Донбасс и Сирия. Валерий Шамбаров

Опубликовано 29.06.2020
Донбасс и Сирия. Валерий Шамбаров

С чисто военной точки зрения положение Донецкой и Луганской республик, отделившихся от Украины, выглядело безнадежным. Их защищали ополченские отряды — партизанские, кое-как вооруженные. А киевское правительство направило регулярные части с артиллерией, авиацией, бронетехникой. В самой Новороссии оставались украинские гарнизоны, удерживали аэропорты и другие ключевые объекты. Начались обстрелы и бомбежки городов, жилых кварталов, погибали женщины и дети (и здесь, в отличие от Ливии или Сирии, «международное сообщество» никаких протестов не заявляло, санкциями и вооруженным вмешательством Украине не угрожало).

Правда, украинская армия была отвратительного качества, плохо обученной, оборванной, совершенно разболтанной. Однако новые правители постарались компенсировать ее недостатки формированием особых батальонов из боевиков «Правого сектора», по сути, карателей — «Айдар», «Азов», «Днепр», «Донбасс», «Хортица», «Збруч», «Волынь» и др. Один из карательных батальонов, «Торнадо», был создан из уголовников, выпущенных из тюрем. На войну этих бандитов благословлял раскольничий «патриарх Киевский» Филарет, призывал: «Не нужно думать, что население Донбасса невиновно в своих страданиях. Виновно! И свою вину должно искупить страданиями и кровью! Поэтому их уничтожение — это не нарушение заповеди Божией! Это не убийство!»

Можно отметить еще один аспект. Киевскую власть в полной мере поддерживали США и Европа — а между тем, она направила на Донбасс и «Батальон им. Джохара Дудаева». Сформировал его чеченский полевой командир Иса Мунаев, получивший в Ичкерии чин бригадного генерала, собрал таких же, как он сам, террористов-ваххабитов, бежавших после войны и получивших на Украине убежище. Тут уж комментарии излишни. Также в пресс-службе украинского Генштаба подтвердили, что в войне на стороне «майданщиков» приняли участие граждане Белоруссии, Израиля, Швеции, Грузии, Испании, Италии, Хорватии.

Но и ополченцы Донбасса вооружались чем попало. Даже сняли несколько танков Т-34 с постаментов памятников Великой Отечественной. А на помощь им в атмосфере «Русской весны» поехало множество добровольцев со всей России. Казаки, ветераны Чечни, Афганистана, Приднестровья, Абхазии. Ехали и из других стран — отряд из Сербии, отряд из Северной и Южной Осетии, добровольцы из Латвии, Испании, Польши, Германии, Франции, Болгарии, Чехии, Израиля, Бразилии. Наверное, их могло быть еще больше. В целом ряде государств начали вдруг повально принимать законы об уголовной ответственности за «наемничество». В Уголовном кодексе России такая статья уже имелась, но Путин на одной из пресс-конференций внес уточнение: что граждане России, воюющие на Донбассе, не являются наемниками, а «исполняют свой долг по зову сердца».

Бои поначалу носили очаговый характер. Отряды ополченцев блокировали части украинской армии и МВД на своей территории. Вели переговоры. В большинстве случаев удавалось достичь соглашения, что украинцы уходят, оставляя вооружение, имущество и технику. Где-то упрямились, доходило до стрельбы. Особенно упорные схватки разгорелись за Донецкий аэропорт. Ополченцы несколько раз штурмовали его, врывались на территорию, но защитники вызывали на помощь авиацию, заставляли атакующих отступить. Цепочка операций прошла по пограничным заставам и КПП. В одних местах переговорами, в других с боем была расчищена граница с Россией.

Но временная и в значительной мере «революционная» украинская власть сорганизовалась. 25 мая состоялись президентские выборы, на которых победил русофоб Петр Порошенко — в прошлом один из ближайших соратников Ющенко и один из организаторов «Евромайдана» (он снабжал митинги, палаточные городки и баррикады едой, водой, дровами). 7 июня Порошенко вступил в должность и через несколько дней дал приказ на общее наступление на Донбасс. Партизанский характер ополченских сил сказался в полной мере. Они были разобщены на совершенно разные по качеству и численности отряды со своими командирами. Централизованное управление было налажено кое-как. В Мариуполе оставались украинские гарнизонные части, а 13 июня практически без боя вошел батальон «Азов», уничтожил и выгнал находившихся здесь ополченцев.

Основной клин Киев вбивал с северо-запада, планировалось расчленить между собой Донецк и Луганск, выйти к российской границе и отрезать от нее непокорные республики. Пустили множество бронетехники, засыпали позиции снарядами и минами. Попал в окружение Славянск, где держался отряд Стрелкова. 5 июля он сумел прорваться из кольца, вывел с собой колонну беженцев, не ожидавших от карателей ничего хорошего. За несколько дней украинские части заняли Славянск, Краматорск, Константиновку, Артемовск. Проломив боевые порядки ополченцев, стали углубляться к границе.

Но отряды Стрелкова усилили ополченцев в Донецке, вместе зачистили украинские узлы сопротивления, еще оставшиеся в этом городе. А в середине июля нанесли контрудар под основание длинного и узкого языка прорыва. Захватили господствующую высоту Саур-Могилу, и вклинившиеся войска противника попали в Изваринский (Южный) «котел». Вероятно, им пришлось бы худо. Но 17 июля случилась провокация. Над Донецкой республикой был сбит малазийский пассажирский «Боинг», 298 человек погибли. На весь мир поднялся страшный скандал. Обвиняли ополченцев, Россию. Впоследствии заговорили о вине украинского летчика-истребителя, и он вдруг покончил с собой, унеся ответ в могилу.

Хотя можно предположить и другое: «Боинг» был изначально обречен. Уж очень похоже это было на провокации с южнокорейскими «Боингами», сбивавшимися после полета над советскими военными базами в 1978 и 1983 гг. Ну как могли диспетчерские службы Украины дать пассажирскому самолету «коридор» над зоной боевых действий? Для нацеливания мирового «общественного мнения» против русских и Донбасса сработало ох как хорошо. Но сработало и на фронте. Возникло замешательство, прикатились международные комиссии для расследования. И только у киевских военных никакого замешательства не было! Наоборот, они воспользовались, ринулись вперед, захватили еще ряд населенных пунктов — Дзержинск, Соледар, Северодонецк, Кировск, Попасную. Отбили и Саур-Могилу, разблокировав Южный «котел». Отсюда начали выводить войска. На других направлениях части ВСУ продолжили наступление. В августе предприняли штурм Иловайска. Ворвались в город, сразу начались аресты неугодных гражданских лиц. Местную школу превратили в тюрьму.

Однако и командование ополченцев перегруппировало свои отряды. А действовало оно куда более грамотно, чем украинские стратеги. Нанесло несколько контрударов. Бойцы Новороссии снова перекрыли выход из Южного «котла». Мало того, растрепанные враги, выбравшиеся из окружения, попали в другой «котел», под Амвросиевкой. Украинское воинство понесло здесь огромные потери, по разным данным, 4–5 тыс. убитыми, ранеными и пленными. Около 500 солдат предпочло уходить в другую сторону, пересекли границу с Россией. Трофеями ополченцев стали 15 танков и БТР, 18 установок залпового огня «Град», артиллерийские орудия. Развивая успех, донецкие формирования вышли к Азовскому морю, взяли Новоазовск.

Еще один контрудар был нанесен под Иловайском, и неприятели, влезшие в город, тоже попали в «котел». Вскоре их положение стало катастрофическим. 28 августа с посредничеством выступил Путин. Предложил властям ДНР открыть гуманитарный коридор и выпустить окруженных — а правительству Украины прекратить огонь и вступить в переговоры. Донецкое руководство согласилось, но с оговоркой — украинские военные должны выходить без оружия. А киевское командование принялось хитрить. Через гуманитарный коридор вышли лишь небольшие группы, несколько десятков человек, отвлекая внимание. Остальные окруженные в это время перегруппировались и пошли на прорыв. Их накрыли массированным огнем, уничтожали.

Под Иловайском только убитыми войска Порошенко потеряли более 1000 человек. Путин комментировал, что такая ситуация, как обман украинской стороны с гуманитарным коридором, «порождает недоверие и приводит к увеличению человеческих жертв». А в освобожденном Иловайске были задокументированы многочисленные случаи избиений и пыток мирных людей в период пребывания там украинцев. Во дворе школы-тюрьмы нашли групповое захоронение казненных гражданских лиц со следами истязаний. Даже верховный комиссар ООН выразил недоумение, что по этим и другим подобным фактам на Украине не было ни одного расследования [131]. Впрочем, и его удивление не повлекло за собой никаких практических последствий. «Права» местных жителей, убитых и изнасилованных карателями, никого на Западе не интересовали.

Зато посыпались обвинения, что Россия поставляет Донецкой и Луганской республикам вооружение и технику, что в боях под Иловайском участвовали русские военные. Наше правительство, разумеется, все отрицало. Но вообще возмущение по данному поводу выглядело несколько странно. Евросоюз еще 16 июля 2014 г. (как раз в разгар наступления на Донбасс и накануне провокации с «Боингом») отменил запрет на поставки Украине оружия и военного снаряжения. Блок НАТО как бы оставил данный вопрос на усмотрение своих членов, но известны официальные цифры, что государства Североатлантического альянса только до марта 2015 г. передали Украине военное имущество и снаряжение на 120 млн долларов. И специалистов тоже послали — хотя и неофициально. Немецкая газета «Бильд ам Зоннтаг» со ссылкой на данные разведки ФРГ сообщала, что в операциях на Донбассе было задействовано 400 американских солдат частной военной компании «Академи» (бывшая «Блэквота»). Российский МИД также заявлял об участии в войне американских инструкторов из ЧВК «Грейстон Лимитед» (входящей в «Блэквота»). Вот и спрашивается — чего же на русских кивать?

Россия своих соплеменников в обиду не давала — и правильно делала. Но она предпринимала и усилия по прекращению кровопролития. По ее инициативе еще с июня шли переговоры трехсторонней комиссии с участием Украины и ОБСЕ. Высказывалась идея провести конференцию по перемирию в Минске. Но Порошенко выдвигал такие условия, которые никак не могли удовлетворить Донецк и Луганск: вывод «наемников», полное разоружение «повстанцев», а взамен обещал лишь частичную амнистию и сохранение прав русского языка. Но разгром в Южном «котле» и под Иловайском сделал Украину сговорчивой. На конференции в Минске Россию представлял посол в Киеве Зурабов, ОБСЕ — посол Тельявини, Киев прислал уполномоченным бывшего президента Кучму. Приехали и главы Донецкой и Луганской республик, Захарченко и Плотницкий.

5 сентября был подписан протокол. Обе стороны должны были немедленно прекратить огонь под контролем ОБСЕ. Украина обязалась признать особый статус Новороссии, но там требовалось провести досрочные местные выборы. Минский протокол предусматривал еще несколько пунктов урегулирования. Все заложники и пленные освобождаются. Преследования и наказания в связи с военными событиями подлежат амнистии. Незаконные вооруженные формирования, боевики и наемники, выводятся. Начинаются меры по восстановлению разрушенной экономики Донбасса, допускается гуманитарная помощь. И при этом продолжается «общенациональный диалог». 19 сентября трехсторонняя комиссия подписала дополнительный меморандум об установлении буферной зоны: тяжелая артиллерия обеих сторон отводится на 15 км от линии соприкосновения войск. Полеты боевой авиации и минирование в этой 30-километровой зоне запрещаются. В Донбассе наступило затишье.

Но если одни очаги напряженности, вроде бы, пригасли, то в это же время разгорались другие. Обама в 2014 г. очередной раз выступил «миротворцем». Объявил, что в Афганистане с исламским терроризмом в основном покончено, и дальше могут справиться местные силовые структуры. На самом деле это было ложью. Война в Афганистане не утихала. Но в США она стала слишком уж непопулярной (Америка и ее союзники вывезли оттуда 4430 гробов и 32.219 раненых). И уход из Афганистана был ложью, США и страны НАТО оставили там 12.000 своих солдат «в поддержку» правительственных сил. Но большая часть американцев покинула страну. При этом была наконец-то закрыта и база США в Киргизии, давно раздражавшая Москву (она к данному времени являлась довольно крупным объектом, там служило 1200 американских военных).

Однако и само миротворчество Обамы было ложью. Из одного государства контингенты выводили — и уже высматривали, куда еще влезть. Запад давно притягивала Сирия, дружественная России. Не утихали бури, что Асад нарушает «права человека», используя в гражданской войне авиацию и артиллерию, тем самым губит мирных жителей. Но очередной проект подобной резолюции в Совете безопасности ООН с угрозами международного суда Россия и Китай опять заблокировали. И вот ведь как случилось — если повод для вмешательства американцев не сумела обеспечить ООН, то его… подарили ИГИЛ и «Аль-Каида». Их формирования перешли в наступление, захватили под контроль значительную территорию. Сразу же озаботившись, США с 26 августа 2014 г. начали воздушную разведку над Сирией — без согласия ее правительства и без всяких санкций ООН.

10 сентября Обама в обращении к нации объявил, что намерен начать войну с исламскими террористами в Сирии. Конгресс одобрил его планы. Никакой санкции ООН Америка вообще уже не просила, с Асадом и его правительством согласовывать операцию не сочла нужным. Только проинформировала Сирию, чтобы она в своем воздушном пространстве не препятствовала действиям авиации США. С 22 сентября американские самолеты начали массированные бомбардировки тех мест, где, как будто бы, находились террористы. О том, что в этих же местах обитало мирное население, теперь почему-то никто не вспоминал. Но бомбили не только американцы. Они собирали широкую коалицию — Англию, Францию, Канаду, присоединились самолеты Саудовской Аравии, Катара, Марокко, Объединенных Арабских Эмиратов.

Мало того, США начали поставлять вооружение «умеренной оппозиции» — «Свободной армии Сирии», курдским повстанцам, исламистским «Армии моджахедов» и «Движению Хаззм» [3]. На это было выделено 500 млн долларов. Поставки прикрывались объяснениями, будто «умеренные» с американской помощью будут воевать против ИГИЛ и «Аль-Каиды»! Но они-то воевали и против правительственных войск! В Саудовской Аравии и Турции были созданы лагеря, где американские инструкторы обучали и вооружали «умеренных». В самой Сирии для этого было основано 12 американских баз, инструкторов спецназа направляли в оппозиционные формирования. Как можно было квалифицировать подобные операции, кроме как «интервенция»?

И как после этого можно было осуждать действия России на Донбассе? Но получалось именно так. Для Америки «можно» и даже похвально воевать в чужой стране, поддерживать противников законного правительства. А для русских — преступление! Даже без открытого вмешательства, без ударов авиации, все равно преступление. Обвинив нашу страну в участии в боевых действиях «на юго-востоке Украины» (за рубежом внедрили именно такой термин), США и Евросоюз 31 августа 2014 г. ввели против России «секторальные санкции». Одновременно обвалили цены на нефть. Это стало причиной финансового кризиса, резко упал курс рубля по отношению к доллару.

Но Путин после таких шагов предупредил западные державы, что в будущем у них возникнут трудности при возвращении на российский рынок, и с нашей стороны последуют ответные действия. А насчет поддержки Донбасса указал: «Россия не может остаться безучастной к тому, что людей расстреливают почти в упор». 24 октября президент встретился с журналистами и политологами на заседании дискуссионного клуба «Валдай». В своем выступлении он возложил на Запад прямую ответственность за войну на Украине — характеризовал ее как результат государственного переворота, организованного Америкой и ее европейскими партнерами. Напомнил и о том, что Запад сам вскормил исламских террористов в борьбе против СССР, поддерживал и спонсировал их войну против России, «мы этого не забыли». В итоге Путин обвинил администрацию США в полном развале системы мировой безопасности, в попытке установления собственной диктатуры на международной арене.

Нет, наша страна не поджала хвост, не заскулила. Финансовый и экономический удар она выдержала. К удивлению многих экспертов, рубль все же устоял, спровоцировать общую панику не удалось, и российская валюта после кратковременного обвального падения в значительной мере отыграла свои позиции. А на создание враждебного окружения России президент предпринимал ответные меры. В ноябре 2014 г. был подписан Договор о союзничестве и стратегическом партнерстве с Абхазией на 10 лет. Создавалось «единое оборонное пространство», совместная группировка войск — с перспективой полного военно-политического объединения двух государств.

Получила дальнейшее развитие система Таможенного союза и Единого экономического пространства. Кроме России, Белоруссии и Казахстана, в Таможенный союз вошли Киргизия, Армения. Выразили заинтересованность и вступили кандидатами Сирия, Тунис. Членами Единого экономического пространства стали те же пять государств, а кандидатами — Таджикистан, Абхазия, Узбекистан. Причем для всех остальных государств, не входящих в эти организации, Россия ввела въезд только по загранпаспортам (льготный въезд сохранила и для граждан Украины).

По инициативе Путина возникла и более широкая международная организация — Евразийский экономический союз. В него вошли Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Армения. Этот союз создавал Зону свободной торговли, к которой присоединились Вьетнам, Иран, Китай, Куба. Переговоры о вступлении в зону свободной торговли начались с Египтом, Таиландом, Индией, Сербией, Монголией, Сингапуром.

Но в Донбассе мир так и не наступил. Исполняя Минские соглашения, Верховная Рада Украины приняла законы «Об особом порядке самоуправления отдельных районов Донбасса» и об амнистии. А Донецкая и Луганская республики по тем же соглашениям провели досрочные выборы — в обеих победили действующие президенты, Захарченко и Плотницкий. Однако никакого дальнейшего «диалога» не последовало. Потому что прочие пункты соглашений и их главную суть обе стороны трактовали по-разному. В Новороссии — как закрепление достигнутого статус-кво. Но Порошенко видел совершенно другое: все российские граждане должны покинуть донецкую и луганскую территорию (как «незаконные формирования», «наемники»). А Донецк и Луганск за некоторые поблажки в местном самоуправлении и языке снова подчинятся Киеву. Ну а со временем самоуправление можно и прижать, ликвидировать — неужели трудно найти или создать поводы?

Но республики подчиняться ему не желали. Под «боевиками» и «наемниками» понимали батальоны карателей из «Правого сектора», уголовников, чеченцев и др. А своих защитников-добровольцев зачислили на службу, они стали «законными» (да ведь и Путин указал, что российские добровольцы в Донбассе наемниками не являются). В свою очередь и Украина не выполняла пункты соглашений об отводе тяжелой артиллерии из 30-километровой буферной зоны. Аэропорт Донецка по Минским соглашениям она должна была сдать в обмен на несколько других населенных пунктов. Но не сдала, укрепляла, перебрасывала сюда вооружение — под боком у огромного города.

Не прекращались артиллерийские и минометные обстрелы с украинской стороны: в том числе Донецка, Луганска, других городов и поселков. Сразу после заключения перемирия такие инциденты были единичными. Но постепенно учащались. К концу 2014 — началу 2015 г. артиллерийские налеты стали массированными и систематическими, снаряды рушили дома, поражали жителей, автомашины на дорогах, под Волновахой ракетами накрыли пассажирский автобус, ехавший из Донецка в Златоустовку, погибло 12 человек, 18 получили ранения. Возобновились ожесточенные бои за Донецкий аэропорт. К 16 января украинских силовиков наконец-то удалось выбить отсюда. Они пытались контратаковать с танками, БМП, но их отбросили, подбили и сожгли четыре танка.

Во время этих боев Украина ужесточила обстрелы донецкой и луганской территории, а 22 января в отместку за потерю аэропорта нанесла удары по жилым массивам Донецка, были попадания в остановку троллейбуса, где толпились люди. Это стало последней каплей. Глава республики Захарченко заявил о разрыве дальнейших переговоров о перемирии. Со времени летнего наступления Украины линия фронта сохраняла глубокий выступ возле Дебальцево — клин, нацеленный между Донецком и Луганском. Киевское командование считало его лучшим плацдармом для новых операций, держало здесь свою ударную группировку с большим количеством бронетехники и артиллерии. Как раз с этого выступа чаще всего осуществлялись артиллерийские и минометные обстрелы сопредельной территории. Но и командование Новороссии стягивало сюда основные силы. А теперь решило упредить врага и ликвидировать опасный выступ.

22 января были нанесены удары по флангам. Перемолов огнем и разметав позиции противника, отряды ДНР и ЛНР стали углубляться, обходя Дебальцево с двух сторон и охватывая вражескую группировку в очередной «котел». В жестоких и упорных боях под Чернухино, Углегорском кольцо захлопнулось. Украинское командование опять действовало из рук вон плохо. Оно напрочь отрицало факт окружения. Но достаточных резервов, чтобы выручить окруженных, у него не оказалось. Беспорядочно контратаковали извне и изнутри, силясь расчистить дорогу.

4 февраля вмешался генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. Призвал обе стороны к перемирию для эвакуации мирного населения. Командиры Новороссии согласились, открыли гуманитарные коридоры, из зоны боев вышли более 5 тыс. жителей. Такие перемирия возобновлялись и позже. Вмешались и канцлер Германии Меркель, президент Франции Олланд, летали то в Москву, то в Киев, то в Вашингтон для консультаций и переговоров. А между тем, положение окруженных под Дебальцево становилось все хуже, их теснили, громили. 10 февраля ополченцы перекрыли последнюю трассу, связывающую их со своими.

Только сейчас Порошенко скис, согласился «мириться» (после жесткого телефонного звонка Путина), 11 февраля прибыл в Минск. Сюда же прилетели Путин, Меркель, Олланд. Появились и Захарченко с Плотницким. Переговоры длились 16 часов, и подписали соглашение «Минск-2». Оно предусматривало полное прекращение огня с нуля часов 15 февраля. Зона безопасности расширялась до 50 км для тяжелой артиллерии, 70 км для систем залпового огня, 140 км для тактических ракетных систем. Все тяжелое вооружение предписывалось отвести за пределы этой зоны. В остальном условия примерно повторяли пункты соглашения «Минск-1», но Украина обязывалась провести конституционную реформу — закрепить особое положение и права Донецка и Луганска.

Однако бои под Дебальцево продолжались. Украинские части упорно таранили позиции ополченцев, стараясь вырваться. 14 февраля они решили оставить Дебальцево. Командование ДНР и ЛНР соглашалось выпустить их — но без оружия. Нет, такой вариант их не устроил. Двинулись пробиваться и просачиваться полевыми дорогами. Мало того, перед уходом из Дебальцево повзрывали там железнодорожную станцию и другие важные объекты. Две колонны как-то выскользнули, третью уничтожили (Киев объявил, будто она была «ложной»). Свои потери Украина скрыла. Говорила о 179 убитых, 300 раненых и 8 потерянных танках. Новороссия называла другие цифры — около 3 тыс. погибших, 300 пленных. И если посмотреть видеохронику с колоннами уничтоженной и брошенной бронетехники, разбитой артиллерии, россыпями трупов, то эти данные вызывают больше доверия, чем украинские.

Сражений такого масштаба до времени написания этой книги больше не было. Киев объявлял: под Дебальцево так побили ополченцев, что они отказались от новых наступательных операций. На самом же деле они и не планировались, когда устранили опасный выступ и прекратились массированные обстрелы. Но и война не закончилась. Порошенко трактовал соглашения по-своему. Дескать, выборы в Донецкой и Луганской областях должны пройти по законам Украины, и жить они должны по законам Украины, в единстве с нею, должна быть восстановлена граница с Россией (с украинскими пограничниками). Поправки к конституции так и не провел. А его устным заверениям о самоуправлении не поверили в Новороссии. Тогда Украина начала экономическую блокаду. Ей ответили, не давая угля. Вынудили кое-как договариваться.

Линия соприкосновения между киевскими, донецкими и луганскими силами остается фронтом. Здесь гремят перестрелки из стрелкового оружия, минометов. Периодически нарушается соглашение о тяжелом вооружении, подают голос орудия. В нейтральной полосе вспыхивают локальные бои — за Марьинку, Широкино, на «Светлодарской дуге», за Авдеевку и др. По данным ООН на сентябрь 2016 г., жертвами войны стали свыше 30 тыс. человек (из них около 10 тыс. погибших). Газета «Франкфуртер Альгемайне» писала о 50 тыс. погибших (без ссылки на источники). Полтора миллиона беженцев выплеснулось в другие страны (более миллиона в Россию).

Потери ополченцев неизвестны, Украины — скрываются. Открыто говорят то о 2, то о 3 тыс. погибших. Но известно заявление главного военного прокурора Украины, что только самоубийств и умышленных убийств в украинских войсках на Донбассе зафиксировано 900 [76]. А уголовных дел по дезертирству только на начало 2015 г. было возбуждено 17 тыс. [29]. 8 тыс. перешли на сторону ополченцев. Тем не менее уступать Киев не хочет, да и не может. Ведь таким способом, войной в Донбассе, он демонстрирует верность Западу, внедряет и нагнетает русофобию среди собственного населения, получает от НАТО вооружение, технику, деньги, инструкторов для переформирования и обучения войск.

Ну а в другом конфликте, в Сирии, стали проявляться поистине загадочные особенности. Больше года США и их союзники совершали массированные бомбардировки. Хвастались, что они уничтожили за это время 3700 террористов ИГИЛ и «Аль-Каиды». Но в тех же бомбардировках, по собственному признанию «международной коалиции», было убито 1144 мирных жителя (а сирийская правозащитная организация SNHR насчитала больше, 2286, из них 674 ребенка и 504 женщины) [78]. Но вот только террористы ИГИЛ этих ударов… как будто вообще не почувствовали. Занимали те же города, которые захватили до начала операции. Мало того, наступали. «Умеренная» оппозиция, которую вооружали американцы, от боев с исламистами уклонялась — дралась только с правительственной армией. А многие сирийцы, обученные американцами, очутились в рядах боевиков ИГИЛ или продавали им полученное оружие. Ситуация не улучшалась, а ухудшалась, стала катастрофической. Исламисты вышли на подступы к Дамаску.

Но президент Асад обратился за помощью к России, и Путин ответил согласием. 26 августа 2015 г. между Россией и Сирией было заключено соглашение. Нашей авиации была представлена база Хмеймим, военно-морским силам — в Тартусе. 30 сентября Совет Федерации дал президенту полномочия на использование Вооруженных сил в Сирии. В этот же день группировка российских воздушно-космических сил нанесла первые удары по позициям ИГИЛ. И стоило только вмешаться русским, как весь ход войны сразу кардинально переменился!

Смогло спокойно вздохнуть мирное население. Утратив монополию в сирийском небе, США и их партнеры прекратили массированные бомбежки (фактически — куда попало). Перешли на одиночные полеты. А правительственные части перешли в наступление, стали одолевать исламских боевиков. Потому что дорогу им расчищала русская авиация (лишь за первый месяц она совершила 1391 боевой вылет, уничтожила 1623 объекта противника). Причем расчищала планомерно и согласованно — там, где это важно и нужно в данное время. Сирийская армия получила и помощь вооружением, русских инструкторов (была перенята и методика США, с «неофициальными», частными военными компаниями).

Но и американцы опять открыли свое истинное лицо! Их авиация стала наносить удары… по пути наступления сирийских войск! Разрушать нефтяные месторождения, мосты, дамбы, электростанции! Чтобы сторонники Асада не смогли воспользоваться, чтобы затруднить им продвижение [56]. Командующий американской операцией против ИГИЛ генерал-лейтенант Таунсенд вообще заявил, что видит своей задачей защищать северные районы Сирии от войск Асада. Путин пытался договориться с новым президентом США Трампом о разграничении сфер влияния, о налаживании союза против ИГИЛ между правительственными силами Сирии и проамериканскими формированиями. В Женеве подписали соглашение. Но не тут-то было! Проамериканская оппозиция никаких соглашений не соблюдала, открывала огонь по сирийской армии, объявляла Асаду «джихад». Зато с террористами как-то очень хорошо находила общий язык.

Кстати, и американцы тоже. Нанесли воздушный удар по сирийским позициям у Дейр-эз-Зора, перебив и переранив более 160 человек, а исламисты оказались к этому готовыми. Сразу атаковали разгромленные позиции и прорвали их. Сирийский самолет Су-22, бомбивший «столицу» ИГИЛ Ракку, был сбит истребителем США. А потом вспомнили старую сказку, использованную еще в Ираке, о «применении химического оружия», начали устраивать «возмездие» бомбардировками сирийских баз и городов. Стоит ли этому удивляться, если исламисты и раньше были связаны с американскими спецслужбами? Да и в Сирии среди исламских боевиков периодически мелькали американцы или их следы.

Тем не менее позиция России оказалась решающей. Правительственные войска смогли очистить от врага пригороды Дамаска, взяли Эль-Тайбу, Алеппо, Пальмиру. Превратить Сирию в такой же рассадник терроризма, как «освобожденные» американцами Афганистан, Ирак и Ливию, русские не позволили. Уже в марте 2016 г. Путин счел возможным вывести из Сирии часть группировки. Но не всю. Две российских базы в этой стране остались, и силы задержались вполне достаточные, чтобы помогать Асаду — и присматривать за западными пакостниками, не позволять им слишком наглеть. Но в ходе войны и Иран предоставил России базу в Хамадане. Начались переговоры Москвы о предоставлении баз и военных объектов в Египте. Директор Национальной разведки США Джеймс Клеппер в 2016 г. критиковал Путина — дескать, он в своей внешней политике видит Россию великой державой. Но разве этот принцип не воплощался в жизнь?

Из новой книги Валерия Шамбарова «Россия и Запад – хроника неоконченной войны» («Современная история России»).

Литература.

131. Human rights violations and abuses and international humanitarian law violations committed in the context of the Ilovaisk events in August 2014 (англ.) // www.ohchr.org. Организация Объединенных Наций.

3. Amos, Deborah. After A Long Wait, Syrian Rebels Hope The Weapons Will Now Flow, NPR (September 17, 2014).

76. Матиос: за время боевых действий на Донбассе из-за убийств и самоубийств погибло почти 900 военных // 112 Украина. 16.10. 2018.

29. Главный военный прокурор: к ответственности привлечены 17 тысяч дезертиров // Украинская правда. 03.03.2015 г.

78. Международная коалиция признала гибель 1114 гражданских в Сирии и Ираке // РБК. 27.09.2018.

56. Итоги военной операции США в Сирии // Коммерсант. 19.12.2018.

Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Авторы
Иван Жук
Москва
Николай Зиновьев
станица Кореновская, Краснодарский край
Наверх