ЛУКАВЫЙ ДЕСАНТ МИРОВОЙ ЗАКУЛИСЫ. Часть вторая

Опубликовано 11.08.2021
ЛУКАВЫЙ ДЕСАНТ МИРОВОЙ ЗАКУЛИСЫ. Часть вторая

С момента смерти лидера IV Интернационала идут споры о том, кем же был на самом деле Лейба Троцкий. Попытки восстановить его имидж и революционную репутацию активно предпринимались и в России, и за рубежом. Наибольшую известность получил семитомник российского В.З. Роговина «Была ли альтернатива?». Диапазон этих публикаций весьма широк – от апологетики, как у Роговина, до обвинений Троцкого в сталинском духе образца 1937 года и утверждений о том, что он был убежденным сионистом и руководителем масонской «Кремлевской ложи» (в России были опубликованы следующие семь томов этой «Троцкианы» В. Роговина: Роговин В.З. «Троцкизм»: взгляд через годы. М.: Терра, 1992. Т. 1; Власть и оппозиции. М.: Товарищество «Журнал “Театр”», 1993. Т. 2. Сталинский неонэп; М., 1994. Т. 3; 1937. М., 1996. Т. 4; Партия расстрелянных. М., 1997. Т. 5. Мировая революция и мировая война. М., 1998. Т. 6 Конец означает начало. М., 2002). Конечно, сводить роль Троцкого в истории к функции «прямого резидента сионистских кругов в России по меньшей мере наивно. Точно так же можно назвать его и резидентом «Интеллидженс сервиса», с которой он был связан через Сиднея Рейли, или германской разведки – через Парвуса. То, что Троцкий был связан с сионистами и брал у них деньги, – это исторический факт. То, что Троцкого финансировали еврейские банкиры вроде Якоба Шиффа, одного из ведущих сионистов США того времени, а также Леб, Житловский и Ротшильды, теперь уже никто не отрицает. Факты эти достаточно широко известны. Но уж если говорить о финансировании революционеров, напомню, что и Маркс брал деньги у Ротшильда, а Ленин через посредников – у немецкого кайзера. Как и многие революционеры той поры, Троцкий исходил из того, что деньги не пахнут, и брал их там, где давали. В этом отношении он, как и другие революционеры, включая Ленина, был всеяден, что полностью соответствует приведенной выше характеристике «интернациональных» евреев-авантюристов, данной Уинстоном Черчиллем.

Труднее доказать связь Троцкого с масонством, но есть ряд свидетельств, подтверждающих, что и она была. Вместе с тем он был одним из инициаторов запрета членам всех партий, входивших в Коминтерн, состоять в масонских ложах.


Биографы Троцкого из числа его почитателей всячески подчеркивают то, что Троцкий якобы не стремился к власти. Несмотря на все свои заслуги при подготовке и осуществлении Октябрьского переворота 1917 г., он не претендовал на роль вождя Советской России. Известно, что он отказался и от предложения Ленина возглавить ВЦИК под тем предлогом, что такое назначение еврея, по сути, на пост премьер-министра, второго человека в стране, вызовет антисемитские настроения (Троцкий Л.Д. Моя жизнь. М., 2001). Но возглавивший ВЦИК Л.В. Каменев (Розенфельд), а затем и сменивший его через десять дней Я. Свердлов тоже были соплеменниками Троцкого, но это не вызвало никаких возражений ни у Ленина, ни у Троцкого. К тому же Свердлов (Черный Янкель), действительно, был связан с мировой закулисой и сионистами через своих братьев и делал все, чтобы убрать Ленина и занять его место. Заметим, что предупреждению Троцкого о засилье евреев в большевистских органах власти и в ВЧК не вняли.

Офицер штаба американского оккупационного корпуса капитан Монтгомери Шюлер в телеграмме, посланной 9 июня 1919 года в Госдеп США, докладывал о национальном составе этих органов следующее: «Здесь примерно 384 комиссара, включая 2 негров, 13 русских, 15 китайцев, 22 армянина и более 300 евреев, из которых 264 человека прибыли из Соединенных Штатов после падения императорского правления». И так было повсюду. Троцкий, кстати, и за власть в партии особо не сражался, и позволил обойти себя Сталину, за что потом и поплатился. Вместе с тем все, кто знал Троцкого, подчеркивают, что властолюбие было его отличительной чертой. Так в чем же тут дело? Троцкий, как очевидно, был одним из тех немногих, кто был посвящен в реальные планы мировой закулисы, предусматривавшие запуск «перманентной революции» в глобальных масштабах. «Они», если взять терминологию Раковского, ему доверяли. Видимо, через Шиффа и Уорбургов Троцкий знал о предстоящем, в ходе революции, разделе России по «плану Хауса» на шесть-восемь государств. Уже поэтому власть в России его интересовала куда меньше, чем власть общеевропейского масштаба, чем роль вождя мировой революции. Еврейский историк Симон Дубнов (1860–1941) достаточно подробно объяснил, что для Троцкого и его патронов из мировой закулисы революция в России была лишь начальным этапом революции мировой. Дубнов писал: «Революция развязала самые низменные инстинкты, но мы как-то должны выбраться из этой кровавой бойни. Нам никогда не простят ту роль, которую евреи сыграли в большевистском терроре. Еврейские коллеги Троцких и Урицких затмевают даже их самих. Смольный институт в 1917 году в народе называли «Центрожид».

Бурная деятельность Троцкого после революции, т е. после того как он дорвался до власти, только начинается, вот где он по-настоящему разворачивается! Захват власти дал Троцкому возможность развернуться во всех его ипостасях. Что большевики делали до захвата власти? Только одно – они захватывали власть. Теперь же задач у них было невпроворот, и все их дела начинались в голове у Троцкого. Троцкий был, как сейчас бы сказали, мозговой трест. И здесь весьма любопытно, что Троцкий не взял себе ни председательство СНК, которое он отдал Ленину, ни председательство ВЦИК, которое он отдал Свердлову. «Казалось, что коль скоро Ленин ему не мешал, Троцкий не раздражался дележом лидерства партии с Лениным, – продолжает С. Дубнов. – Казалось, что Троцкий не собирается руководить захваченной им страной». Правильно, для Троцкого Россия уже была пройденным этапом. Пока его планы на превращение революции в теперь уже революционную войну с Германией не потерпят поражение, Троцкий и не обратит внимания на Россию. На повестке стоял захват власти во всей Европе. На повестке стояла Мировая еврейская революция. Троцкий взял себе пост министра иностранных дел. Почему? Потому что для Троцкого то, что сделано, то уже было сделано, и он это мог поручить своим товарищам. Его же задача была делать то, что еще не было сделано. Троцкий был тараном, он пробивал. Революция в России была для него свершившимся фактом, на очереди была Мировая еврейская революция, и Троцкий не мог ждать ни минуты. Троцкий хотел стать еврейским Мессией. И это дело такое, когда ни один еврей мешкать не будет.

Троцкому нужна была Европа. А Европа для Троцкого это была в первую очередь Германия. Недаром евреи несколько лет изматывали Россию и Германию во взаимной войне. Для чего? Для того чтобы в обеих странах евреи могли забрать власть у истощенного войной народа. Таким образом, первым делом для Троцкого было не допустить мира с Германией и войти в Германию на штыках уже Красной армии, в то время как немецкая еврейская пятая колона взорвет Германию изнутри. На 180 градусов изменилась позиция большевиков по отношению к вой­не после захвата власти. До своей революции они были оголтелыми пацифистами – после революции они стали такими же оголтелыми поджигателями войны. Потому что теперь война была нужна им. Вот почему Троцкий стал первым министром иностранных дел. Троцкий был человеком, который брал или создавал именно тот комиссарский пост, какой ему был нужен.

20 декабря 1917 года Троцкий образовывает ВЧК, но, поскольку на тот момент Троцкого больше заботит мировая революция, он этот пост отдает своему товарищу-американцу Моисею Урицкому. Почему Урицкому, а не Дзержинскому? Потому что на тот момент, кроме Петрограда, ничего определенного в руках у большевиков еще не было, и только Петроград был столицей революции. Не было тогда никакого Дзержинского! Власть тогда они только в Москве брали, и большевистское правительство переедет в Москву только в марте. Вот когда появятся ВЧК и Дзержинский, а до этого были только Петроградская ВЧК и только Моисей Урицкий – царь, и бог, и воинский начальник. Именно таким образом, по недосмотру Троцкого, который срочно заваливал переговоры с немцами, пост московского ВЧК (а по переезде правительства в Москву и Всероссийского ВЧК) уплыл от Троцкого к Дзержинскому, и которого в связи с этим Троцкий в 1925 году таки уберет, но будет уже поздно. В декабре же 1917 года, когда весь большевистский режим ограничивался одним Петроградом, Троцкий организовал ВЧК и поручил его своему вернейшему человеку, «американскому товарищу», за которого Троцкий мог поручиться на все 100% – Моисею Урицкому, и Урицкий тут же приступил к кровавой зачистке Петрограда.

«Люди Троцкого занялись Москвой, – заключает С. Дубнов, – а Троцкий занялся мировой революцией в Германии. Впоследствии именно концентрация на мировой революции в Европе и приведет к тому, что Троцкий упустит власть внутри страны. Но тогда, после революции, Троцкий контролировал положение в партии и внутри страны полностью. Деньги и власть были его – Троцкого» (Дубнов С. Русско-еврейская интеллигенция в историческом аспекте // Еврейский мир (Париж), 1939).

Честолюбие Троцкого, действительно, не знало границ. В революцию он пришел без какой-либо серьезной теоретической подготовки. У него не было даже высшего образования, и ни в одном из его трудов не найти подтверждения глубокого знания марксизма. Троцкий не был теоретиком, хотя и предпринимал такие попытки, выступив с теорией «перманентной революции» и став одним из основателей Коминтерна. Он, прежде всего практик, трибун революции, организатор восстаний и переворотов, на волне которых хотел прийти к власти. Не случайно в РСДРП он получил кличку Бонапартист. В своей биографии он писал: «Решающее влияние на меня оказали два этюда Антонио Лабриолы о материалистическом понимании истории. Только после этой книги я перешел к Бельтову (псевдоним Г. Плеханова. – В.Б.) и «Капиталу». У Лабриолы, который марксистом в строгом смысле этого слова не был, Троцкого, видимо, привлекло его утверждение об определяющей роли личности в истории (Лабриола А. Очерки материалистического понимания истории. М.: Наука, 1960. С. 183). А Лейба Давидович, судя по его биографии и трудам, именно такой личностью себя и считал. Признаем, что основания у него для этого все же были. В ходе революции 1905 года он стал признанным вожаком восставших и при подготовке и осуществлении Октябрьского переворота именно он, а не Ленин и тем более не Сталин, сыграл решающую роль. Тут Д. Рид, автор книги «Десять дней, которые потрясли мир», прав. Да и Сталин поначалу это признавал. «Вся работа по практической организации восстания проходила под непосредственным руководством председателя Петроградского Совета т. Троцкого, – писал он через год после этого переворота в “Правде”. – Можно с уверенностью сказать, что быстрым переходом гарнизона на сторону Совета и умелой постановкой работы Военно-революционного комитета партия обязана прежде всего и главным образом тов. Троцкому» (Сталин И.В. Октябрьский переворот // Правда, 6 ноября 1918 г.).

Троцкий не ответил Сталину взаимностью. В октябре 1924 года он публикует статью «Уроки Октября», помещенную в третьем томе его собрания сочинений в качестве предисловия. В статье он не поскупился на комплименты в свой адрес как «организатора Октябрьской революции», и напомнив читателям, что Зиновьев и Каменев вообще были против выступления, заметил и что Сталин в нем вообще никакой роли не сыграл. Этого Сталин ему не простил.

Троцкий скрупулезно работал над своим имиджем и тщательно готовил документацию для утверждения своей роли в российской и мировой истории. Он безудержно, как сказали бы сейчас, себя пиарил. Целый штат стенографисток и машинисток фиксировал все его речи и заявления, записки и ценные указания. Он активно раздавал интервью, предпочитая при этом иностранные СМИ. Еще при жизни в СССР он издал десятитомник своих сочинений. Из вождей Октября он стал первым, чьим именем был назван город – Гатчину переименовали в Троцк. А там пошло-поехало. Когда Троцкого выдворили за границу, он увез с собой два вагона своих архивов. Он шагал в историю семимильными шагами. Но все оборвалось, потому что Троцкий недооценил роль партийной бюрократии, которая его в конечном итоге и съела под руководством Сталина. Его последняя попытка осуществить свой «18 брюмера» в 1927-м, в годовщину Октября, закончилась, однако, тем, что его сторонников закидали гнилой картошкой и поленьями дров, а самого чуть не вытащили из машины на большевистский суд Линча. Ну а что касается других евреев в руководстве РСДРП-ВКП(б), то они первыми, как Каменев и Зиновьев, выступили с осуждением Троцкого. А Зиновьев даже не раз требовал арестовать Троцкого, против чего выступал Сталин. Он же подчеркивал: «Мы боремся против Троцкого, Зиновьева и Каменева, не как против евреев, а как против оппозиционеров».

Троцкий же, комментируя эти слова Сталина, впоследствии писал в своей книге «Сталин»: «Это сознательно двусмысленное заявление, направленное против “эксцессов” антисемитизма, в то же время совершенно преднамеренно питало его: “Не забывайте, что вожди оппозиции – евреи” – таков был смысл заявления Сталина, напечатанного во всех советских газетах». Разгон демонстрации оппозиционеров 7 ноября 1927 г. сопровождался выкриками «Бей жидов!», «Бей жидов-оппозиционеров!» (Цит. по: КЕЭ. Т. 8. Кол. 573–579).

Роль Троцкого в России была, конечно, куда масштабнее, чем роль эмиссара международного сионизма, засланного в Россию для уничтожения Царской семьи по сценарию всемирного «жидо-масонского заговора» и развала Российской Империи. Увы, эта концепция получила воплощение даже в кинематографе, в частности в документальном фильме «Лев Троцкий. Тайна мировой революции» (автор – Елена Чавчавадзе, режиссер – Галина Огурная). Фильм выполнен в классических традициях конспирологии. Как сообщалось в рекламе фильма, Троцкий фигурирует в нем, как «инструмент в борьбе американских банковских кругов и мировой организации масонов, представляемой Парвусом против великих национальных держав накануне и во время Первой мировой войны, инструмент в борьбе за установление нового мирового порядка».

Где правда в этих утверждениях, где ложь, спор идет не первый год. Для прояснения вопроса отмечу лишь несколько моментов. О роли Троцкого в революции у нас довольно долго вообще помалкивали. Будто его и не было вовсе. Он не сгинул, как его последователи, в годы Большого террора, а был убит 21 августа 1940 года агентом НКВД без суда и следствия по приказу Сталина. При советской власти Троцкий так и не был официально реабилитирован ни при Хрущеве, который сам был троцкистом, ни при его преемниках. Не рискнул этого сделать даже Горбачев. В 1987 г., в ходе торжеств по поводу 70-летия Октябрьского переворота, он от лица КПСС «осудил историческую роль Троцкого» (Горбачев М.С. Октябрь и перестройка: революция продолжается // Коммунист. 1987. № 17. С. 10–11).

Реабилитировала его Прокуратура РФ 21 мая 1992 г., уже при Ельцине, по ходатайству общества «Мемориал», которое, как известно, специализируется на реабилитации жертв Большого террора. Жертвами красного террора это общество не занимается, хотя их было куда больше, чем жертв сталинских репрессий.

Троцкий к еврейству относился так же, как Маркс, а к сионизму – как Ленин. Так, на II съезде РСДРП (1903) он выступал против Бунда, утверждая, что, несмотря на свою оппозицию сионизму, Бунд усвоил националистический характер последнего. В отличие, например, от Свердлова и Зиновьева Троцкий считал себя не еврейским революционером, а прежде всего интернационалистом, и с детства предпочитал говорить на русском и украинском, а не на идише, хотя идиш хорошо знал. Проеврейских, а уж тем более просионистских высказываний Троцкий всегда избегал. Сионисты пытались привлечь Троцкого на свою сторону уже после того, как он обосновался в Мексике. Незадолго до его смерти к нему приезжала одна из видных сионисток под видом журналистки и предлагала ему переселиться в Палестину. Троцкий был растроган таким предложением, но в Палестину все же не поехал.

Еврейская энциклопедия в статье о Троцком пишет о его отношении к еврейству и сионизму следующее: «В начале своей политической карьеры Троцкий не проявлял большого интереса к еврейскому вопросу. Подобно большинству своих единомышленников-марксистов, Троцкий не признавал евреев особым народом и был сторонником ассимиляции.

Решение еврейского вопроса представлялось Троцкому возможным лишь с помощью революционного преобразования общества в мировом масштабе. Тем не менее Троцкий всегда сознавал, что его еврейское происхождение накладывает на него некоторые политические ограничения. Действительно, в белогвардейской пропаганде Троцкий часто изображался воплощением еврейского господства в России, еврейского характера советской власти.

В своих статьях до и после революции Троцкий последовательно выступал против погромов и всяческих проявлений антисемитизма. Он считал, что еврейское происхождение было одним из факторов, способствовавших его поражению во внутрипартийной борьбе. Уже в эмиграции он писал, что Сталин использовал антисемитизм в борьбе с оппозицией, в частности во время суда над Зиновьевым и Каменевым (1936). В интервью американской еврейской газете «Джуиш дэйли форвард» (1937) Троцкий сказал, что угрожающий рост антисемитизма в нацистской Германии и в сталинском Советском Союзе привел его к выводу о необходимости территориального решения еврейского вопроса; он не верил, однако, что такое решение может быть достигнуто в Палестине. Он полагал, что территориальное решение может быть успешным только после победы интернационального социализма в мировом масштабе. В начале Второй мировой войны Троцкий высказывал опасения, что Палестина станет не безопасным убежищем для гонимого еврейского народа, а смертельной ловушкой. Но не только в этом прослеживаются его разногласия с сионизмом и его первооснователем Теодором Герцлем.

Троцкий делал ставку на «интернациональных евреев», которых он надеялся использовать также успешно в разжигании мировой революции, как он это сделал при подготовке революции в России. Сионисты ему в этом мешали, составляя нежелательную конкуренцию в еврейской среде. При его жизни международный сионизм еще не набрал той силы, того мощного влияния на мировую политику и экономику, которым он отличается сегодня. Поэтому, будучи с сионистами идейно и духовно уже в предреволюционные годы, Троцкий на союз с ними не пошел.

В 1930-х годах в Эрец-Исраэль существовали группировки последователей Троцкого, создавшие так называемую Революционную коммунистическую партию. Большинство их вскоре покинуло страну. Троцкисты разных толков, как правило, выступают против сионизма и Государства Израиль, нередко солидаризируясь с самыми крайними формами арабского национализма. Троцкистские идеи нашли выражение в идеологии, существовавшей в Израиле в 1970-х годах левоэкстремистской группы «Мацпен» (КЕЭ. Т. 8. Кол. 1065–1070).

…На Троцком много крови. Это он дал приказ «Превратить Черное море в красное». Он один из главных палачей русского народа, в первую очередь автор геноцида казачества на Дону и Кубани, а также белых офицеров в Крыму, один из главных организаторов русского холокоста. Уже 17 декабря 1917 в своем обращении к кадетам Л. Троцкий заявляет о начале стадии массового террора по отношению к врагам революции: «Вам следует знать, что не позднее чем через месяц террор примет очень сильные формы по примеру великих французских революционеров. Врагов наших будет ждать гильотина, а не только тюрьма» (Ланцов С.А. Террор и террористы: словарь. СПб.: Изд-во СПбУ, 2004). Само понятие «красный террор» было сформулировано именно Троцким в его работе «Терроризм и коммунизм» как «орудие, применяемое против обреченного на гибель класса, который не хочет погибать» (Троцкий Л. Терроризм и коммунизм. С. 64; Арутюнов А. Досье Ленина без ретуши).

В глобальном плане русский холокост полностью соответствовал планам международного сионизма и мирового масонства, основных столпов мировой закулисы, начавшей активно осуществлять свой проект установления мирового господства крупного капитала еще со времен Великой французской революции. Уже тогда стратеги этой глобальной операции планировали захват территории России с ее гигантскими природными богатствами путем «освобождения» наших земель от их населения, прежде всего славянского. Именно в этом ракурсе следует рассматривать и «весну народов», и вторжение в 1812 году в Россию армии Наполеона, в рядах которой были представлены почти все государства Западной Европы. Тогда это кончилось позорным провалом, о чем публично и надрывно сожалели уже после Октябрьского переворота идеологи и практики «еврейской революции». Осуществить эти планы в начале ХХ века мировая закулиса попыталась путем «мировой революции». Троцкому, которого в России в то время называли Лейбой Кровавым, в этом заговоре была отведена далеко не последняя роль.

В российских архивах есть прямые подтверждения того, что Троцкий всячески способствовал успеху иностранной интервенции. Известно, что его предательская позиция «ни мира, ни войны» привела к срыву Брестских переговоров, что обернулось немецкой оккупацией Украины, Белоруссии и Прибалтики. 1 марта 1918 г., во время переговоров о заключении Брестского мира, Троцкий направил телеграмму председателю Мурманского краевого Совета рабочих и солдатских депутатов троцкисту А.М. Юрьеву, которого он знал лично еще по эмиграции в Нью-Йорке с указанием «…принять всякое содействие союзных миссий». Юрьев заключил соглашение Мурманского Совета с представителями Антанты, в результате чего англичане без всяких боев оккупировали Мурманск. Потом, чтобы уйти от ответственности, Троцкий обвинил Юрьева в предательстве. Будучи наркомвоенмором, Троцкий спровоцировал бунт чехословацкого корпуса, который передвигался по Транссибирской магистрали к Владивостоку для эвакуации на родину через Панамский канал. Во время обороны Царицына И.В. Сталин потребовал от руководства Советской России отозвать Троцкого, так как заподозрил его в предательстве. В результате совместных интриг Свердлова и Троцкого из Царицына в Москву отозвали Сталина. И вскоре после этого выпестованная Троцким, его краса и гордость 11-я «железная» дивизия, посланная им на помощь Царицыну после отзыва оттуда Сталина, вместо включения в борьбу, перешла к белым в парадном строе, под музыку, с развернутыми знаменами, что осталось без всяких последствий для наркомвоенмора Троцкого. По его приказу был практически уничтожен Черноморский флот – гроза и слава России. То же самое было проделано с Тихоокеанским флотом. Но приказу Троцкого уничтожить Балтфлот не подчинился Алексей Михайлович Щастный, морской офицер, назначенный наморси (начальником морских сил) Балтийского моря. Он вывел флот в Кронштадт и таким образом спас его. За такое «неподчинение приказу» русский патриот Щастный был расстрелян по личному указанию Троцкого. В списке русских патриотов, загубленных лично Лейбой Кровавым, он занимает одно из первых мест.

Роль Троцкого как эмиссара «мировой закулисы» в осуществлении ее планов по разгрому России прослеживается на всех этапах его биографии. Его роль в создании перед Второй мировой войной антисоветского фронта под флагом IV Интернационала органично вписывалась в общую стратегию антикоммунизма. И тут Троцкий в точности последовал наставлениям вождя сионистов-ревизионистов Зеева Жаботинского: «Тот, кто хочет служить сионизму, не может не бороться против коммунизма». Троцкий же не стал сионистом не только потому, что был все-таки профессиональным революционером. Для него сионизм был всего лишь одним из рычагов мировой революции, а поэтому принадлежность к еврейству была для Лейбы Давидовича делом второстепенным, и, когда этого требовали обстоятельства, он не щадил даже своих соплеменников. Именно поэтому ни сионисты, ни раввинат не считали Троцкого своим.

Мало кто знает, что раввины предали Троцкого самому страшному проклятию в иудаизме – «Пульса де-нура». В талмудической литературе это выражение означает в примерном переводе «болезненное наказание на уровне нефизического, сущностного мира». Троцкий действительно принял страшную смерть – его убили ударом по голове ледорубом. «Пульса де-нура» сработала.

Но одно дело – средневековая мистика, а другое – реальные дела Троцкого. Все перечисленные выше факты говорят о том, что Троцкий под красным флагом, а затем уже в эмиграции под штандартом 4-го Интернационала объективно способствовал утверждению в России господства его соплеменников, химеризации России под видом советской власти. И хотя история не приемлет сослагательного наклонения, можно со всей уверенностью сказать, что, не одолей Сталин Троцкого, Советская Россия неминуемо превратилась бы в государство-химеру, в котором русские были бы на положении граждан второго сорта, как это и было в первые годы после революции, а потом погибла бы, как Хазарский каганат. Развал Советского Союза, осуществленный последователями Троцкого, – самое убедительное тому подтверждение.

Владимир БОЛЬШАКОВ.

Предыдущий материал: https://likorg.ru/post/lukavyy-desant-mirovoy-zakulisy


Источник: http://www.rv.ru/content.php3?id=13856
Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх