Очевидное — и непонятное. Валерий Шамбаров

Опубликовано 05.02.2020

Смена президента поначалу практически не отразилась на внутренней жизни России. Прежняя линия Путина ничем не нарушалась, продолжалась реализация тех же «национальных программ» (и с такими же результатами, что-то действительно улучшалось, что-то оставалось на уровне благих пожеланий). Дополнительно к этому Медведев стимулировал развитие предпринимательства. В мае 2008 г. подписал указ, снимающий многие административные барьеры. Облегчалась регистрация предприятий, отменялось лицензирование ряда направлений деятельности. Продолжилась и политика формирования крупных государственных концернов, указом Медведева были объединены в единую структуру конструкторские бюро, НИИ и центры космической отрасли.

А Путин на посту премьер-министра проявил себя тем, что взгрел слишком зарвавшихся бизнесменов. Показательным объектом он выбрал концерн «Мечел», владевший многими металлургическими, горнодобывающими предприятиями, морскими портами. На совещании в Нижнем Новгороде, а потом на заседании правительства в июле 2008 г. Владимир Владимирович уличил концерн в том, что на экспорт продукция идет в четыре раза дешевле, чем на внутренних рынках. За границей покупателями выступали дочерние оффшорные фирмы, которые потом успешно перепродавали товар — но занижение цен позволяло занижать налоги в российскую казну. «Мечелом» занялась Федеральная антимонопольная служба. Поднялся скандал и паника, сочли, что повторяется дело «ЮКОСа». Акции концерна обвалились на 60 %. Но на этот раз обошлось без репрессий и конфискаций, председателя совета директоров Зюзина никто не тронул. За нарушения «Мечелу» начислили относительно мягкий штраф, 790 млн руб. (5 % годового оборота) и рекомендовали снизить цену на уголь на внутреннем рынке на 15 %. Отсюда видно, что имело место всего лишь предупреждение олигархам — не надо наглеть.

Но в августе, после войны с Грузией и признания независимости Абхазии и Южной Осетии, положение России в мире резко изменилось. Запад встал на дыбы, на нашу страну катились шквалы осуждений. Блок НАТО прекратил сотрудничество с Москвой в рамках программ «Партнерство во имя мира». 23 сентября генеральные секретари НАТО и ООН подписали «Декларацию о сотрудничестве между секретариатами НАТО и ООН». Россия на это выразила решительный протест — получалось, что военный Североатлантический Альянс признается инструментом Организации Объединенных Наций. Подкрепляется его возможность выступать и действовать от лица ООН — чем он и раньше пользовался, не имея на это никакого права.

Однако и Кремль занял жесткую позицию. В интервью нескольким телеканалам 31 августа Медведев заявил: «У России, как и у других стран мира, есть регионы, в которых находятся привилегированные интересы… Мы будем очень внимательно работать в этих регионах и развивать такие дружеские отношения с этими государствами, с нашими близкими соседями». В пику американским интригам в бывших республиках СССР вице-премьер Сечин нанес визит в Венесуэлу и на Кубу, были достигнуты договоренности не только об экономическом, но и о военном сотрудничестве. Эксперты квалифицировали это как «достойный ответ» на поддержку Грузии со стороны США [51]. Россия стала формировать свою зону влияния и в Африке. Направила подразделения миротворцев (200 военнослужащих и 4 вертолета) в Центральноафриканскую Республику и Республику Чад.

24 сентября на встрече с представителями общественных организаций Медведев прямо обвинил НАТО в провоцировании конфликта на Кавказе, а США — во вмешательстве во внутренние дела России: «Открываю сегодня с утра „любимый“ интернет, смотрю: наши американские приятели говорят, что мы будем и впредь оказывать поддержку в Российской Федерации учителям, врачам, ученым, профсоюзным лидерам, судьям. Последнее для меня вообще просто было чем-то выдающимся. Это что имеется в виду, они собираются наших судей взять на кормление, что ли, коррупцию будут поддерживать? А если речь идет о совместных программах, то они обычно реализуются с теми странами, с которыми существует близость восприятия основных мировых процессов. А то, если дальше так пойдет, они нам президентов уже будут подбирать».

На этой же встрече прозвучала инициатива президента — после событий на Кавказе необходима разработка нового большого общеевропейского договора о коллективной безопасности, поскольку прежние международные соглашения показали свою полную неэффективность. Данную идею Медведев развил и в октябре, на встрече с канцлером Германии Ангелой Меркель, на Конференции по мировой политике в Эвиане. Выступая на этой конференции, президент России снова откровенно обличил глобальный курс США «после 11 сентября 2001 г.». Медведев указал, что тогда и впрямь открылась возможность для налаживания взаимопонимания и сотрудничества, но Вашингтон предпочел развернуть «чреду односторонних действий», направленных на «свое глобальное доминирование». Предлагались конкретные тезисы нового договора о европейской безопасности. Но… ОБСЕ, рассмотрев предложения России, напрочь отвергла их.

А между тем на обострение международной обстановки наложился еще один негативный фактор. В мире разразился очередной финансовый кризис. Впрочем, исследователями уже было показано: все кризисы с начала XX в. организовывались искусственно для решения тех или иных задач западной финансово-политической «закулисы», удобным инструментом для этого стало создание в 1913 г. Федеральной Резервной системы США [146]. В данном случае причина кризиса была очевидной: для обращения в мире год за годом вбрасывались массы долларов, фактически ничем не обеспеченных. «Пузырь» лопнул, доллар стал обваливаться. В первую очередь кризис охватил саму Америку, покатился по другим странам.

А российская экономика была очень крепко связана с долларовой системой, с начала «эпохи демократии» доллар в нашей стране служил «второй валютой». Но удар еще и дополнительно усугубился. С одной стороны, упали цены на нефть. С другой, война с Грузией и обострение отношений с Западом вызвали массовый отток капиталов из России. Выводили свои деньги иностранные инвесторы. Их переводили за рубеж и отечественные толстосумы, перепугавшись возможных санкций или иных потрясений. 1 октября Путин на заседании правительства возложил ответственность за кризис на Америку: «Все, что сегодня происходит в сфере экономики, финансов, началось, как известно, в США. Весь этот кризис, с которым столкнулись многие экономики, и, что самое печальное, неспособность принять адекватные решения — это уже не безответственность конкретных лиц, а безответственность системы. Системы, которая, как известно, претендовала на лидерство. Но мы видим, что она не только не способна обеспечить лидерство, но даже не способна принять адекватные, абсолютно необходимые решения для преодоления кризисных явлений».

Правительство сперва наметило нейтрализовать кризисные явления путем резкого увеличения налогов на предприятия. Но сразу забунтовали бизнесмены, указывали, что проблемы в экономике еще и дополнятся «дестимулированием», требовали ввести мораторий на любые налоговые новшества до преодоления кризиса. В результате подобные меры так и не были введены. 7 октября на совещании президента и правительства был выработан план антикризисной поддержки экономики, государство выделяло кредиты до 950 млрд руб. сроком не менее чем на пять лет. Но распределялись средства в основном среди самых крупных корпораций. Кредиты получили основные банки, что позволило им избежать банкротства, остановило финансовую панику среди населения. Солидную казенную поддержку запросили и получили нефтегазовые гиганты «Лукойл», «Роснефть», «ТНК-ВР», «Газпром» — для погашения долгов по внешним заимствованиям.

Оператором антикризисных мер стал Банк развития (Внешэкономбанк), где должность председателя Наблюдательного совета занимал сам Путин. Предприятиям кредиты выделялись под залог акций, что вызвало в либеральных СМИ шум о «национализации», «переделе собственности». Впрочем, как раз такая практика была вполне здравой и нормальной в кризисных условиях. Но происходили и операции поистине загадочные. Так, 7 октября 2008 г. Центробанк России (напомним, по законам фактически отделенный от государства и неподотчетный ему) выделил ссуду в 4 млрд евро… Центробанку Исландии. Отметим, финансовую помощь предоставили в тот момент, когда в самой России было множество нуждающихся. Причем в евро, курс которых рос, в отличие от «падающего» доллара. И что хорошего сделала нашей стране Исландия, член НАТО?

А в России предпринятые меры оказались все же эффективными. Такого коллапса и общего обвала, как в 1998 г., не случилось. Позже, когда кризис миновал, в докладе Всемирного банка отмечалось, что для экономики нашей страны потери оказались гораздо меньшими, чем ожидалось. Но удар был серьезным. Остановились даже конвейеры такого мощного завода, как ГАЗ, на КамАЗе значительно снизилось производство. На различных компаниях и предприятиях прошли большие сокращения сотрудников. Но больше всего пострадали мелкие и средние фирмы, всевозможные фабрики и мастерские местного и регионального уровня — они во множестве повылетали в трубу. Количество безработных к концу 2008 г. подскочило на 23 %, промышленное производство по сравнению с прошлым годом упало на 10,3 %, реальные доходы населения снизились на 11,6%, средняя зарплата — на 6–7 %.

В напряженную осень 2008 г. все проблемы, внутренние и внешние, соединялись и переплетались. Это четко отразилось в послании президента к Федеральному Собранию, которое он зачитал 5 ноября. Речь шла и о кризисе, о шагах власти по его преодолению. Но Медведев опять говорил и о необходимости новой системы коллективной безопасности в Европе, резко выступил против развертывания американских систем противоракетной обороны вблизи российских границ. Причем на этот раз он назвал и конкретные меры, которые предпримет Россия, если ее протесты опять «не услышат». Отменит намеченное расформирование трех ракетных полков, будет осуществлять радиолокационное подавление американских ПРО и развернет в Калининградской области ракетные комплексы «Искандер» — оттуда они могли накрыть территорию и Польши, и Германии.

И в том же послании Медведев высказался о политической стабильности, предостерег тех, «кто надеется спровоцировать обострение политической обстановки». Прозвучало предложение о поправках в конституцию — увеличить срок полномочий Думы до пяти лет, а президента до шести лет. Вот эти тезисы вызвали настоящую бурю. Впервые со времен «перестройки» Россия пригрозила силой. Заявление президента стало настолько неожиданным, что многим обозревателям и политическим деятелям оно казалось даже нелепым! Его не воспринимали всерьез, считали блефом. На «Искандеры» со снисходительной улыбкой махали рукой. А вот увеличение срока президентских полномочий встревожило многих. Зашумели, что это наступление на «свободу» в России.

15 ноября Медведев выступил на саммите «двадцатки» мировых держав в Вашингтоне. Снова повторял предложения о коллективной безопасности, добавил и проекты финансовой, экономической безопасности мира. Нет, Запад навстречу не пошел. Либеральная журналистка Юлия Латынина на радио «Эхо Москвы» издевалась: «В Вашингтоне произошло то, что нас выперли из „восьмерки“. При Ельцине расширили „семерку“ до „восьмерки“, но после доктора в „Мечеле“, танков в Грузии и лопнувшего российского пузыря нас на совещание „семерки“ не позвали… Нас с треском отчислили за неуспеваемость, а на общее собрание не пригласили. Что можно ожидать от ученика, которого отчислили за неуспеваемость? Что он встанет и скажет: „Я подтянусь по математике“. А он встал и сказал: „У меня есть идея, как реорганизовать работу деканата“».

Кстати, если сделать поправку на извращенное прозападное мышление журналистки, то подобной оценкой можно было гордиться. Россия наконец-то откровенно отказалась от роли «ученика», навязанной ей врагами и лжецами, изображавшими из себя «учителей». Предостережения авторитетных «экспертов» и вопли оппозиции против увеличения президентского срока полномочий тоже были оставлены без внимания. Преобладание «Единой России» в Думе и Совете Федерации опять сыграло свою роль. В очень короткие сроки, к 30 ноября, поправки к конституции были приняты.

Но после этого журналисты и зарубежные «специалисты» по России задались еще одним вопросом: а «под кого» проводились эти поправки? Медведевым под самого себя? У него шел только первый президентский срок. Хочет продлить свой будущий, второй срок? Или… или они делались под другое лицо. Под Путина? Отсюда возникал и закономерный вопрос — кто «главнее» в России? Самостоятельная ли фигура Медведев — или он «президент на время», а политику по-прежнему определяет Владимир Владимирович? 4 декабря 2008 г. традиционную «прямую линию» в эфире проводил не президент, а премьер-министр. На вопрос журналистов «Би-Би-Си» о взаимоотношениях с Медведевым он ответил, что их сотрудничество является «эффективным тандемом». Но в целом «Би-Би-Си» пришло к правильному выводу: «Путин едва ли отказался от реальной власти со времени ухода с президентского поста».

Но возникали и другие серьезные вопросы, окончательного ответа на которые нет до сих пор. Россия декларировала себя одной из великих мировых держав. Демонстрировала независимую политику, даже готовность при необходимости применить силу. Однако этой же осенью, сразу после войны с Грузией, развернулась еще одна кардинальная реформа, военная. Непосредственно руководил ею министр обороны Сердюков, которого в войсках презирали, прозвали «мебельщиком». Но ведь и его назначение в свое время обеспечил Путин! И действовал он в составе правительства Путина. Сам Владимир Владимирович объяснял подобное назначение — программа реорганизации и перевооружения Вооруженных сил связана с расходованием «огромных бюджетных средств», и для этого «нужен человек с опытом работы в сфере экономики и финансов» [70].

Да, невзирая на кризис, средства на армию выделялись очень большие, на 2009 г. расходы на оборону увеличивались на 27 %. Сердюков анонсировал реформы в сентябре 2008 г. Говорил, что численность Вооруженных сил сократится с 1 млн 200 тыс. (реально — 1 млн 134 тыс.) до 1 млн человек, что обновленная армия будет состоять «прежде всего из частей постоянной готовности». 14 октября планы реформы были утверждены на заседании коллегии министерства обороны. Они разделялись на три этапа. Первый (2008–2011 гг.) включал в себя три пункта: «оптимизацию управления», «оптимизацию численности» и «реформу военного образования». Второй (2012–2015 гг.) — решение социальных вопросов: повышение денежного содержания, обеспечение военнослужащих жильем и их профессиональная подготовка. Третий (2016–2020 гг.) — переоснащение новым вооружением и техникой.

Но когда проекты реформы стали известны более подробно, многие военные (и бывшие военные) пришли в ужас. Фракция коммунистов в Думе обратилась к Медведеву, настаивая на отмене реформы, квалифицировала ее как «дорогостоящую и непродуманную». Лидер Движения в поддержку армии Виктор Илюхин заявил: «Мы убеждены: это окончательный этап уничтожения Вооруженных сил». Но после таких выступлений Генштаб выпустил директиву «О недопущении разглашения сведений о реформировании Вооруженных сил Российской Федерации». Пошла крутая ломка — без разглашения.

«Оптимизация управления» состояла в том, что часть военных округов объединялась и упразднялась, в России осталось всего четыре округа. В их состав вошло и командование военных флотов, Тихоокеанского — в Восточный, Черноморского — в Южный, Балтийского — в Западный. А вместо четырехзвенной системы управления войсками, военный округ — армия — дивизия — полк, вводилась трехзвенная: округ — армия — бригада. Штабы и управленческие структуры дивизий и полков упразднялись вообще. Значительным сокращениям подвергся центральный аппарат министерства обороны и Генштаба. В целом авторы реформ ставили задачу уменьшить количество генералов, старших офицеров, но количество младших офицеров и их вес в командных структурах должны были возрасти.

Увольнения и реорганизации приняли характер настоящей бури. Всего за год и три месяца численность генералов уменьшилась на 22 %, полковников на 80 %, подполковников на 60 %, майоров на 70 %, капитанов на 56 %. Возросло только количество лейтенантов (на 30 %) и старших лейтенантов (на 17 %). Институт прапорщиков и мичманов был ликвидирован. Сочли, что они не нужны. А в целом сухопутные войска оказались сокращенными на 90 %, ВВС и военно-морской флот — примерно наполовину, ракетные войска стратегического назначения — на треть, ВДВ — на 17 %.

Реформа военного образования подразумевала упразднить всю существующую развитую систему: 15 военных академий, 46 военных институтов и училищ, 4 военных университета — а вместо них создать 10 учебно-научных центров. Также упразднялись большинство военных госпиталей, санаториев, все военно-медицинские институты. Количество военных врачей сокращалось вчетверо. В общем, удар был такой, что в те времена ходил анекдот: «После прошлых реформ Вооруженных сил Россия смогла выиграть хотя бы войну с Грузией. Ну что ж, стало ясно: армию реформировали недостаточно, надо еще».

Позже, задним числом, появились версии, будто Путин использовал Сердюкова для «черной работы». С его помощью порушил «генеральские кланы», присидевшиеся на «теплых местах», используя солдат для строительства личных дач. Привыкшие к своему особому положению, много мнившие о себе, позволяя иметь собственное мнение по государственным вопросам, лезть в политику, влиять на нее. А вместо них, дескать, выдвигалось и формировалось новое, молодое поколения командиров — профессионалов, готовых четко и безоговорочно выполнить приказы правительства. Или другая версия, будто руками Сердюкова рушилось старое, отжившее свой век, чтобы на расчищенном месте строить новое. Так же, как Петр I разогнал в свое время полки стрельцов.

Но вряд ли подобные «логические» построения имеют отношение к действительности. Слишком уж много «неутыков». Образы избалованных генералов, жиреющих и хищничающих на своих должностях, гуляли только по ангажированным либеральным СМИ. Российские военные начальники всегда были служаками. Только в период боевых действий на Северном Кавказе отдали жизни 18 генералов. А пресловутым «генеральским дачам» было ох как далеко до бизнесменов даже средней руки или хотя бы до дач телевизионщиков, поливавших их грязью.

И как соотнести подобные версии с фактами, что армия кардинально сокращалась, стало быть, и расходы на ее содержание снижались. Но в это же время министерство Сердюкова бросило колоссальные средства на конкурсы формы одежды, привлекая самых престижных и дорогих кутюрье. В результате появлялись умопомрачительные фасоны от Юдашкина с единственным погоном на животе для обозначения воинского звания. Это что, было практично? Кстати, и сама форма «от Юдашкина» быстро показала полную непригодность — военные в ней мерзли, простужались, болели.

А одновременно с началом реформ, в сентябре 2008 г., при министерстве обороны был создан холдинг «Оборонсервис» из нескольких компаний: «Авиаремонт», «Спецремонт», «Ремвооружение», «Оборонстрой», «Оборонэнерго», «Агропром», «Военторг», «Красная Звезда», «Славянка». По мысли авторов, военным теперь предстояло заниматься только прямыми обязанностями, а все обслуживание возьмет на себя «Оборонсервис». Гражданские служащие будут ремонтировать технику, готовить и накрывать столы в столовых, мыть полы в казармах, чистить снег и подметать плац в военных городках. За образец бралась армия США, где солдат служит на всем готовом. Простите, а на войне? На марше? Под бомбами? Кто будет картошку чистить и чинить подбитые БТР? Ведь перед американской армией традиционно ставились принципиально иные задачи, чем перед российской! Она создана для политического давления, демонстраций силы и агрессивных операций в других государствах, для нее всюду оборудуются благоустроенные базы. К обороне своей страны она никогда не готовилась и для упорных боев по защите родной земли не предназначена! Такую «мелочь» не учли. Зато нетрудно понять, что мощный коммерческий холдинг при Вооруженных силах стал грандиозной «кормушкой», куда уж там «генеральским дачам»!

В качестве яркой иллюстрации методов реформ можно привести хотя бы один пример, происходивший на глазах автора, ликвидацию знаменитой Военно-воздушной академии им. Гагарина в Монино. Это было учебное заведение мирового уровня, в советскую эпоху в нем проходили подготовку слушатели из 21 государства. Среди выпускников академии около 700 Героев Советского Союза и России, 39 дважды Героев, один трижды Герой. Но в 2008 г. на ее базу перевели из Москвы еще одну знаменитую академию, тоже авиационную, но инженерную, им. Жуковского. Объединили, стали называть академией им. Жуковского и Гагарина. Потом поползли слухи о закрытии. Министерство обороны «официально» опровергло их. Но в июле 2011 г. всех сотрудников отправили в отпуск. А вернувшись, они узнали, что академии больше нет.

Обучение слушателей было перенесено в Военно-учебный центр в Воронеж. Весь цвет преподавательского состава, профессора, доценты, доктора и кандидаты наук туда из Подмосковья, конечно же, не поехали. Остались просто пенсионерами. Остался и обширный комплекс зданий академии, мощнейшая база, которая развивалась и совершенствовалась много десятилетий: учебные корпуса, лаборатории, специальные классы, оснащенные уникальным оборудованием. Все это было заброшено, превратилось в прибежище бомжей и наркоманов. Потом опомнились, что для базы можно найти применение, было решено организовать там Президентский кадетский корпус. Но после обследования зданий было выдано заключение — они простояли три зимы без отопления, и использовать их уже нельзя. Сносили под основание. На расчищенном месте возвели новенькие «коробки» и… снова забросили. Зато денежек кто-то «отмыл» очень недурно…

Но это было уже несколько позже. А Сердюков в октябре 2010 г. доложил, что первый этап реформы почти завершен — досрочно. Управление и численность «оптимизировали». Да еще и планы «перевыполнили», сократили Вооруженные силы не до миллиона, а гораздо круче, в России осталось 700–800 тыс. военнослужащих. И сразу же полезли сплошные перекосы, посыпалась информация о неблагополучном положении в войсках. Офицеров осталось в строю лишь 142 тыс. (из 365 тыс.), большинство — зеленые лейтенанты, с налаживанием управления они не справлялись. Провалилась и идея заменить прапорщиков и мичманов сержантами (опять по примеру американцев). 80% сержантов-контрактников отказывались продлевать свои контракты на второй срок. Непосредственная работа с солдатами оказалась пущенной на самотек со всеми вытекающими невеселыми последствиями.

Пришлось вмешиваться президенту Медведеву с обратными «контрреформами». В 2011 г. он поставил задачу вернуть в армию 70 тыс. офицеров. Восстановили звания прапорщиков и мичманов, их было решено заново набрать 55 тыс. Удалось вовремя предотвратить уничтожение таких элитных соединений, как гвардейская мотострелковая Таманская дивизия, гвардейская мотострелковая Кантемировская дивизия, гвардейские Тульская и Свирская воздушно-десантные дивизии, — они уже были намечены к расформированию. Удалось остановить ликвидацию Академии воздушно-космической обороны в Твери, Государственного института усовершенствования врачей министерства обороны, 66 госпиталей, 17 лазаретов, 83 военных поликлиник, 5 военных санаториев, 64 баз хранения военной техники и имущества. Словом, хоть где-то успели тормознуть и выправить. Но самое примечательное, что даже после выявления вопиющих просчетов Сердюков еще остался на должности министра обороны! Почему? Пока ответов нет.

В России происходили и другие перемены. Медведев и Путин избавились еще от нескольких олигархов в государственном руководстве. В 2008 г. президент удовлетворил прошение об отставке губернатора Чукотки Абрамовича — впрочем, это действительно было желанием самого Абрамовича. Он уже прочно обосновался в Англии, Россия стала для него не интересной. В 2007 г. по версии газеты «Сандей Таймс» Абрамович занимал второе место в списке богатейших людей Великобритании (состояние 10,8 млрд фунтов стерлингов). С ходатайствами уйти с губернаторского поста он обращался неоднократно, и его наконец отпустили «по собственному желанию». Но жители и общественные организации Чукотки не хотели его отпускать! Уговорили не оставлять их, и в том же 2008 г. Абрамович был избран председателем Думы Чукотского автономного округа. Причем избран единогласно! Красноречивое свидетельство, что для этой окраины России он сделал действительно много.

А в сентябре 2010 на телевидении вдруг стали демонстрироваться скандальные фильмы о бессменном мэре столицы Лужкове — «Дело в кепке», «Беспредел. Москва, которую мы потеряли». Лужков возмутился, передал письмо президенту: почему власть позволяет такие нападки? Но в ответ Медведев подписал указ о его отставке. И формулировка была уже «не по собственному желанию», а совсем иная. «В связи с утратой доверия президента». Впоследствии бывший мэр объяснял это своим отказом поддержать Медведева на следующих президентских выборах. Но подобный предлог он явно сочинил. Медведев, как известно, на следующих выборах не баллотировался (и все факты говорят о том, что не собирался).

Просто Лужков слишком занесся, вел себя как полный «хозяин» столицы, со своей супругой Батуриной откровенно подбирал под себя бизнес. Хватало и темных пятен в прошлом, в «беспределе» 90-х. А гораздо более вероятно, что всплыли и какие-то политические амбиции. «Накопать» на него могли очень много. Судя по всему, Лужков осознал нешуточную опасность, он даже предусмотрительно отправил семью в Англию. Но он повел себя умно. С отставкой смирился, встречных скандалов не устраивал, к оппозиции не присоединился. Поэтому и его не тронули, позволили и дальше заниматься бизнесом, который он успел себе обеспечить.

В данный период у Путина произошел разрыв с еще одним олигархом, Сергеем Пугачевым. В советское время его судили за мошенничество, но в перестройку он развернулся вовсю. Впрочем, его биография в данный период превратилась в сплошное темное пятно. Журналисты, исследовавшие его документы перестроечных лет, обнаружили, что все они подделаны. А неоспоримым фактом стало лишь то, что Пугачев в 1991 г. стал владельцем крупного частного банка и… уже был крепко связан с иностранцами. В том же 1991 г. он даже переселился в США, потом во Францию, а Россию посещал периодически, наездами. Но еще больше наводит на размышления, что кочующий бизнесмен с неведомым прошлым очутился в кругу «семьи» Ельцина, стал там доверенным лицом. Входил в предвыборный штаб Бориса Николаевича под началом Чубайса, а потом и в предвыборный штаб Путина.

Пользуясь таким исключительным положением, Пугачев мощно поживился в приватизациях, прибрал к рукам целый ряд судостроительных верфей, машиностроительных заводов. Был председателем совета директоров крупного «Межпромбанка» (настоящими владельцами и членами совета директоров являлись иностранные банкиры), Енисейской промышленной компании с крупнейшими в мире месторождениями угля, Русской медной компании на Урале — с месторождениями меди, золота, серебра. Возглавил проекты реконструкции Красной площади и Китай-города, строительства элитного жилья на Рублевке и в Подмосковье.

Но политика Кремля менялась. Путин начал собирать стратегические объекты и предприятия под государственный контроль. В 2007 г. была создана Объединенная судостроительная компания во главе с Сечиным. А Пугачев окончательно поселился во Франции, в 2009 г. получил французское гражданство. После этого состоялась встреча Владимира Владимировича с олигархом, и премьер-министр выразил пожелание, чтобы он продал судоверфи и судостроительные заводы государству. Цену предложили неплохую, 5 млрд долларов. Однако Пугачев оказался «непонятливым», вздумал противиться, брыкаться, судиться. Но на такие случаи методика была уже отработана. Набрать нарушения законов при приватизациях, уличить в неуплате налогов и прочих махинациях было делом техники. Были возбуждены уголовные дела. На проекты под элитную застройку подали иски в суд колхозы и совхозы, у которых Пугачев теми или иными способами «приобрел» землю. В итоге в 2010–2014 гг. все его активы в России были экспроприированы.

Что же касается реформ, то вслед за Вооруженными силами настал черед МВД. Ожесточенной критике милиция подвергалась уже давно. Со времен «перестроек» и «лихих 90-х» либеральные СМИ и телевидение то и дело раздували скандалы об «оборотнях в погонах». Хотя об «оборотнях» в офисах большого бизнеса те же СМИ почему-то помалкивали. А взяточничество и прочие злоупотребления в рядах милиции были в общем-то закономерными. В коррумпированном государстве и при совсем не богатых окладах могло ли быть иначе? Служить «за идею»? Но именно «идеи» в демократической России не хватало. Ее подменили западные, денежные ценности. Но они-то напрямую обосновывали злоупотребления: мало платят — применяй «деловую хватку».

Первые преобразования МВД Медведев провел в сентябре 2008 г. Упразднил департамент по борьбе с организованной преступностью и терроризмом и систему аналогичных управлений в регионах. Было признано, что они больше не нужны — прежние «мафии» и группировки, расплодившиеся по России, фактически прекратили существование. А с терроризмом боролась ФСБ, получалось дублирование функций. Но в следующем году опять были подняты шумные скандалы вокруг преступлений с участием сотрудников милиции. 24 декабря 2009 г. Медведев своим указом начал кардинальную реформу. Она включала в себя три основных позиции. Численность МВД предстояло сократить на 20 %. Но ассигнования при этом увеличивались, оплата служащих значительно повышалась. Однако и требования к ним повышались, для дальнейшей службы все сотрудники должны были пройти переаттестацию с проверкой моральных и профессиональных качеств.

В августе 2010 г. проект нового закона был опубликован для всенародного обсуждения. При этом Медведев предложил сменить и название. Вместо старого советского «милиция» на термин, принятый в большинстве государств, — «полиция». Со стороны коммунистов как раз название вызвало самые упорные возражения. Указывали, что в нашей стране слово «полиция» обычно несло негативную окраску. Предупреждали — как бы сотрудников не стали называть «полицаями». Но противодействие было преодолено, в начале 2011 г. новый закон «О полиции» был принят Думой и подписан президентом. Началась переаттестация всех чинов МВД — те, кто не прошел ее, увольнялись.

А опросы показали, что большинство граждан отнеслось к переименованию безразлично. Сменили вывеску — ну и что? Хотя на самом деле реформа стала не только декоративной. Она была противоположной реформе Касьянова в 2002 г. Тогда внедрялся принцип децентрализации, органы МВД фактически переподчинялись региональным властям. Сейчас восстанавливалась централизация, полиция никак не была подчинена регионам. Упразднялся ряд структур, действовавших на местных уровнях, — милиция общественной безопасности, криминальная милиция. Ну а кроме всего этого, в милиции традиционно, еще с советских времен, делался упор на воспитательную работу с населением, профилактику преступности. В полиции эти функции отходили на задний план или сходили на нет. Полицейские должны были стать сугубо профессионалами, «стражами закона».

Но само же руководство МВД вскоре стало оценивать результаты преобразований скептически, как «недостаточные» или «отрицательные». Численность уменьшилась на 22 %, возник дефицит сотрудников, их не хватало. В ходе сокращений был закрыт ряд специализированных учебных заведений — это отразилось на качестве подготовки полицейских. А замысел общей переаттестации, по сути, провалился. Осуществить капитальную чистку по «качеству» было невозможно из-за той же нехватки кадров. Да и начальники не спешили выпячивать грехи подчиненных, чтобы не подставиться самим. В результате кампания становилась формальной.

И все же основные аспекты реформы — централизация, повышение оплаты (да и встряска с неизбежным подтягиванием дисциплины) стали не случайными и не лишними. Точно так же не случайными выглядят действия властей по подтягиванию слишком разболтавшихся и обнаглевших олигархов. Потому что угроза нашему государству от внутренних подрывных операций становилась все более очевидной.

Из новой книги Валерия Шамбарова «Россия и Запад – хроника неоконченной войны» («Современная история России»).

Литература.

51. Игорь Сечин открыл союзную Америку // Коммерсант. 18.09.2008.

146. Эпперсон Р. Невидимая рука. Взгляд на историю как на заговор. М.: Концептуал, 2015.

70. Кузьмин В. Оценили по достоинству // Российская газета. Столичный выпуск. № 4297. 16.02.2007.

Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Комментарии для сайта Cackle
Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх