ЛУКАВЫЙ ДЕСАНТ МИРОВОЙ ЗАКУЛИСЫ. Часть четвертая

Опубликовано 25.08.2021
ЛУКАВЫЙ ДЕСАНТ МИРОВОЙ ЗАКУЛИСЫ. Часть четвертая

Дзержинский, Ленин, Свердлов: «Террор! Как можно больше террора!»



Ясно, что Локхарт был человеком непростым. Уже поэтому поездка Дзержинского в Швейцарию, хотя и заслуживает отдельного разговора, в рамки данной статьи не умещается. Я могу только порекомендовать тем, кто этим интересуется, ознакомиться с книгой А.Б. Мартиросяна, в которой о вояже главы ЧК за рубеж рассказано весьма подробно (Мартиросян А.Б. Заговор маршалов. Британская разведка против СССР. М.: Вече, 2003).

Дзержинский провел в Швейцарии почти месяц и, конечно, вращался это время не только в кругу семьи. Свердлов, как уже сказано, приставил к Дзержинскому члена коллегии ВЧК и одновременно секретаря ВЦИК Варлаама Александровича Аванесова (он же Сурен Карпович Мартиросов, 1884–1930). Аванесов всех «нужных людей» знал в лицо. Он окончил медицинский факультет Цюрихского университета еще в 1913 г. и в общении с другими эмигрантами всю войну поддерживал контакты с немцами. «Аванесова – секретаря самого Свердлова – "пристегнули" к Дзержинскому для контроля за его действиями, – пишет Мартиросян. – В этом был крайне заинтересован сам Яков Моисеевич, еще с весны 1918 г. сконцентрировавший всю власть в стране в своих руках, а после ранения Ленина и вовсе единолично распоряжавшийся всем». И брат Свердлова, французский разведчик Зиновий Пешков, о котором мы говорили выше, тоже был к этому визиту причастен. Сам-то Феликс толком не ведал, с кем там, в сытой Швейцарии, надо иметь дело. Одно можно сказать уверенно: советские товарищи не со швейцарским пролетариатом налаживали контакты!

Некоторые источники указывают на то, что Аванесов устроил ему встречи с германским разведчиком, посланником в Берне бароном Гисбертом Ромбергом, его личным агентом Робертом Гриммом, являвшимся главным редактором печатного органа швейцарских социалистов-интернационалистов журнала «Berner Tagwacht», с давним германским агентом, а также агентом японской разведки еще со времен Первой русской революции 1905 г., Александром Э. Кескюла (Кескюля), известным также под псевдонимом Александр Штейн, и некоторыми другими персонажами, которых Дзержинский в лицо не знал (Мартиросян А.Б. Цит. соч.). Контакты с этими людьми, как и с Локхартом, у Дзержинского имели место. Разведка боем, таким образом, шла на два фронта. Шеф ВЧК хотел точно знать: будут ли и дальше с Запада поддерживать большевика, а точнее Якова Михайловича Свердлова, после денонсации Брестского мира и поражения Германии или ставка будет сделана на контрреволюцию? Для большевиков это был действительно вопрос жизни и смерти. Вот это, как считают многие западные и отечественные исследователи, и было главной задачей того зондажа, которые Дзержинский провел в Швейцарии с помощью Аванесова. И последующие события подтвердили, что потрудился он не напрасно. Историк Н.С. Кирмель в своем исследовании, посвященном тому периоду, писал: «Курс союзников, прежде всего Англии, свелся к отсечению от России молодых государственных образований в Прибалтике и Закавказье под флагом образования так называемого “санитарного кордона” вокруг РСФСР. Как только эта задача была выполнена, тут же финансовая и материальная поддержка белых армий совершенно прекратилась. Следуя в русле своей прагматической политики, союзники пошли на соглашение с правительством В.И. Ленина (Кирмель Н.С. Белогвардейские спецслужбы в Гражданской войне. 1918–1922 гг.: монография. М.: Кучково поле, 2008. С. 49).


Такова подоплека тех громких дел, которые вошли в нашу историю под названием «Мятеж левых эсеров и убийство Мирбаха». В свете событий того времени и начинавшейся Гражданской войны в России смысл их становится понятнее. С одной стороны, руководство большевиков в лице Свердлова и Дзержинского продолжило сотрудничество с германской разведкой, начавшееся в эмиграции, а затем отработанное в ходе подготовки экспорта революционеров в Россию в «ленинском» и других вагонах. С другой – контакт в Лугано с Локхартом свидетельствует о том, что Свердлов, очевидно, по совету своего брата Зиновия, решил сделать ставку на англичан исходя из того, что дни кайзера сочтены. Трудно сказать, чем бы обернулись тайные переговоры главаря ЧК со своими немецкими и английскими коллегами, если бы не рухнула кайзеровская Германия, от которой к 1919 г. осталась грязная лужа в виде Веймарской республики, и если бы Свердлову не помогли уйти на тот свет. В любом случае роль Дзержинского в сговоре большевиков с Антантой была далеко не последней. Один из историков советских спецслужб Первушин считает, что Дзержинский вел двойную игру с тех пор, как летом 1918 г. «его сотрудники оказались замешанными в левоэсеровском мятеже, последовавшем за убийством Мирбаха, покушении на Ленина и убийстве Володарского». Эта двойная игра продолжалась и после его возвращения в Россию через Берлин, когда после смерти Свердлова Дзержинский перешел под начало Троцкого. Не случайно Сталин в кругу друзей как-то признал: «Дзержинский был убежденным троцкистом».
В перечне преступлений Я. Свердлова на первом месте стоит геноцид казачества, который он развязал самолично, не дожидаясь одобрения вышестоящих советских и партийных инстанций. Повторилась та же ситуация, что и с расстрелом Царской семьи. Черный Янкель вершил самосуд. 9 января 1919 г. Я. Свердлов подписал директиву ЦК РКП (б) «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах». Вот этот текст, вполне достойный быть предметом рассмотрения преступлений против человечества:

«Циркулярно, секретно. Последние события на различных фронтах в казачьих районах – наши продвижения вглубь казачьих поселений и разло­жение среди казачьих войск – заставляют нас дать указания партийным работникам о характере их работы при воссоздании и укреплении Советской власти в указанных районах.
Необходимо, учитывая опыт года Гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. Никакие компромиссы, никакая половинчатость пути недопустимы. Поэтому необходимо:
1) провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти;
2) конфисковать хлеб и заставлять ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам;
3) принять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселения, где это возможно;
4) уравнять пришлых «иногородних» к казакам в земельном и во всех других отношениях;
5) провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи;
6) выдавать оружие только надежным элементам из иногородних;
7) вооруженные отряды оставлять в казачьих станицах впредь до установления полного порядка;
8) всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания.
ЦК постановляет провести через соответствующие советские учреждения обязательство Наркомзему разработать в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли» (Известия ЦК КПСС. 1989. № 6. С. 177–178). На самом деле ЦК ничего не постановлял. Пленум ЦК РКП(б) 16 марта 1919 г. (в день смерти Свердлова) отменил эту его январскую директиву. Но было уже поздно – адская машина пущена в ход по распоряжению самого Председателя ВЦИК. Вот так и пошло со времен Свердлова: «Центральный Комитет постановляет...» Росчерком одного человека – миллионы шли на эшафот. И все неукоснительно выполнялось под страхом смерти.


Г. Зиновьев не только теоретик, но и повседневный практик террора


В соответствии с директивой Свердлова начались невиданные в истории России массовые убийства казачества. Специальные карательные отряды расстреливали русских казаков день и ночь по 40–60 человек в сутки. Убивали не только взрослых мужчин, но и детей, женщин и стариков. Было запрещено слово «казак», а также ношение фуражек и штанов с лампасами. Станицы переименовывались в волости, хутора – в деревни. Казацкие семьи выселялись из родных куреней, а на их места селили голытьбу из Воронежской губернии. 5 февраля 1919 г. местные советы получили инструкцию Ревкома, согласно которой
- все оставшиеся в рядах казачьей армии после 1 марта объявлялись вне закона и подлежали истреблению;
- все семьи казаков, оставшихся в рядах казачьей армии, объявлялись арестованными и заложниками, их имущество описывалось;
- в случае «самовольного ухода» одной из семей, объявленных заложниками, подлежали расстрелу все семьи, состоявшие на учете данного Совета;
- в случае «самовольного ухода» одного из членов семьи, объявленной заложником, расстрелу подлежали все члены данной семьи;
- имущество расстрелянных подлежало конфискации и распределению среди сельсоветчиков. (Казачий круг. 1992. № 2. С. 56).
Хотя 16 марта 1919 г., в день смерти Я.М. Свердлова, директива по истреблению казаков была отменена, но ее реализация продолжалась. Руководитель Донбюро С.И. Сырцов требовал расстреливать за каждого убитого красноармейца сотню казаков-заложников. Ретивый каратель приказывает подготовить этапные пункты для отправки на принудительные работы в Воронежскую губернию, Павловск и другие места всего мужского казацкого населения в возрасте от 18 до 55 лет. Караульным командам отдается приказ расстреливать пять человек за каждого сбежавшего казака.
Для организации истребления русских казаков на Дон направляются известнейшие большевистские террористы. По приказу Ленина в апреле 1919 года одним из руководителей карателей с чрезвычайными полномочиями становится участник убийства Царской семьи 28-летний А.Г. Белобородов (Некрасов В. Тринадцать «железных» наркомов. М., 1995. С. 101–102).
Сын кишиневского фармацевта 20-летний еврейский большевик И.Э. Якир как член Реввоенсовета 8-й армии отдает приказ «О расстреле на месте всех, имеющих оружие, и даже процентном уничтожении мужского населения…» Всего в ходе вой­ны против русского казачества 1918–1920 гг. было убито около 1 млн казаков и членов их семей (Бернштам М. Стороны в Гражданской войне 1917–1922 гг. М., 1992. С. 64).
За то время, пока действовала директива Свердлова «о расказачивании», а по сути, о геноциде казаков, его подручными было истреблено более 70% казачьего населения Дона и Кубани. Были почти поголовно уничтожены казаки Терека, Урала, Сибири, Семиречья, Уссурийска и других казачьих войсковых областей. Уничтожение казачества носило самый лютый и человеконенавистнический характер: священников распинали на воротах храмов, прибивая руки и ноги гвоздями; казачьим офицерам вырезали на плечах и ногах погоны и лампасы. Многих заживо закапывали, сжигали в куренях и хатах вместе с семьями. Перед зверскими казнями казаков на их глазах совершались массовые групповые изнасилования их жен и несовершеннолетних дочерей (Магнер Г. Расказачивание в системе массовых репрессий. Л., 1992; Голуб П.А. Правда и ложь о «расказачивании» казаков. М., 2009).

Советская власть, по расчетам Свердлова и его подельников, должна была с помощью зверских репрессий и казней привить русскому народу «Стокгольмский синдром» – настолько запугать его всесилием и невиданной жестокостью новой террористической власти, чтобы он полюбил своих палачей и безоговорочно им подчинился. Увы, нечто подобное и произошло. Известный русский писатель В.Г. Короленко в своем письме к Горькому писал: «История сыграла над Россией очень скверную шутку. <...> Лишенный политического смысла, народ тотчас подчинился первому, кто взял палку. <…> Вот к чему привело раздувание вражды – самая трудолюбивая часть народа положительно искоренялась» (Родина. 1989. № 3).

Крайне антирусская направленность деятельности Свердлова и сплотившейся вокруг него еврейской мафии в РСДРП заставила многих в то время вспомнить о захвате власти иудеями в древней Хазарии. Свердлова явно прочили в каганы – главным ставленником мировой закулисы. Он должен был стать лидером нового государственного образования, которое намеревались создать на месте Российской Империи – «второй Хазарии». На этот раз речь шла уже не о покорении приволжских земель, а о захвате всей России с ее неисчерпаемыми природными богатствами и 100-миллионным населением, которое новые захватчики планировали превратить по терминологии Троцкого в «трудовую армию», т. е. в покорных рабов – новых хазар. Такие параллели напрашивались сами собой после того, как к лету-осени 1918 г. карательные органы большевиков и Красная армия приступили к организованному геноциду русского народа. Только смерть Свердлова не позволила довести Русский холокост до конца.

Существует целый ряд версий смерти Черного Янкеля. Официальная звучит так: 7 марта 1919 г. во время выступления на одном из заводов Орла Яков Михайлович серьезно простудился и сгорел за неполные десять дней. Поговаривали и о том, что в Орле его жестоко побили рабочие, отчего он и умер. Но подтверждений тому нет. Не исключено, что с Черным Янкелем расправился сам вождь мирового пролетариата. Еще одна версия родилась несколько позже – уже после разоблачения культа Сталина. Мол, устранил Свердлова не кто иной, как Иосиф Виссарионович, так как другим способом не мог избавиться от могущественного соперника. Доказательств им здесь нет, хотя, как заместитель Ленина, Сталин вполне мог начать расчистку «химеры» еще ранней весной 1919 г. и поучаствовать в «устранении» заговорщика Свердлова.

То, что у Свердлова перед смертью протекал воспалительный процесс, не вызывает особого сомнения. Но он и не собирался умирать, так как, по некоторым данным, даже за сутки до смерти выступал на одном из заседаний. Некоторые свидетели вспоминают, что Яков Михайлович был в те дни не в себе – он ловил в кремлевских коридорах знакомых и говорил им, что намерен открыть предстоящий VIII съезд РСДРП(б), назначенный на 18 марта 1919 года. До него он не дожил. Серьезное ухудшение состояния здоровья произошло уже 14 марта. А за полтора дня до начала съезда, 16 марта, в 16:45 Свердлов неожиданно умирает. Многие современные исследователи считают, что Свердлову «помогли». На VIII съезде должна была разгореться острая борьба. Ленин после ранения был уже не в той форме, и мог встать вопрос о его замене. Мафия Свердлова надеялась, что именно в руках Черного Янкеля и сосредоточилась бы вся полнота власти…

Известно, что за полчаса до смерти Свердлова посетил Ленин. О чем они говорили – неизвестно. Но тот же Бонч пишет, что Свердлов пытался что-то сказать Ленину. Потом затих, сжал руку того и умер. Ленин тут же отправился в свой кабинет, позвонил Троцкому и сухо произнес: «Скончался». Ритуал «прощального поцелуя» был совершен в полном соответствии с традициями большевистского подполья.

Свердлова похоронили со всеми почестями у Кремлевской стены. Был на похоронах и Ленин, его снимали, но затем по непонятным причинам кадры изъяли из кинохроники. Ленин, и на это многие обратили внимание, не сказал ни слова сожаления о кончине Свердлова, ни слова сочувствия его вдове… Потом тот же Ленин воздал ему должное за небывалые организаторские способности. Машина террора, запущенная Свердловым, продолжала набирать обороты. Под ее жерновами еще предстояло погибнуть миллионам русских людей.


Во время властвования Зиновьевым в Петрограде, в подвалах ЧК не затихали пытки и казни


Пройдет много лет, прежде чем тщательно скрывавшиеся преступления Свердлова и его уральской мафии станут явью. Мы узнаем правду и об истреблении казаков, и о зверских казнях Романовых. Мы узнаем, что, после того как 31 октября 1918 г. Белая армия заняла Алапаевск, останки убитых Алапаевских мучеников извлекли из шахты, положили в гробы и поставили на отпевание в кладбищенской церкви города. В апреле 1920 г. в Пекине их встречал начальник Русской духовной миссии, архиепископ Иннокентий (Фигуровский). Оттуда два гроба – великой княгини Елизаветы и сестры Варвары – были перевезены в Шанхай и затем пароходом – в Порт-Саид. Наконец, гробы прибыли в Иерусалим. Погребение в январе 1921-го под храмом Равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании совершил Иерусалимский Патриарх Дамиан. Так было исполнено желание самой великой княгини Елизаветы быть похороненной на Святой земле, выраженное ею во время паломничества в 1888-м. В 1992 году Архиерейским Собором Русской Православной Церкви великая княгиня Елизавета и сестра Варвара причислены к лику святых новомучеников Российских (ранее, в 1981 году, они были канонизированы Русской Православной Церковью за границей). В  2004–2005 гг. мощи новомучениц находились в России, странах СНГ и Балтии, где им поклонились более семи миллионов человек, прежде чем мощи были возвращены в Иерусалим. По словам Патриарха Алексия II, «длинные очереди верующих к мощам святых новомучениц – это еще один символ покаяния России за грехи лихолетья, возвращения страны на исконный исторический путь». Но может ли она вернуться на этот путь, когда всего в километре от Храма Христа Спасителя, в который шли православные поклониться святым мощам великомучениц, у Кремлевской стены все еще лежат те, кто приказал их зверски убить в 1918 г., – Ленин, Свердлов, Дзержинский…

«Вождь мирового пролетариата» № 2

Зиновьев Овсей-Гершон Ааронович Радомысльский-Апфельбаум родился на Украине в состоятельной еврейской семье владельца молочной фермы Аарона Радомысльского в Елизаветграде (в 1927–1934 гг. этот его родной город носил название Зиновьевск, затем, после его расстрела, переименован в Кировоград, а 14 июля 2016 г. Верховная рада переименовала его в рамках декоммунизации в Кропивницкий).

Зиновьев, действительно, участвовал в организованном революционном движении с 1901 г., когда и стал членом РСДРП. Подвергшись преследованию полиции за организацию стачек рабочих в Новороссии, эмигрировал в Берлин, затем жил в Париже и Берне, где в 1903 г. и познакомился с В.И. Лениным. Там же, в Швейцарии, будущие «вожди мирового пролетариата» свели знакомство с видными сионистами, в том числе с самим Теодором Герцлем.

Зиновьев был одним из наиболее близких к Ленину людей и его постоянным представителем в социалистических организациях Европы. После Февральской революции 1917 г. Зиновьев вместе с первой и второй женами возвращается в Россию в запломбированном «ленинском вагоне» и сразу входит в состав ЦК большевистской партии. После июльских событий 17-го года они опять же вместе скрываются в знаменитом шалаше в Разливе. Считают, что к Ильичу Зиновьева приставил сам Свердлов.

Овсей достиг больших высот в партийной иерархии большевиков. Никто кроме него в партии не называл Ленина на «ты» и Володей. Наряду с Ильичем его именовали «вождем мирового пролетариата» – ведь именно Г. Зиновьев был первым председателем Исполнительного комитета Коминтерна. Но его же сами большевики первым назвали Отцом террора. По своей натуре Зиновьев был прирожденным предателем и не раз предавал даже Ленина. Если в СССР о нем кто-то еще и помнил, то только потому, что в Истории ВКП(б) было отмечено, как буквально за несколько дней до Октябрьского переворота, Зиновьев вместе с Каменевым опубликовал в газете «Новая жизнь» свои соображения о том, что вооруженное восстание преждевременно. Тем самым они выдали дату задуманного большевиками переворота. Разъяренный Ленин назвал тогда Зиновьева и Каменева «изменниками и штрейкбрехерами революции». Тем не менее простил и того, и другого.

После переворота 13 ноября 1917 . Зиновьева избирают председателем Петроградского Совета. Петроград становится его вотчиной, его владением. Он пришел на эту должность со своей программой подавления национального самосознания русского народа и осуществления сословного геноцида. Зиновьев требовал «каленым железом прижечь всюду, где есть хотя бы намек на великодержавный шовинизм». Русских этот выродок ненавидел просто паталогически и в своем питерском правительстве окружил себя одними евреями.

Именно Зиновьев провозгласил на 7-й Петроградской большевистской конференции в сентябре 1918 г.: «Мы должны увлечь за собой 90 миллионов из ста, населяющих Советскую Россию. С остальными нельзя говорить – их надо уничтожить…» (Северная Коммуна (П.). 19.09.1918).

В дальнейшем под руководством таких большевистских бонз, как Свердлов и Зиновьев, эта программы уничтожения десяти миллионов русских людей была значительно перевыполнена. «Мы постараемся направить костлявую руку голода против истинных врагов трудящихся и голодного народа, – писал Зиновьев. – Мы даем рабочим селедку и оставляем буржуазии селедочный хвостик». И довел уже в 1918 г. норму хлеба для интеллигенции до «восьмушки». Ерничал: «Мы сделали это для того, чтобы они (буржуи) не забыли запаха хлеба». В 1918 г. Ленин всю власть в деревне отдал комбедам – комитетам бедноты. Эсеры, которые еще входили в состав ленинского правительства и в Советы, резко выступили против произвола люмпен-погромщиков. Зиновьев, как всегда, «пламенно» возражал: «Не плакаться надо, что в деревню, наконец, пришла классовая борьба, а радоваться, что деревня начинает, наконец, дышать воздухом Гражданской войны».

Ни в одном городе Советской России красный террор не был столь массовым, как в Петрограде. Зиновьев одним из первых стал практиковать уничтожение людей только из-за принадлежности к господствующим ранее классам. Современники подтверждают, что Зиновьев был не только теоретиком, но и повседневным практиком террора. Бывало, что даже приемы в его кабинете заканчивались расстрелом его недавних гостей. Очевидец рассказывал, как, находясь в Смольном, видел, что к Зиновьеву в кабинет пришла какая-то депутация матросов из трех человек. Зиновьев принял их и, почти тотчас же выскочив из своего кабинета, позвал стражу и приказал: «Уведите этих мерзавцев во двор, приставьте к стене и расстреляйте! Это контрреволюционеры…» Приказ был тотчас же исполнен без суда и следствия.

Когда армия Юденича начала наступление на Петроград, Зиновьев дал приказ об уничтожении тысяч невинных заключенных: интеллигенции, дворян, офицеров, женщин и детей – членов семей офицеров, которые по приказу Троцкого были взяты в заложники. Петроградские газеты пестрели заголовками: «Зададим буржуазии кровавый урок!», «Смерть буржуазии!». Некоторые биографы Зиновьева отмечают, что летом 1918 г. Зиновьев якобы отказался начать красный террор в ответ на убийства М.С. Урицкого, В. Володарского, а также на покушения на Ленина. Но это ложь. На призыв вождя к массовому террору он отвечал: «Буржуазия убивает отдельных революционеров, а мы уничтожаем целые классы». По команде Зиновьева в качестве «ответных мер» были уничтожены 512 заложников. По другим данным – около двух тысяч. За время властвования Зиновьева в Петрограде в подвалах ЧК не затихали выстрелы, пытки, казни. Сословный геноцид шел полным ходом.

О зверствах большевиков и чекистов под руководством Зиновьева в Петрограде с возмущением говорили даже его прежние соратники по революции. В 1920   г. Зиновьев как председатель Исполкома Коминтерна, образованного в 1919 г., едет в Германию, в Галле, на съезд Германской независимой социал-демократической партии. На этом съезде лидер меньшевиков Мартов сказал: «В ответ на убийство Урицкого и покушение на Ленина в Петрограде, где правительствует Зиновьев, казнены не менее восьмисот человек. Это были офицеры, арестованные задолго до покушений и никакого отношения к ним не имевшие, к тому же арестованные не за контрреволюцию, а только якобы за их оппозицию революции. Список этих людей опубликован в газете “Известия”, и Зиновьев не может отрицать этот факт... Уже сам по себе факт, что жены и сыновья политических противников были также арестованы как заложники и многие из них из мести за действия их мужей и отцов были расстреляны, является доказательством масштаба террора». В зале съезда по адресу Зиновьева во время этой речи Мартова звучали крики: «Палач!», «Бандит!», «Убийца!». Когда в 1921 году против большевиков восстал Кронштадт, Зиновьев в панике потребовал у Ленина направить на подавление восстания «надежные части Красной армии и войска чекистов». В компании с Лениным, Троцким, Тухачевским, Дыбенко и другими палачами времен красного террора и вместе с ними Зиновьев несет прямую ответственность за гибель нескольких тысяч кронштадтских рабочих и матросов, преданных смерти именем той самой революции, которую они совершили и защитили в 1917 году.

Дорвавшись до власти, Зиновьев обеспечил себе просто царскую жизнь. Наружу вылезло все, что так тщательно скрывал поборник «социальной справедливости» в предреволюционные годы: склонность к демагогии, отсутствие выдержки, исключительное честолюбие, тщеславие и барство. Вот отрывок из воспоминаний Г. Соломона, который в 20-х годах был торговым представителем России в Эстонии: «Однажды ко мне прибыл личный представитель вождя Коминтерна некто Сливкин, имевший поручение приобрести по специальному списку товары, якобы необходимые Коминтерну, – вспоминает Г. Соломон. – На эти цели по приказу Зиновьева я должен был выделить 200 тысяч марок. Товары Сливкиным были закуплены, и он потребовал два вагона для их срочной отправки.

Я спросил у своего коллеги, ведавшего отправкой этих вагонов, что это за срочный груз, который должен быть отправлен вне всякой очереди, ранее столь необходимых в то время России народно-хозяйственных грузов. Вот его ответ: “Все эти предметы для стола и тела «товарища» Зиновьева… У Зиновьева, у этого паршивого Гришки, царскому повару (Зиновьев, по слухам, принял к себе на службу царского повара) не хватает разных деликатесов, трюфелей и черт знает чего еще для стола его барина… Ананасы, мандарины, бананы, разные фрукты в сахаре, сардины… А там народ голодает… А мы должны ублажать толстое брюхо ожиревшего на советских хлебах Зиновьева…” До революции это был худощавый, юркий парень с совершенно скромными манерами. Теперь же когда мы встретились, передо мной сидел растолстевший малый с жирным, противным лицом и громадным брюхом. Держал он себя важно и нагло. Этот ожиревший на выжатых из голодного населения деньгах каналья едва говорил, впрочем, он не говорил, а вещал…»

Сотрудница Коминтерна А. Куусинен в своей книге «Господь низвергает своих ангелов» вспоминала: «Личность Зиновьева особого уважения не вызывала, люди из ближайшего окружения его не любили. Он был честолюбив, хитер, с людьми груб и неотесан… Это был женолюб, уверенный в том, что он неотразим. К подчиненным был излишне требователен, а с начальством – подхалим…»

Как вспоминал бывший помощник Сталина Борис Бажанов, Зиновьева в партии не любили, хотя его недостатки были присущи многим вождям большевиков. Он был трус, интриган, любил пользоваться благами жизни, при нем всегда был клан его людей...

Впрочем, Зиновьев был не одинок в своем русофобстве, комчванстве и склонности к обжорству. Это нам в революционных фильмах сообщали о том, что вожди большевиков были беззаветными интернационалистами и питались едва ли не корочкой черного хлеба, страдая вместе со всем народом от голода. На самом деле все было иначе. Вот свидетельство жены Троцкого – Натальи Ивановны Седовой: «...Красной кетовой икры было в изобилии... Этой неизменной икрой окрашены не в моей только памяти первые годы революции». В то время, когда в Москве и Петрограде обезумевшие люди стояли в длинных очередях за хлебом, когда в Поволжье умирали от голода люди, комиссарша Красного флота Лариса Рейснер, занимая особняк с прислугой, принимала ванны из шампанского и устраивала званые вечера. На приеме делегатов Первого конгресса Коминтерна в Большом Кремлевском Дворце 5 марта 1919 г. большевики повергли всех в шок, столы ломились от яств. Ленин лично приказал доставить к столу из запасов Совнаркома «икры – 110 пудов, поросят молочных – 800 пудов, рыбы красной – 200 пудов» (Козенков Ю. Голгофа России. М., 1977. С. 354).

Этот пир во время чумы тем циничнее, что проходил он в голодной и нищей стране. В России от лютого голода в 1921–1922 гг. погибло 5,033 млн человек. А если учесть голод 1918–1920 гг., эта цифра возрастает до восьми миллионов человек. И к ним надо прибавить еще три миллиона человек, умерших от тифа, сопровождавшего голод. Чтобы понять истинное отношение «рабоче-крестьянского правительства» к народу, еще раз увидеть подлинное лицо большевизма, достаточно ознакомиться с двумя фактами. На перевозку грузов Красного Креста и АРА (Американская администрация помощи европейским странам) в помощь голодающим губерниям в 1921 г. советская власть выделила всего лишь 125 тысяч «деревянных» рублей. Между тем в сентябре того же года на закупку за границей 60 тысяч комплектов кожаного обмундирования для чекистов ЦК РКП(б), по просьбе президиума ВЧК, выделил 1,8 млн рублей золотой валютой. Излишне комментировать эти факты.

Владимир БОЛЬШАКОВ


(Окончание следует).

Источник: http://www.rv.ru/content.php3?id=13928
Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх