УЗНИКИ СОВЕСТИ. ПРАВОСЛАВНОМУ ЖУРНАЛИСТУ ДМИТРИЮ СКВОРЦОВУ ШЬЮТ ДЕЛО О ГОСИЗМЕНЕ

Опубликовано 24.11.2023
УЗНИКИ СОВЕСТИ. ПРАВОСЛАВНОМУ ЖУРНАЛИСТУ ДМИТРИЮ СКВОРЦОВУ ШЬЮТ ДЕЛО О ГОСИЗМЕНЕ

Блогер и журналист Дмитрий Скворцов, практически единственный политзаключённый на Украине, которому впаяли веру в Бога как госизмену.

Дмитрий Скворцов был задержан СБУ в Киеве 20 февраля 2023 года. Он критиковал дискриминационную политику украинских властей, прежде всего, гонения на каноническую православную церковь. Спецслужбы охотились за Скворцовым почти год: с таким рвением CБУ не искала даже матёрых преступников.

Его квартиру несколько раз обыскивали сотрудники Службы безопасности Украины. Обнаружить укрытие православного журналиста помог донос кого-то из коллег: Скворцова укрывала церковь, он несколько месяцев жил на территории Свято-Благовещенского мужского монастыря УПЦ, в Нежине Черниговской области.

Интересно, что в первые месяцы СВО в монастыре — только женском — скрывался от призыва экс-спикер «Правого сектора» Борислав Береза, и когда его обнаружили в Трускавце, в монашеской келье, радикал начал истерить и звонить знакомым депутатам, возмущаясь требованиями идти на фронт и защищать Украину. Как говорится, почувствуйте разницу.

Скворцову некому было звонить: его единомышленники смогли уехать или сидели в тюрьме, знакомые депутаты перекрасились и пошли служить киевскому режиму, журналисты травили любого, кто посмеет заступиться за УПЦ и «московских попов».

Поэтому Скворцову быстро сшили дело о государственной измене и отвезли в Лукьяновское СИЗО, где он находится по сей день.

«Дмитрий Скворцов — удивительно целостный и по-настоящему бесстрашный человек. Мы познакомились в родном для него Киеве задолго до Евромайдана и сразу подружились в силу идейной близости. Как рассказывал сам Дима, в юности и он не избежал искушения украинским национализмом, но православная вера привела к пониманию, что мы — один православный русский народ. И во всех своих материалах, касающихся религиозной тематики, оставался последователен в своих взглядах. Прямо называя чёрное чёрным, белое белым, а грех — грехом. И при этом выступал не как пропагандист, но всегда давал очень глубокий анализ ситуации. В 2010 году Союзом журналистов Украины был признан лучшим светским журналистом, пишущим на религиозные темы.

А в 2022 году Дмитрий в буквальном смысле вынужден был уйти в подполье, пытаясь избежать ареста и репрессий со стороны киевского режима. К сожалению, это ему не удалось. Понятно, что и в СБУ есть профессионалы, и среди знакомых Димы могли оказаться предатели. Хотя сложно представить, чтобы кто-то мог ненавидеть этого добрейшего человека, даже с политическими оппонентами всегда общавшегося подлинно по-христиански.

Вообще же, Дима был арестован именно за свою твёрдость в православной вере, верность Русской Церкви и убеждённость в том, что наш народ должен быть единым. Никакой политикой он никогда не занимался, а единственным его оружием было острое и искреннее слово. Было и остаётся», — рассказывает об украинском публицисте его российский коллега, руководитель идеологического отдела «Первого русского» Михаил Тюренков.

Он одним из первых начал добиваться обмена православного украинского журналиста на пленных нацистов, однако Скворцов был нужен для киевского режима как один из аргументов в борьбе за уничтожение УПЦ и православия на Украине. Вряд ли бы его обменяли даже на «Калину» или «Редиса» с Азовстали.

Против Скворцова работала целая группа следователей СБУ и группа прокуроров. Общими усилиями они усмотрели в публикациях православного журналиста «совершение государственной измены, то есть деяние, умышленно совершённое гражданином Украины в ущерб информационной безопасности Украины, что выразилось в предоставлении иностранному государству, иностранной организации и их представителям помощи в проведении подрывной деятельности против Украины» (ч.1 ст. 111 УК Украины).

Дело Скворцова отличается от большинства политически-мотивированных уголовных преследований оппозиционных журналистов на Украине тем, что обычно журналистам вменяли статью 110 УК Украины — призывы к изменению территориальной целостности. А тут — сразу госизмена, за которую дают 15 лет. Не всем оппозиционным политикам выписывают такой приговор… Но вот журналист оказался куда опасней в глазах зе-хунты, чем депутаты ОПЗЖ, например.

Вообще же, дело Скворцова можно сравнить с делом обвинённого в шпионаже основателя Wikileaks Ассанжа, которое тоже рушит всю юридическую логику. Но кого сейчас это волнует?

В США первая поправка к Конституции защищает, точнее, защищала, журналистов от подобных вещей. На Украине, по идее, журналист защищён трактовкой объективных сторон госизмены. Ведь в чём её суть? В переходе на сторону врага в условиях военного положения, шпионаже и в предоставлении иностранному государству, иностранной организации или их представителям помощи в проведении подрывной деятельности против Украины. Ничего из этого Скворцов не делал. Тем не менее, публициста обвиняют в «подрывной деятельности, вербовке агентов, срыве международных переговоров, создании заговорщических организаций, диверсиях».

Но ведь он занимался только журналистской деятельностью, а она в перечень преступлений по статье «госизмена» уж точно не входит.

И да, никакими законами Украины до начала СВО не было запрещено публиковаться в российских СМИ, и факт таких публикаций сам по себе не расценивался как подрывная деятельность.

Но кого интересуют законы в стране, где публично, на майданах, была растоптана Конституция?

И до Скворцова уже были громкие дела и посадки. Например, житомирского журналиста Василия Муравицкого посадили на три года за его сотрудничество с российскими СМИ. А ещё его обвиняли в «психологическом манипулировании общественным сознанием» и даже сборе средств в пользу детей ЛДНР. Вопиющие преступления!

Кстати, выйти на свободу и покинуть Украину Муравицкому помогли международные организации. Но вот на дело Скворцова международные борцы за права человека реагировали индифферентно, понимая, что именно Запад дал киевскому режиму индульгенцию на расправу со всеми несогласными.

Поэтому никто даже «не вякнул» против расправы над православным журналистом, хотя, если речь идёт о нарушении информационной безопасности Украины, государство вводит санкции против СМИ, которые считает «вредными», но не может судить гражданина, печатающегося в этих СМИ. На Украине закрыли и заблокировали десятки нелояльных изданий, но их журналистов не кидают в тюрьмы. Так почему же у Скворцова иная судьба? И его считают опасней, чем целый пул антивластных медиа?

Основа обвинения Дмитрия Скворцова — это решение Совбеза «О Стратегии национальной безопасности Украины», утверждённое ещё в 2020-м. Согласно этому документу, «Россия ведёт деструктивную пропаганду для провоцирования внутренних конфликтов на Украине». То, что сам режим Зеленского инспирирует гражданскую войну в стране, никого не волнует. Всё равно виноват Путин. Ну, или Скворцов.

Обвинительный акт против журналиста звучит, как песня: «у Скворцова Д.В. при неустановленных обстоятельствах возник преступный умысел, направленный на совершение действий в ущерб информационной безопасности Украины, а именно на предоставление иностранному государству — Российской Федерации, её организациям и представителям активную помощь в проведении подрывной деятельности против Украины, агрессивного информационного воздействия и проведении деструктивной пропаганды». И всё это — со ссылками на Конституцию и законы Украины, которые гарантируют гражданам и свободу слова, и свободу вероисповедания. И опять же, ссылки на Конституцию диссонируют с решением Совбеза, на основании которого судят публициста. Не могут быть указы Совбеза выше Основного закона страны. Или могут?

Правозащитники отмечают, что даже если считать, что после решения СНБО гражданину Украины под страхом уголовной ответственности запрещено печататься в российских СМИ, непонятно, причём здесь Скворцов. Ведь согласно обвинению, он «при неустановленных обстоятельствах», вступил в «преступный сговор с неустановленными представителями» России и отправлял им для публикации «статьи антиукраинского характера». Кто проверял характер текстов? Кому их передавал Скворцов? Это не установлено.

В правовом государстве такая нелепица просто невозможна: «в неустановленное время, с неустановленными лицами в неустановленном месте при неустановленных обстоятельствах умышленно совершил государственную измену, в результате которой нет ни материального, ни морального вреда, ни потерпевших». Но украинских судей и прокуроров эта откровенная заказуха не смущает. Наоборот, они с упорством доказывают, что тексты Скворцова разжигают этническую и социальную вражду, подрывают моральный дух ВСУ, провоцируют политическую дестабилизацию в государстве.

Прояснить ситуацию могла бы независимая оценка лингвистов. Но проблема в том, что она как раз зависимая! Проводили её в Центре судебных и специальных экспертиз СБУ. И в качестве доказательства принята быть не может. Иными словами, в деле Скворцова вообще нет никаких доказательств его вины. Тем не менее, на основании «лингвистической оценки» материалов журналиста и строится всё обвинение: дескать, отрицал Украину, как страну, формировал негативный образ Украины в мире, сомневался в украинской аутентичности, рассказывал о высокой миссии РФ и героизировал Путина. Но разговоры о высокой миссии России уж точно не несут в себе признаки преступления! Но самое главное: где признаки госизмены? Где шпионаж, вербовка диверсантов? То есть, все доказательства госизмены журналиста — это решение СНБО и лингвистические исследования СБУ?

Обвинение, по которому Дмитрию Скворцову грозит до 15 лет лишения свободы, было предъявлено журналисту только в июне. То есть, пожилой (62 года) человек полгода томился в СИЗО без суда и следствия. У Скворцова целый букет болезней, начиная от проблем с сердцем и заканчивая диабетом. Однако, украинские СМИ сейчас стараются выставить его алкоголиком из-за чего, дескать, и проблемы у журналиста с лишним весом.

Также «коллеги» Скворцова всеми силами пытаются убедить читателей в его незначимости и непопулярности и приводят такие доводы: «За сообщениями на персональной странице Дмитрия Скворцова в социальной сети Facebook следит менее полутора тысяч читателей; был включён в список пяти наиболее необъективных и украинофобных блогеров 2013 года по версии информационного издания «Тиждень»; пишет аналитические статьи о событиях в стране и в мире для колонок в интернет-изданиях «Главком», «Корренспондент», «Фраза.юа», «Одна родина» и другие. Практически все статьи пропагандируют идею «русского мира», нетерпимости к автономии украинской церкви и искусственности всего украинского.

Но если Скворцов такой непопулярный, зачем применять к нему крайние меры?

А ещё издание «Главком», где печатался Скворцов, входит в пул Петра Порошенко, сторонника автокефалии и перевозчика Томоса. Так может, надо редактора этого издания взять «на прицел» СБУ? Нет ли там тех самых шпионов и российских агентов, которых типа вербовал их автор? Как говорил герой одного сериала, «ему самому „вышака‟ брать скучно…»

Надо отметить, что защита журналиста пыталась вернуть обвинительный акт прокурору, потому что в формулировке обвинения нет конкретики, не указано, какими фактическими действиями Скворцов мог нанести ущерб информационной, а уж тем более, национальной безопасности Украины. Суд, однако, не увидел причин для возвращения обвинения прокурору на доработку, а мера пресечения — содержание в СИЗО — была продлена.

В июле 2023 года эти решения оспаривались в апелляционном суде Киева. Среди инкриминируемых Скворцову эпизодов — журналистские публикации довоенного периода (до 2021 года), а после начала СВО Скворцов не написал ни одного текста, который якобы «восхвалял Россию», защищал УПЦ или отрицал аутентичность украинского этноса. Апелляционный суд, тем не менее, оставил в силе все решения суда первой инстанции, указав на продолжение Скворцовым «преступной деятельности в период вооружённой агрессии РФ против Украины» и способ этой деятельности — «агрессивное информационное влияние и проведение деструктивной пропаганды», а значит, раз Скворцов и сам говорит, что он журналист, то его нужно держать в СИЗО.

Так что почти 10 месяцев православный публицист находится за решёткой. И хотя его коллегу — православного поэта Яна Таксюра — помогла «выкупить» еврейская община, и сейчас Таксюр живёт и работает в России, Скворцов такой поддержки не имеет.

По мнению председателя Союза политэмигрантов и политзаключённых Ларисы Шеслер, «в России есть люди, которые занимаются информационной борьбой с РФ. Их нужно включать в списки для обмена с Украиной». Она также признаёт, что Россия должна добиваться освобождения украинских политзаключённых, даже если у этих людей нет паспорта РФ.

«Россия выступает, например, в поддержку Ассанжа, дала убежище Сноудену. Мы знаем немало украинских граждан, которых всё же обменяли на территории России в 2014-м, и в 2022-м такие были», — подчёркивает Шеслер.

Правозащитница уверена, что таких людей нужно всё же пытаться защищать, пытаться оказывать им поддержку.

«Но есть ещё один фактор — многие родственники боятся подобной поддержки со стороны России. Они боятся, что репрессии, преследования и пытки только усилятся, если Россия выскажется в защиту этих людей», — отмечает Лариса Шеслер.

Дело Скворцова остаётся наиболее позорным из политических процессов на Украине. Но это всё, чем ему остаётся утешаться. УПЦ и её клирики сейчас сами находятся не в лучшем положении, украинские оппозиционные политики прислуживают власти, отказавшись и от канонической церкви и от защиты православных журналистов, адекватные журналисты, которые ещё остаются на Украине, Cкворцову ничем помочь не могут.

Светлана Манекина

Источник: https://rusdozor.ru/2023/11/18/uzniki-sovesti-pravoslavnomu-zhurnalistu-dmitriyu-skvorcovu-shyut-delo-o-gosizmene_1388884/
Поделиться в соцсетях
Оценить

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

ЧИТАТЬ РОМАН
Популярные статьи
Наши друзья
Авторы
Юрий Кравцов
пос. Суземка, Брянская обл.
Роман Котов
Санкт-Петербург
Владимир Хомяков
г. Сасово, Рязанская обл.
Наверх