья.

Ошибочно использовав принцип о благодатной неизменности догматов Церкви, имеющей своей Главой Предвечного и Неизменного Бога, нынешние провозгласители своего преемства опыта белой эмиграции, пытаются перенести этот принцип на волнующееся, постоянно находящееся в движении наше историческое, земное бытие, применить морально устаревшие мировоззренческие клише к живому Русскому организму, который проходит определенные стадии внутреннего жизненного цикла: болеет и выздоравливает, переживает времена духовного и физического подъема, времена падения и стагнации.

И современное патриотическое черносотенное движение «территориально» не обособленно от этого живого Русского организма. Оно его составная часть. Некая железа внутренней секреции, призванная вырабатывать важный гормон, повышающий жизненные силы всего организма. А в действительности эта железа, осознав, что организм заболел и ослаблен инфекцией — его мозг поражен политическим менингитом, а сердце — духовным ревмокардитом, — вместо работы на выздоровление, принялась усиленно убивать и так пораженный организм, выделяя огромное количество желчи. Что, в конце концов, привет к еще большему ослаблению «пациента», и он неизбежно умрет под воздействием как жрущих его изнутри инфекций, так и в результате нового поражения другими внешними заразами.

В то время как общий для нас всех организм стоит на пороге гибели, эта железа считает себя самой чистой и полезной. А ее управляющая часть мнит себя тем хвостом, который, по поговорке, виляет всей собакой. Но будет ли толк для нее от этих мнимых чистоты и пользы, если весь организм все-таки погибнет? И что будет с этой малой железой?

В голове современных патриотов наконец-то должна сложиться картинка и понимание, что идет война против Русского народа, направленная на окончательный подрыв его жизненных сил, что строящееся мироустройство строится «против России, на руинах России и за счет России». И ведение этой войны предполагает поражение внешних организационных структур, частью которых является и государственный аппарат, и официальная Церковь. Это война против Русских не только политическая, которая ведется с нами как геополитическими конкурентами. Но это и война духовная, война против нас, как носителей ценностей Православно-Славянской Цивилизации, не утративших еще до конца свое призвание народа-Богоносца.

И в этой войне, счет в которой идет на дни и часы, занять неправильную позицию означает неминуемую духовную катастрофу для совершающих такой промах. А промах это и есть синоним греха.

Поэтому мы призываем Союз Русского Народа, всех его идеологических союзников и единомышленников еще и еще раз взвесить все «за» и «против» и, отбросив все отжившее, омертвевшее и костное, соборно выработать адекватную нашему времени линию поведения. Если нужно, то сменить «лицо», отказавшись от обанкротившейся идеологии и методов работы, восстановить неискаженное человеческими заблуждениями Черносотенство, с которым нам не будет стыдно предстать перед нашими покровителями и молитвенниками из ликов черносотенцев-святых, и которое не мешало бы, а максимально способствовало бы нам как организации реализовать на практике наши общие идеалы, не ставило бы под сомнение, а помогало бы нашему личному спасению во Христе Иисусе.

***

Мы шли к этой позиции путем максимальной искренности, она, можно сказать, выстрадана в живом поиске, в неоднократных и долгих беседах с единомышленниками. И поэтому мы постарались донести нашу позицию с болью и глубоким чувством ответственности за свою деятельность, ее результаты и место в патриотическом движении нашего Союза. Донести максимально полно, в виде, доступном нашим возможностям и может быть и не столь глубокому, как нужно бы, пониманию, что бы дать свой вариант ответа на поставленный Константином Юрьевичем вопрос: что мешает «нашему внутреннему единству — и мировоззренческому, и политическому, и организационному»?

Правильное это понимание или нет, покажет время и возможно дальнейшая дискуссия.

А пока передаем Вам, Константин Юрьевич, слова нашей поддержки и молитвенное благожелание в дальнейшем так же достойно нести свой Крест, данный Богом. Мы ждем Вашего возвращения и верим, что те испытания, которым Вы понесли, послужили очищению Вашей души, которое позволит Вам иметь все, «чтобы верно отличать и видеть подлинное зло, чтобы верно видеть его цели, его работу и его средства и, со своей стороны, верно выбирать необходимые и действительные меры сопротивления.» (И. Ильин «О сопротивлении злу силой»)

от лица группы соратников-руководителей отделов

Союза Русского Народа из Малороссии,

председатель Харьковского отдела,

член Главного Совета СРН

Зарубин Олег Владимирович

8-18 сентября 2012 г.

Источник: http://rusdozor.ru/2019/07/22/mezhdu-optimisticheskim-pragmatizmom-i-kriticheskim-idealizmom/
Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх