НА БУЙНОМ ТЕРЕКЕ.

Опубликовано 16.01.2022
НА БУЙНОМ ТЕРЕКЕ.

К началу XVII в. терское казачество уже представляло собой внушительную силу. В 1603 г. крымский хан даже упрашивал Годунова свести казаков с Терека, а то, мол, татарам стало слишком опасно кочевать на Кубани. Настоящая причина обращения была, конечно, иной. Для турок и крымцев казаки стали костью в горле, мешали подмять под себя Северный Кавказ. Но последовали несколько ударов. В войне с Ираном турки наступали в Закавказье, заняли Дербент, и на их сторону переметнулся шамхал Тарковский. Часть его подданных сохранила верность Царю, просила помощи. В 1604 г., князь Бутурлин повел на Дагестан 7 тыс. ратников и казаков. Взял Тарки, резиденцию шамхала, но тот призвал турок. Оказавшись в окружении, без продовольствия, Бутурлин вступил в переговоры с турецким пашой и договорился, что войско свободно выпустят. Однако когда двинулись в обратный путь, враги напали и перебили большинство воинов, вторглись в российские владения, сожгли Койсинский и Сунженский остроги. Но Нижнетерское Войско дало отпор, туркам и горцам шамхала пришлось уйти восвояси.

Вскоре забурлила Смута, и в 1606 г. 4 тыс. нижнетерцев ринулись в авантюру с “царевичем Петром”. Обратно почти никто не вернулся, от Нижнетерского Войска осталась маленькая община [14]. А в Закавказье турок стал одолевать шах Аббас. Он тоже задумал прибрать к рукам Северный Кавказ. Начал из Дербента походы на Дагестан. Вот тут горцы взвыли – знали, что шах дерет с подвластных народов три шкуры. В 1610 г. Тарковские правители Гирей и Ильяс Сурхановы обратились к терскому воеводе Головину, снова просились в подданство к Царю. Но что мог сделать Головин, когда Русь лежала в хаосе?

В 1614 г. терские стрельцы и казаки отправили отряд в Астрахань, подавляли мятеж Заруцкого. Но и персы не могли покорить Кавказ, местные жители сопротивлялись. Казачий сотник Лукин доносил: “Кумыцкие старшины покоряться не хотели”. Аббас принялся заигрывать с местными правителями, перетянул под свое покровительство Эндереевского князя Султан-Махмуда, кабардинского князя Мудара Алкаева. Послал 12 тыс. войска, чтобы построить крепости на Тереке и Койсу, а в 1615 г. явился сам, жестоко карая непокорных. Но уже смогла вмешаться Москва. Объявила, что дагестанцы и кабардинцы – подданные Царя, и выдвижение персов к Тереку будет означать войну.

На самом-то деле Россия сражалась в это время с поляками, шведами. Войск для Кавказа у нее не было. Но для Ирана была очень важна торговля с ней. Персы сбывали через Россию шелк, транзитные товары из Индии. Шах на прямой конфликт не пошел, отвел войска. Это сразу подняло авторитет Царя среди здешних народов. Ему присягнули кумыки, карачаевцы, балкарцы, часть адыгов. А Эндереевскому Султан-Махмуду пришлось отдуваться. Шамхал принялся ему мстить за свои разоренные селения, а терский воевода и казаки помогли. Султан-Махмуд бежел к чеченцам, принялся натравливать их на кумыков и русских. В ответ в 1616 и 1618 гг. стрельцы и гребенские казаки предприняли походы в Чечню. Султан-Махмуда крепко вразумили, и он тоже признал подданство Царю, а вслед за ним уцмий Кайтагский, ханы Андийский и Аварский, ряд чеченских тейпов [163].

Гребенские и нижнетерские казаки все еще жили отдельно и во многом отличались. У нижнетерцев был единственный Трехстенный городок, и быт устраивался примерно так же, как на Дону или Яике. Прочной хозяйственной базы они не создавали, главным промыслом была рыба, подрабатывали службой. А гребенцы были старожилами Кавказа и сами в значительной мере “окавказились”. Переняли традиционную одежду, оружие горцев, некоторые обычаи. Занимались скотоводством, огородничеством, выращивали просо, освоили виноградарство и виноделие. Войско разрасталось. Если в начале XVII в. оно насчитывало около 500 казаков, то последующие документы перечисляют уже более десятка городков – Червленный, Шадринский, Степанов, Потапов, Наурский, Казан-городок и др. (но располагались они не там, где сейчас, а на правом берегу Терека).

Смешанные браки были обычным делом. Женились на черкесках, кабардинках, чеченках, дагестанках. Нередко по кавказскому обычаю умыкали невест. Это не только избавляло от расходов на свадьбу и калым, но и считалось признаком удали. Еще одним обычаем было куначество. Бывало, что казак отдавал сына на воспитание кунаку-горцу, а тот выдавал дочь за этого сына. Но невест обязательно крестили, а казачек замуж за горцев не отдавали, это значило бы переход православной девушки в “басурманскую” веру. Но казаки, как гребенские, так и нижнетерские, пополнялись и извне. За счет отбитых русских пленников, да и представителей других народов. Если невольник или человек, спасающийся от кровной мести, бежал к казакам и принимал крещение, его не выдавали. А со временем он становился казаком. Еще в XX в. многие семьи терцев помнили о своем происхождении от осетин, чеченцев и т.д.

Опорой России на Кавказе считалась Кабарда, но в XVII в. из-за ссор между князьями она распалась. Выделились Большая (Казиева), Малая (Шолохова), Анзорова Кабарда, княжество Сучаловичей Черкасских. В эти свары активно вмешивались турки и крымцы. Переманивали князей к себе, для поддержки «своих» присылали крупные отряды татар – в 1619, 1629, 1631, 1635, 1638 гг. Но Москва во всех случаях заявляла протесты. Слала приказы кабардинцам не вступать в сношения с ханом и не пропускать через свою территорию чужие войска. А терские воеводы и гребенцы помогали сторонникам русских. Кабардинским князьям приходилось оглядываться на них, отказываться от крымской “помощи”.

Но и казакам доставалось. Татары, не добившись своего в Кабарде, нападали на их селения. Из-за частых набегов в 1620 – 30-х гг часть казаков вообще покинула эти края. Некоторые поступали на службу в Сибири. Так, терский атаман Гроза Иванов в 1624 – 1626 гг. совершил две экспедиции вглубь Казахстана на Ямышевское озеро. Часть гребенцов ушла на Дон. Хотя документы той эпохи сообщают и об отрядах донских, запорожских, яицких казаков, приходивших на Терек на короткое время. Они помогали здешним братьям против врагов, совершали рейды за добычей и возвращались домой. Некоторые оставались [14].

Кавказ оставался лакомым куском не только для турок с крымцами, но и для персов. В 1629 г. они снова вторглись в Дагестан. Шах Сефи прислал сюда тысячу солдат, собирал и большое войско в 40 тыс. Был готов пойти даже на конфликт с Россией, планировал построить крепости на Сунже, Тереке, Елецком городище. К шаху перебежал мятежный крымский царевич Шагин-Гирей, и Сефи назначил его своим наместником на Кавказе, поручил ему вовлечь вовлечь в персидское подданство местных князей. Но едва здешние народы узнали о замыслах Ирана, как тут же забыли взаимные счеты и метнулись к России. Тарковский шамхал Ильдар людей для строительства крепостей не дал, заявив, что “земля тут государева а не шахская”. Аналогично отреагировали другие правители Дагестана и Кабарды. А Эндереевский Султан-Махмуд, которого не так давно замиряли оружием, прислал в Терский городок сына, чтобы договориться о совместной войне против Шагин-Гирея. Услышав, что на него собираются и стрельцы, и казаки, и ополчение горцев, Шагин-Гирей удрал, и шах был вынужден отменить свои планы.

Его преемник, Аббас II счел, что удобный момент настал в 1645 г. – в Москве умер Михаил Федорович, воцарился юный Алексей Михайлович. Персидское войско погромило Дагестан, изгнало Кайтагского уцмия Рустам-хана, верного России, и на его место посадило ставленника шаха Амир-хан Султана. Началось строительство крепости в селении Башлы. Но прочие кавказские князья сразу воззвали к Царю. Из Москвы полетел приказ терскому воеводе привести войска в готовность, на Терек двинулись полки из Астрахани и Казани. А шаху был предъявлен ультиматум – немедленно очистить Дагестан. Аббас понял, что перемена на престоле Россию не ослабила и увел войско. А поставленный персами Амир-хан перетрусил и заверил терского воеводу, что готов быть “под его царскою и шах Аббасова величества рукою в опчем холопстве”, а если шах не будет возражать, то и в царском “неотступном холопстве” [162].

В 1649 г. большой набег на Терек предприняли ногайцы, “многих казаков побили и жен их и детей в полон поимали”. Но и Аббас II не смирился в неудачей. Он исподтишка подкупал дагестанских и кабардинских князей, стравливал их между собой – чтобы поддержать в усобицах и превратить в своих сторонников. А в 1653 г., когда Россия готовилась воевать в Польшей и направила все силы на запад, шах бросил на Северный Кавказ армию Хосров-хана Шемахинского. Ему ставилась задача выбить русских с Терека и построить в Дагестане две крепости с гарнизонами по 6 тыс. воинов. К Хосрову присоединились горские союзники, и он ворвался на земли гребенских казаков. Сунженский острог отбился, но окрестности были опустошены. Терцы назвали это “кызылбашским разорением”, у них уничтожили 10 городков, угнали 3 тыс. лошадей, 10 тыс. коров, 15 тыс. овец, 500 верблюдов. Воеводы доносили, что “казаки с женами, с детьми разбрелись”.

Царь крепко рассердился, угрожая ответными мерами. Иранцы заюлили. Лгали, что поход был направлен только против кабардинцев, а “русским людям ни единому человеку и носа не окровавили”. На это получили ответ, что и кабардинцы – государевы подданные, и соваться к ним Москва очень не рекомендует. На Терек пошли дополнительные войска. Аббас еще надеялся, что пока идут переговоры, он зацепится крепостями в Дагестане. Но даже те горские князья, кто участвовал в походе на казаков, совсем не горели желанием, чтобы у них утвердились персы. Да и Москвы боялись, отказывались выделять землю и людей. Аббасу пришлось похоронить проект..

Обстановка на Северном Кавказе надолго успокоилась. Расцвел Терский городок. Тут имелись 2 церкви, приказная изба, арсенал, стрелецкая казарма, таможня, торговые ряды, 3 гостиных двора, харчевня. Гарнизон насчитывал 2 тыс. человек – под такой защитой было безопасно торговать, заниматься ремеслами. Сюда стали перебираться многие кавказцы, в городе возникли Черкасская (кабардинская), Окоцкая (чеченская), Новокрещенская, Татарская слободы. Подсуетились и армянские купцы. Они поставляли в Россию шелк-сырец и договорились с гребенцами о его обработке. Возникли промыслы по выделке из шелка пряжи и тканей – отсюда и название станицы Шелковская. А у нижнетерцев в 1669 г. наводнение затопило Трехстенный городок, и они переселились к Терской крепости. Их к этому времени насчитывалось всего 220, их них треть – крещеные кавказцы. Этих казаков под названием Терского Низового Войска включили в гарнизон крепости. Главной их обязанностью стало выставлять пикеты на переправах через Терек [169].

ИЗ КНИГИ В.Е. ШАМБАРОВА "КАЗАЧЕСТВО. Путь воинов Христовых".

Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Авторы
Роман Котов
Санкт-Петербург
Николай Зиновьев
станица Кореновская, Краснодарский край
Наверх