КРЫМСКАЯ ВЕСНА НЕ ДЛЯ РОСАРХИВА?

Опубликовано 05.04.2019

В мае прошлого года вместе с делегацией Ассоциации исследователей Российского общества (АИРО XXI) мне посчастливилось участвовать в работе международной научно-практической конференции под названием «Документальное кино XXI века: зеркало или инструмент познания страны?». Она проходила в стенах Севастопольского государственного университета в рамках 14-го международного кинофестиваля «Победили вместе». На заседаниях обсуждались проблемы кинодокументалистики в контексте актуальной истории. Смотрели фрагменты российских и зарубежных фильмов. Соглашались. Спорили.

Всё было замечательно. Университет на морском мысе, откуда виден бескрайний черноморский простор. Гостиница в двух шагах от Херсонеса. Уникальная атмосфера Города-Героя Севастополя. Поучительное общение с коллегами под «Массандру», свежие барабульки и звуки «Севастопольского вальса». Вопросов и сомнений по поводу исторической необходимости «Крымской весны», разумеется, не возникало.

Настроение было сильно подпорчено только один раз. Доклад мой был на тему сталинской модели руководства киноискусством и киноиндустрии кинематографии и её уроках. Накануне, в гостиничном номере, я решил перепроверить несколько цитат по первоисточникам и захотел пересмотреть документы из личного фонда Сталина. Сделать это можно было элементарно по образам сталинских рукописей, размещённым в разделе «Документальные комплексы» на сайте Федерального архивного агентства «Документы советской эпохи» правительственного портала «Архивы России».
Каково же было моё изумление, когда вместо привычных образов овеществлённой сталинской мысли на экране планшета выскочил двуязычный ответ на русском и английском языках:

«В соответствии с Соглашением РГАСПИ с Издательством Йельского университета свободный доступ к образам документов фонда И.Сталина, размещённым на сайте «Документы советской эпохи» портала «Архивы России», предоставляется только пользователям с IP-адресами, относящимися к территории Российской Федерации и Республики Беларусь. Доступ к образам документов фонда И.Сталина иных пользователей обеспечивается Издательством Йельского университета, к которому следует обратиться по адресу support@stalindiaitalarchive.com”


Приплыли! То, что между головным предприятием РОСАРХИВА – архивом РГАСПИ и Йельским университетом есть секретные соглашения, мы знаем и твердим давно, публикуя статьи на эти темы. Но вот то, что по одному из этих соглашений IP-адрес в Севастополе не «относится к территории Российской Федерации» на портале одного из федеральных агентств правительства РФ и к тому же напрямую курируемого Президентом РФ, cтало откровением. Затем я проверял IP-адреса в Ялте, Гурзуфе и даже в ресторане на берегу моря в Форосе. С тем же результатом. Увы, получается, что для Росархива Крым – это не Россия. Где же они держат сервер с архивными сокровищами Родины? Неужели за границей?

Председатель Росархива Артизов на встречах с Президентом Путиным, с высоких трибун, в победных рапортах, отчётах, реляциях и в интервью «Российской газете» по поводу и без повода божится, что «Крым – наш», а на деле, когда слово берёт конкретная истина, оказывается, что не наш, а их.

Получается, что для Росархива соглашения с одной частной коммерческой структурой известного коррупционными скандалами американского университета являются приоритетными по отношению к Конституции РФ и федеральным законам. Как это соотносится со статьёй 280, часть первая Уголовного кодекса Российской Федерации? Что по этому поводу думают Роскомнадзор и Прокуратура?

В мае нынешнего 2019 года делегации АИРО XXI снова предстоит поехать в Крым. В рамках уже Пятнадцатого кинофестиваля «Победили вместе» пройдёт международный конгресс «Проблемы сохранения исторического и культурного наследия Второй мировой войны». В программе заявлен вопрос об актуальности Ялтинской конференции 1945 года. Без обращения к визуальному наследию генералиссимуса опять не обойтись. Поэтому по моей просьбе, в воскресенье 31 марта 2019 года крымские коллеги в Севастополе перепроверили наличие или отсутствие «свободного доступа к образам документов фонда И.Сталина» на сайте Росархива.

Увы, по сей день для доступа в Крыму нужно обращаться по указанному адресу в Издательство Йельского университета. За разрешение от университетов они берут недорого. Тысяч двадцать пять. Баксов. Только не помню, в год или на несколько лет вперёд.

Не повод ли этот очередной эпизод из бесконечной архивной саги к принятию наболевших и перезревших кадровых решений по Росархиву? Если их сознательная и целенаправленная политика привела к тому, что в Крыму действует ограничительное соглашение между РГАСПИ и Йельским университетом, то от чинуш в здании на Софийской набережной можно ждать чего угодно. За без малого тридцать лет бесконтрольного «международного сотрудничества» они накрепко увязли в своих коммерческих гешефтах с заокеанскими (и европейскими) грантодателями.

В начале было…

Механизм согласования, заключения и реализации, а главное сокрытия от российской общественности подобных соглашений детально и рельефно запечатлён главным свидетелем и американским отцом-основателем смешанного совместного предприятия Росархив-Йельский университет Джонатаном Брентом (Jonathan Brent). Сделал он это в своих уникальных по циничной инфантильности и высокомерно-наглой откровенности мемуарах «Inside the Stalin Archives. Discovering the New Russia» [«Внутри сталинских архивов. Открывая новую Россию»] (New York: Atlas & Co. New York. 2008. ISBN 978-0-9777433-3-9).

C первых страниц этого дидактического шедевра автор рассказывает о том, как правильно нужно было делать бизнес с чиновниками Росархива. Когда, например, ведёшь переговоры с бывшим руководителем Владимиром Козловым или нынешним заместителем в ранге статс-секретаря Олегом Наумовым, нужно было следовать таким ценным указаниям: «Открой пачку[сигарет Winstons – ЛМ], возьми одну сигарету, зажги её, а всю пачку перебрось через стол. Тот, кто сидит перед тобой, снова перебросит её тебе. Тогда открой пачку, засунь одну сигарету в рот, зажги её – не вдыхай, если не хочешь, затем снова отбрось. Это – первый шаг» (стр. 24).

Это напоминает ритуалы знакомства и переговоров с женщинами или мужчинами с пониженной социальной ответственностью в барах в какой-нибудь тропической стране. Мы же знакомимся с рецептами от директора издательства одного из старейших и богатейших американских университетов. За прошедшие без малого три десятилетия в зачатой под американскую колбасу, сигареты и виски серии «Анналы коммунизма» опубликованы эксклюзивные сборники документов из российских архивов под фирмами директоров ГАРФ Мироненко и Роговой, председателей Росархива Козлова и Артизова, бывшего директора РГАСПИ и зампреда Росархива Наумова (сына) и его папаши Наумова-старшего, замдиректора РГАНИ Прозуменщикова и иже с ними.

Джонатан Брент в своих мемуарах повествует о памятных днях голодной и холодной зимы девяносто второго года. Примечательны в этом отношении советы О.Наумова о том, как лучше реализовывать трансферты валюты из США в Россию для оплаты услуг российской стороны (стр. 83). Подробно рассматриваются торги о том, какие документы могли использовать российские исследователи, не связанные с американским эксклюзивом. Да никакие! Наумов и компания робко подразумевали возможность цитирования в собственных исследованиях: 20% документа в одном месте, 20% в другом и так далее (стр. 84). Брент категорически выступил против. Ведь найдётся умник и процитирует документ в пяти эпизодах, «нарушая таким образом наше эксклюзивное право публиковать документ целиком». Точка зрения партнёра из страны вероятного противника победила. Ведь колбаса же была его. Отныне (и навсегда?) целые фонды, отдельные дела и их фрагменты, на которые клали глаза иностранные партнёры наглухо закрывались от россиян. Со всеми вытекающими для страны, её внешней политики, армии и государственной безопасности последствиями. Вероятно, это условие кочует по всем договорам иностранных подельников Росархива. Например, с Гарвардским университетом, если судить по документам, приведённым в сборнике «Конец эпохи. СССР и революции в странах Восточной Европы в 1989–1991 гг.». С нетерпением ждём гарвардскую версию этого опуса, из которой узнаем много интересного о горбачёвской пятилетке. В переводе с русского на английский язык…

А вот что Брент пишет о встрече с непотопляемой директрисой РГАНИ Натальей Томилиной в 2007 году в помещении архива, когда тот находился на территории Администрации Президента на ул. Ильинка. Пирожные, чай, воспоминания о её поездке в Нью-Хевен, о том, как сынишка Джонатана играл на коленках бывшей инструкторши одного из отделов ЦК КПСС. Томилина настолько млеет от таких воспоминаний, что предлагает гостю второй пакетик чая под новую порцию кипятка. Идиллия со страниц сентиментальной мещанской прозы Помяловского. Перед прощанием Брент смотрит на политическую карту мира и вспоминает о том, как «много лет назад» (!) он в РГАНИ заключал под этой картой соглашение о публикации документов об убийстве Кирова (ук. соч., стр. 321). Лет двадцать нас мурыжили с этим сборником под редакцией Прозуменщикова. Между перекидыванием пачек американских сигарет и чаем с пирожными. Пока «Литературная Россия» и её главред Вячеслав Огрызко не зазвонили в набат и, как по волшебству, не появилась русская версия сборника.

Дж. Брент давно не работает в Йельском издательстве, но ностальгия по российским архивным сокровищам у него не пропадает. 31 октября 2018 года он посетил почти родной ему РГАСПИ и «выразил надежду на сотрудничество с целью создания виртуального архива Бунда». Каким чаем с сушками поил гостя на этот раз директор РГАСПИ и босс аффилированного совместными проектами с Йельским университетом лауреат Государственной премии Андрей Сорокин, из официального сообщения Росархива не известно. Задал ли Брент вопрос Сорокину о доступе на территории Республики Крым и Севастополя к сталинским шедеврам из хранилищ РГАСПИ, пресс-релизы также молчат. Приходится ждать второго тома мемуаров уважаемого автора.
Тех ещё контрагентов заполучили наши архивные боссы! Под стать. Интересно другое: никто из засвеченных в этом опусе действующих и бывших начальников публично не отозвался и не открестился. Мол, клевета, ложь… Думаю, что ответ был бы таким. О существовании мемуаров Дж. Брента 2008 года издания мы узнали-де из публикации «Литературной России» в 2019 году. Ответственности за точность изложенной в ней информации не несём. Потому не комментируем.

По частям на Запад

Следует признать, что по отчётам и рапортам, рутинно составляемым за то без малого десятилетие, которым Артизов руководит Росархивом, может создаться впечатление о значительной работе по расширению доступа российских исследователей в читальных залах федеральных архивов в Москве к рассекреченным Межведомственной комиссией по охране гостайны (МВК) документам. Особенно к тем из них, что хранят документы советского периода российской истории.
Но это – иллюзия.

На практике картина далеко не радужная. Сравнительный анализ доступной наличности у нас и того архивного контента rossica et sovietica, что продолжает постоянно всплывать на Западе в опубликованных сборниках документов, громко озвучиваться на научных конференциях или полушёпотом в устных разговорах с коллегами, вызывает много вопросов.

Оставим труды любимых австрийских контрагентов Росархива. С момента публикации их фолиантов по «Пражской весне» и Венскому саммиту Хрущёва и Кеннеди многие использованные там архивные дела наконец-то стали доступными и у нас. С задержкой на пять, десять лет, а с Хрущёвым и на все 16 с момента их рассекречивания.

А вот к одному из последних известных совместных шедевров Росархива (в лице РГАНИ) и его итальянских партнёров вопросы есть. Речь идёт о «L’Italia vista dal Cremlino. Gli anni della distensione negli archive del Comitato centralе del PCUS. 1953–1970» (Roma: Viella. 2015. ISBN 978-88-6728-335-4). Вячеслав Огрызко недавно писал об этом сборнике на страницах «Литературной России». Он отмечал, что в российских библиотеках, в том числе в Ленинке, этого сборника не оказалось, а обязательный экземпляр из библиотеки РГАНИ выдать ему наотрез отказались.

Пришлось мне слетать в Торонто (Канада) и в библиотеке Robarts Library (University of Toronto) найти искомый экземпляр. В принципе можно было не летать и не искать. Наработки Росархива нетленны и универсальны. А именно, главная из них: иностранцам предоставляются скрытые от российских граждан архивные дела. Так было. Так есть. Но доколе?

В предисловии к итальянскому сборнику, в котором опубликовано 80 документов, говорится в том числе о том, что он – продукт соглашения между двумя итальянскими университетами и РГАНИ. Это ещё одно в бесконечном перечне секретное соглашение, которое никто из общественности не видел и не читал. Отмечается «традиция открытости к международному научному сотрудничеству, сильно поощряемая директором Натальей Георгиевной Томилиной». Именно ей выражается «глубокая благодарность». Она позволила «произвести широкую работу» в фондах Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза. Следующая благодарность выносится Михаилу Прозуменщикову «за услужливость и профессионализм». Он же числится в этом сборнике соавтором и автором предисловия. В чём выразились его «открытость и услужливость»?

Да, всё в том же. Напечатаны документы из архивных дел, которые не только в читальный зал не выдаются, но и в описях не значатся. Сделал сверку тридцати первых документов. По фонду 3, опись 14 (Протоколы Президиума ЦК КПСС XX-го созыва) мы насчитали четыре наглухо закрытых, да два по описи 12 (материалы к протоколам). Итого – шесть. Пятая часть. По одному фонду. Это на 31 марта 2019 года. А на момент работы над сборником в 2013–2015 закрыты были ВСЕ! Не будем утомлять читателя нудным перечнем документов и номерами фондов и описей по Президиуму ЦК XXII и XXIII созывов. Если Росархив захочет (в чём я очень сомневаюсь), то он знает, как это делать.

«Колхозный проект»

Запрет на доступ к сталинским документам в Крыму – лишь апофеоз той вакханалии, которая бушует в федеральных архивах в Москве с тех пор, как руководство в самом начале девяностых захватила группа бывших мелких сотрудников из Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС и примкнувших к ним клерков из аппарата ЦК. Тогда-то и было подписано «соглашение» с Йельским университетом.

Тогда же, в 1993 году родился и в течение последующих 13 лет расцветал, реализовывался и обналичивался мега-проект «Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы в пяти томах. 1927–1939» (М.РОССПЭН. ISBN 5-8243-0006-2).

Это бизнес-предприятие остаётся уникальным по объёму (шесть опубликованных томов), по глобальности охваченной темы, по количеству участников (около 40) и по освоенным материальным ресурсам. Выводы этого проекта оказались весьма сомнительны. 90% документов в них было выбрано по географическим областям РСФСР. А где же национальные республики? Так в этом и был весь смысл затеи. Потом и Козлову, и Артизову, и бывшему сенатору от Пензенской области Кондрашину В.В. придётся организовывать другие проекты по «голоду».

Караван с иностранным гостями в «лучший город земли» под эгидой колхозного проекта действительно выглядел впечатляющим. В Порт пяти морей приплыли посланцы с четырёх континентов. Всех кроме Африки! С гостинцами и подачками. Спонсорами-меценатами проекта «Советская деревня» и его соавторами стали Бостон колледж (США), Университеты Торонто (Канада), Мельбурна (Австралия) и Бирмингема (Великобритания), а также Сеульский государственный университет (Республика Южная Корея).

В редколлегии числились директора Института российской истории РАН, РГАСПИ, РГАЭ, ГАРФ, президент Автономной некоммерческой организации «РОССПЭН». Директор, главный редактор и художественный оформитель издательства АНО и «по совместительству» будущий директор РГАСПИ обеспечивал издание этого многотомника. В списке бывший зам. директора РГАСПИ, он же – нынешний заместитель председателя РОСАРХИВа и даже директор архива ФСБ. Фамилии не суть важны. Важны учреждения и должности.

Без восхищения нельзя читать сегодня отчёт, опубликованный в предисловии к английскому изданию «Трагедии» в серии «Анналы коммунизма» издательства того же Йельского университета (США), которым руководил всё тот же мемуарист Брент. Под этим хрестоматийным документом стоит подпись автора идеи проекта – гражданина США и профессора Университета Торонто Линн Виола:
«[..] Мы благодарим члена Палаты представителей Конгресса США БЭРРИ ФРАНКА (Barry Frank) из четвёртого избирательного округа (штат Массачусетс) по выборам в Конгресс, который помог нам провозить наши гранты в Россию без обложения налогами. С российской стороны премьер-министр ЧЕРНОМЫРДИН создал условия для похожего предприятия. Посол Южной Кореи в Москве в 1998–1999 годах доктор ЛИ ИН ХО (Lee In-Ho) предоставил материальную помощь и [моральную] поддержку во время и после коллапса российской банковской системы в августе 1998 года» (курсив мой. – Л.М.)

Вот как надо обеспечивать инвестиции! Якобы подписанное покойным В. С. Черномырдиным распоряжение о «ввозе в Россию без обложения налогами» валюты я долго искал по архивам и на страницах «Российской газеты». Звонил в канцелярию премьера и мне ответили, что такого распоряжения не существует в природе. Конгрессмен «Барри» (в действительности Барни) Франк в 2007–2011 гг. был председателем Комитета по финансам Палаты представителей конгресса США. Разумеется, у его помощников не нашлось времени ответить на мои неоднократные и сугубо академические просьбы пояснить, каким образом он помогал провозить в Россию эти превышающие установленные законами США и России суммы лавэ (баксы, башли, бабло, капусты) без уплаты налогов. В чемоданах? В бюстгальтерах? Увы, бывший председатель Комитета по финансам Конгресса США, который курировал всю финансовую индустрию, в том числе страховку, секьюритис, банки и строительный сектор, ушёл на заслуженный отдых и на вопросы не отвечает. Ждём и его мемуаров, которые тоже обещают много интересного.

То, что подарила колхозному проекту Республика Южная Корея, также остаётся покрыто тайной. За истёкшее время один бывший президент там умер, другого буквально сдуло со скалы в пропасть в момент начала процесса по обвинению его в коррупции. Ещё два президента оказались в тюрьме. А в 2018 за решёткой оказался уже четвёртый или пятый бывший президент. Счёт потерян. Хорошие страны выбирал Росархив для своих гешефтов. Отметим, что десант южнокорейских товарищей – «крестьяноведов» наводнил лишь первый том «Трагедии», подписанный в печать сразу после дефолта 1998 года. Затем корейские коллеги дисциплинированно сгинули из списка составителей. Навсегда.

Не будем огорошивать читателей «Литературной России» суммами, выделенными на четырёх континентах под проект «Советская деревня». Во-первых, в Россию они доходили по остаточному принципу, как подачки на бедность. Во-вторых, только канадское правительство, в лице своего Исследовательского совета по общественным и гуманитарным наукам (Social Sciences and Humanities Research Council (SSHRC), выписало на «Сталинский архивный проект» чек в 1 млн. 131 тысячу долларов. Подарком от канадских налогоплательщиков. Возможно, памятуя об украинском миллионном электорате в Канаде и предвидя (и темой «голодомора» косвенно готовя) «Майдан». По доллару на каждого канадского украинца. По курсу ЦБ на 31 марта 2019 года это составляет 54 млн. 520 тыс. 81 руб. и 20 коп. Повторим, что до России в чемоданах довозили на порядки меньше. Это – тема для отдельной статьи.

Скажут, что всё это далёкое прошлое. Но крымская история и итальянский томик доказывают, что нет, это – наше настоящее. Да и многие действующие лица всех этих эпизодов – при исполнении, кроме усопших и по минимуму отправленных на пенсию. Они – члены редколлегии «Анналов коммунизма» Йельского университета, который делает погоду в Российском Крыму. Они – авторы «книг» и «сборников документов». Это – реестр номенклатурных чиновников, члены Коллегии Росархива, директора федеральных архивов. Вот с фотографии, на которой шлифуется пресловутое соглашение РГАСПИ с американским издательством, на нас смотрят молодой нынешний статс-секретарь Олег Наумов, всё тот же Брент и третье неустановленное лицо.

Куда идём?

Какое направление вырисовывается сегодня как главное в бизнес-деятельности Росархива в его внешнэкономических связях с промышленно-развитыми странами Запада – членами Североатлантического блока НАТО и Европейского Союза?

Закрытые фонды и коллекции архивных документов целиком, как раньше, иностранным контрагентам уже не предлагаются. Это стало опасным, да и практически невозможным. Россия уже далеко не та, что в лихих девяностых. Из всех органов исполнительной власти только в руководстве Росархива и аффилированных с ними по принципу сращивания издательских и научных структурах продолжается засилье непотопляемых выдвиженцев и назначенцев из девяностых. Например, бывший муж ельцинской спичрайтерши Рудольф Пихоя, который продал на Запад чуть ли не миллионы километров микрофильмов советских архивных документов, руководит журналом «Отечественная история» – органом Института Российской истории РАН. Андрей Сорокин продолжает числиться художественным редактором издательства РОССПЭН. Зитцпредседатель РОССПЭНа и член редколлегии йельских «Анналов коммунизма» – ещё один представитель лженауки под названием «история КПСС» Валентин Шелохаев. При них крутится бывший зам. директора ИМЛ при ЦК КПСС Валерий Журавлёв. А кадры, как известно, решают всё. Будьте уверены, что западные договоры со многими из этих кадровиков, образцы их подписей, бухгалтерские ведомости с адресами бережно хранятся в соответствующих учреждениях. Без этого была бы просто невозможна публикация опусов под их именами и их оплаченные принимающей стороной командировки в США, Австрию, Италию, Германию, Израиль, Францию и т.д.

Сегодня бизнес-схема оказывается усовершенствованной. В Москве кредитоспособным иностранцам предлагается производство тематических сборников. Под заказчика. Для этого в фондах некоторых федеральных архивов под любым предлогом искусственно, под жупелом «решений МВК» создаётся видимость чернополосицы открытых-закрытых архивных дел. Оставила ли в них МВК на секретном хранении одну-две страницы – не важно. Закрывается целое дело. А если оно на ролике микрофильма, то не выдают целые ролики. По отчётам оно рассекречено. Дела закрыты нередко через пень-колоду. Опять-таки специально. По принципу Брента-Наумова. Пусть русские цитируют 20%. Оставшиеся 80% остаются у нас. Сотни сюжетов в деятельности Президиума ЦК – Политбюро за 1952–1976 проследить из-за этого невозможно.

А на деле всё давно рассекречено. Но ждут победителя тендера.

Возьмём к примеру личный фонд Юрия Владимировича Андропова в РГАНИ (фонд 82, опись 1). Из него после передачи десять (!) лет назад из Архива Президента сегодня в РГАНИ не выдаются документы (и даже скрывается сам факт их существования) рассекреченных разделов, которые относятся к деятельности Андропова на посту Генерального секретаря ЦК КПСС и Председателя Президиума Верховного совета и Совета обороны СССР в 1982–1984 гг. Например, это четыре тома документов и материалов с поручениями и резолюциями по народнохозяйственным проблемам и вопросам внешней политики. Далее это четыре тома выписок из протоколов заседаний Политбюро с визой Андропова. Наконец, это записи переговоров с руководителями Венгрии, Вьетнама и ГДР, обмен посланиями с зарубежными партийными, государственными и общественными деятелями (Канада, Кипр, Колумбия, КНДР, Куба, ФРГ, Финляндия, Франция, Чехословакия, Швеция, Эфиопия, Япония). Даже неискушённый читатель поймёт, что перед нами налицо готовый сборник документов под рабочим заголовком «Неизвестный Андропов» или «Внешняя политика Андропова» или часть сборника «От Брежнева к Горбачёву». Любой иностранный донор клюнет на эти проекты с большой охотой и щедрым финансированием, если уже не клюнул. По налаженной с 1991 года схеме.

Мы выбрали пример с наследием Юрия Владимировича, потому что много лет подряд именно его портретом РГАНИ украшал свой сайт. Негоже образом Андропова было освящать свою сомнительную деятельность.

Из 349 протоколов Президиума ЦК в фонде 3, опись 14 «закрытыми» оказываются 57. Это – одна седьмая часть описи. Причём закрыты самые важные части протоколов, с датами и номерами пунктов постановлений. В том числе те дела, из которых в Италии шулерским образом выплыли опубликованными документы. По открытым же многое кажется белибердой.

Из 16 протоколов Президиума ЦК за последние месяцы жизни Сталина (РГАНИ. Фонд 3, опись 8) не выдаётся восемь, то есть ровно 50%. Неужели и это держат для какой-нибудь заокеанской бабушки на пенсии? Так она много не заплатит. Поверьте на слово. С именами и фамилиями.

И так далее. До бесконечности. РОСАРХИВ хочет сказать, что все эти сотни, если не тысячи единиц хранения оставило закрытыми МВК? Тогда не вещайте с каждой трибуны, что в архивах закрыто несколько процентов документов!

Завершая очередную главу этой бесконечной архивной саги, зададимся вопросом. Всё-таки почему скрываемые от соотечественников дела, которые не числятся в описях, и даже названия и хронологические рамки которых неизвестны, постоянно появляются за границей в публикациях, где светятся фамилии директоров и заместителей директоров казённых учреждений Росархива?

Одно из двух. Или эти чиновники публикуют секретные документы, да ещё на Западе, то есть идут на должностное преступление. В это трудно поверить, а тем более простить. И где же тогда смотрящие-разводящие? Это проблемы не их уровня?

Или всё-таки публикуются рассекреченные документы из насильно и под надуманными предлогами скрываемых от российских исследователей архивных дел? Когда только под инозаказчика (Йельский и Гарвардский университеты, Австрия, Италия, далее со всеми остановками) вынимают из ящика стола подборку документов. «Австрия?» – «Вот, пожалуйста». «Италия?» – «Извольте».

На днях в Росархиве-РГАНИ побывала делегация из Великобритании. На опубликованных фотографиях М.Прозуменщиков подобострастно показывает гостям архивные дела. По теме «Великобритания»? Жаль, что Росархив в отчёте не сообщил шифры представленных гостям с туманного Альбиона единиц хранения. Тогда можно было бы подтвердить или опровергнуть высказанную теорию.

Визит англичан на Софийскую набережную анонсировал лично Артизов на недавней пресс-конференции в РИА, как какое-то достижение и прорыв на внешнеполитическом фронте. А ведь незадолго до этого в Великобритании была поднята шумиха по поводу деятельности там Императорского Православного Палестинского общества. Его обвинили в том, что оно пыталось-де вербовать членов английской королевской семьи и потому занималось шпионской деятельностью. Для доказательства преступной ауры общественной организации выбрали тот факт, что председатель Общества – бывший директор ФСБ Сергей Степашин. Что же тогда придумают в Великобритании для Российского исторического общества, которым руководит действующий директор Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин?
Так что, товарищи из Росархива, поменьше низкопоклонства перед Западом! Побольше внимания к россиянам!

Вопросы руководству Росархива

Главный из них. Когда Росархив обеспечит в Российском Крыму доступ к образам сталинских документов на сайте «Документы советской эпохи» правительственного портала «Архивы России»?

Кто конкретно понесёт ответственность за то, что этого не было сделано в течение пяти (пяти!) лет после воссоединения Крыма и Севастополя с Россией?

Когда Росархив обнародует перечень всех тайных договоров и соглашений с иностранными контрагентами, в том числе университетами, издательствами, государственными и частным фондами?

Когда будет дана правовая оценка этим «соглашениям» и их соответствие текущему российскому законодательству. В частности, речь идёт о соглашении с Издательством Йельского университета из далёкого и лихого 1992 года.

Наконец, когда структуры Росархива чётко и бесперебойно, без скандалов, нудных запросов и препирательств начнут выдавать российским исследователям рассекреченные страницы из частично рассекреченных МВК единиц хранения?

Когда в полном объёме восстановят описи архивных дел и чётко укажут в каждом из них, какие дела МВК оставила на секретном хранении (частично, полностью и т.д.). С датами и номерами протоколов МВК.

Понятно, что эти вопросы могут прозвучать впустую. Росархив десятилетиями безнаказанно действует по лекалам из известной русской поговорки о глазах и росе. Как тут не вспомнить слова из «Адвокатского вальса» Юлия Кима:

«Конечно, усилия тщетны,
и им не вдолбить ничего.
Предметы для них беспредметны,
а белое просто черно».

Но, по крайней мере, «усилия» запротоколированы и преданы гласности. А Крым, несмотря на Росархив и Йель, всё-таки наш.

автор: Леонид МАКСИМЕНКОВ

Источник: https://litrossia.ru/item/krymskaya-vesna-ne-dlya-rosarhiva/
Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх