НАЧАЛО УРАЛЬСКОГО ВОЙСКА. Валерий Шамбаров

Опубликовано 05.12.2021
НАЧАЛО УРАЛЬСКОГО ВОЙСКА. Валерий Шамбаров

В XVI в. само слово «казак» приобрело много значений. В Речи Посполитой – три. Официально оно относилось только к реестровым. Но были и вольные запорожцы. И участники любых восстаний называли себя «казаками» – чтобы не быть бесправными «хлопами». На Руси таких значений было четыре. Существовали “природные” казаки: донские, терские, волжские, яицкие. Но они нанимались на царскую службу, многие оседали в приграничных городах. И постепенно термин «казак» распространился на любых военных из простонародья – если они служили не в стрелецких частях. В документах такую категорию выделяли как “служилых” или “городовых казаков”. По сути, это было синонимом слова «солдат», которого в России еще не существовало.

Служилыми казаками становились выходцы не только из казачьей среды, но и из крестьян, горожан. Они получали жалованье 4 –5 руб. в год (сумма немалая, корова стоила 2 руб.), 12 четвертей ржи и столько же овса, участок земли, освобождались от налогов. Служба их была пожизненной и потомственной. Они сводились в десятки, сотни. А командиры имел чины десятников, пятидесятников, сотников, голов. Позже чин головы у служилых казаков был заменен на “атаман”. Но это был не выборный пост, а воинское звание, означавшее командира пяти сотен (и жалованье 9 руб.) Слобода служилых казаков существовала и в Москве, ее следы сохранились в названиях нескольких Казачьих переулков.

Французский капитан Маржерет, служивший в России, писал: “Лучшая пехота… состоит из стрельцов и казаков… они есть в каждом городе, приближенном на 100 верст к татарской границе, смотря по величине имеющихся там крепостей по 60 – 80… и до 150, не считая приграничных городов, где их вполне достаточно. Затем есть казаки, которых рассылают зимой в города по ту сторону Оки, они получают равную со стрельцами плату и хлеб, сверх того император (Царь – авт.) снабжает их порохом и свинцом. Есть еще другие казаки, имеющие землю и не покидающие гарнизонов. Их наберется от 5 до 6 тыс. владеющих оружием. Затем есть настоящие казаки, которые держатся в татарских равнинах вдоль таких рек, как Волга, Дон, Днепр и другие, и часто наносят гораздо больший урон татарам, чем вся русская армия. Они не получают большого содержания от императора, разве только, как говорят, свободу своевольничать, как им вздумается. Они располагаются по рекам числом от 8 до 10 тыс., готовясь соединиться с армией… Половина из них должна иметь аркебузы (ружья – авт.), по 2 фунта пороха, 4 фунта свинца и саблю. Остальные… должны иметь лук, стрелы, саблю или нечто вроде рогатины… когда зовут на войну, шлют им порох, свинец, жалованье 7 – 10 тыс. руб. Они приводят первых пленников, за что награждаются сукном на платье или деньгами…” [84].

Казаки были не только воинами, но и отличными корабелами, моряками, чем нередко подрабатывали. Отсюда третье значение – “кормовые казаки”. Так стали называть матросов на речных судах (термина “матрос” в русском языке тоже еще не было). А “кормовые” – от слова “корм”. Оплата, которую они получали. Наконец, всякая вооруженная вольница, разбойники, тоже величала себя казаками. Это были “воровские казаки”. Данные категории были совершенно различными, и стоит учитывать, что состав казачества формировался не только из природных казаков.

Правительство Федора Иоанновича и Годунова старалось поддерживать мир со всеми соседями. На Дон, Терек, Волгу пошли приказы казакам “жить смирно” и “не чинить задору”. Но это оказывалось нереальным. Ведь главной специализацией Крыма оставалась работорговля. Крупнейший невольничий рынок располагался в Перекопе. Здесь работорговцы скупали у воинов их полон. Вторым центром стала Кафа (Феодосия). Тут оптовики перепродавали “товар”, и корабли развозили его по Османской империи, в другие страны. Третий центр возник в Азове. Он был удобнее Перекопа, отсюда невольников не требовалось гнать через степи Крыма, а можно было везти морем. В “выгоды” работоргового промысла втягивались и азовские жители, черкесы, ногайцы.

Казаки отвечали нападениями. А на жалобы турок царские дипломаты отвечали, что “азовские люди и Казыева улуса и Дивеевых детей с крымскими и ногайскими людьми ходят на государевы украйны войною и многих русских людей емлют в полон и ведут в Азов, и казаки, того не мога терпети, на них приходят”. Впрочем, и правительство хорошо понимало, что мир со степняками – понятие условное, продолжило мероприятия Ивана Грозного по укреплению границ. Южнее Большой засечной черты, выдвигаясь вглубь степей, стала строиться еще одна цепь крепостей – Ливны, Курск, Рыльск, Воронеж, Оскол, Валуйки, Белгород. Крепости возводились и на Волге для предотвращения бунтов местных племен, защиты от ногайцев. В 1586 г. была основана Самара, там поселили 200 семей казаков. Следом за ней выросли Царицын, Царево-Кокшайск, Царево-Санчурск, Уржум, Саратов.

К данному времени относится и первая достоверная информация о яицких казаках. Как уже говорилось, при уходе Ермака к Строгановым атаман Барбоша с соратниками остался на Яике. Он построил городок в урочище Коловратное, в 60 верстах от будущего Уральска. Эта река была еще совсем “дикой”, других населенных пунктов тут не существовало. На Яик стекались самые отчаянные головушки. В 1586 г. к ним обратились астраханские воеводы, приглашая на службу. 150 казаков согласились. Но атаманы Богдан Барбоша, Нечай Шацкий, Якбулат Чембулатов, Якуня Павлов, Никита Ус, Первуша Зея и Иван Дуда отказались. С ними осталось 250 казаков.

А между тем, по путям, проложенным Ермаком, продолжалось освоение Сибири. Росли новые города – Березов, Верхотурье, Обдорск, Кетский острог, Сургут, Тара. Но Кучума еще долго не могли одолеть. Он оставался вассалом Бухары, получал от нее помощь. Но затем в Бухаре начались междоусобицы, отделилась Хива – провозгласила себя отдельным ханством. Кучум лишился главной поддержки. Он стал терпеть поражения. От него отпали ногайцы, татарские мурзы переходили под власть русских. В 1598 г. против Кучума выступил воевода Воейков с отрядом из 400 человек, в который входили и ермаковцы под командой Черкаса Александрова. На Черных водах скрытно подобрались к войску Кучума и разгромили наголову. После этого Кучум скитался по степям с горсткой людей и погиб в стычке с ногайцами.

Россия укрепляла позиции и на Кавказе. Прежний Терский городок успел превратиться в поселение гребенцов. В 1588 г. по просьбе кабардинцев отстроили еще один, в устье Терека. Здесь на постоянной основе разместился гарнизон стрельцов, сменявшийся через каждые 3 года. Терский воевода подчинялся астраханскому. В городок переселился кабардинский князь Мамсрук со своими соплеменниками и отрядом гребенцов, на службу привлекали и нижнетерских казаков. А в устье Сунжи был возведен Сунженский острог. Но в Дагестане шамхал Тарковский вел себя враждебно, сносился с турками и Крымом, предпринимал набеги на казаков и кабардинцев. В 1591 г. против него был организован поход. Выступили стрельцы под началом воеводы Хилкова, князья Кабарды, к экспедиции привлекли гребенских, терских и яицких казаков. Шамхала быстро вразумили, он принес присягу о подданстве Царю. А для защиты от врагов попросил, чтобы ему тоже построили русскую крепость - и на его землях возник Койсинский острог.

А поскольку сохранилась грамота об участии в походе яицких казаков, то с 1591 г. принято считать старшинство Уральского Войска. Хотя и эта дата получается условной. Потому что рейд на Дагестан стал для яицких казаков разовым мероприятием – сулил добычу, жалованье. На постоянную службу России община на Яике еще не перешла. Изрядную долю здесь составляли «воровские» казаки, не желавшие иметь дела с властями. Вместо этого предпочитали выйти на Каспий или на Волгу и грабануть персидских купцов. К концу XVI в. Яицкое Войско значительно выросло. Потому что по Волге возводились царские крепости, брали ее под контроль, и волжские казаки разделялись. Часть пристраивалась на государевой службе, а самая лихая вольница уходила на Яик.

Но здешнее казачество само подорвало свои силы, решило воспользоваться раздорами в Средней Азии. В 1600 г. Нечай Шацкий с тысячей казаков отправился на Хиву. Они сумели добраться до цели и попали в удачный момент – хан с войском отсутствовал. Захватили город, пограбили досыта. Но на обратном пути ханская конница настигла их у Аму-Дарьи и почти всех перебила. В 1605 г. на Хиву пошел атаман Шамай с отрядом в 500 человек. Однако Шамая утащили в плен калмыки. Казаки двинулись без него, сбились с пути, очутились на берегу Аральского моря. Многие умерли от голода и жажды. Оставшихся хивинцы захватили в рабство [114].

Из книги В.Е. ШАМБАРОВА "КАЗАЧЕСТВО. Путь воинов Христовых".

Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх