Мы – земщина, с нами Бог! (Продолжение статьи «Чем нам опасна «Изборская» секта»).

Опубликовано 20.07.2015
Как мы наглядно убедились уже, изоляционизм (а если точнее – закрытость по отношению к Западу), буйно пропагандируемый «изборцами» и прочими примыкающими к ним духовными степлерами, неизбежно повлечет за собою страну к возврату к двум прежним периодам своего пика: ордынщине и советчине.

Из этого не вытекает, что эти превосходные времена вернутся в первозданном своем виде. Разумеется, мы получим их модифицированными. Ханских баскаков заменит ФМС, а вместо дани легендарному «откровенному старому узбеку» (ровно тот случай, когда правда является правдой, даже если она и выдумка), новым «россиянам» нужны будут наши территории. Прямого коммунистического реванша в наши дни боятся лишь украинствующая вырусь и прочие анекдотические поручикголицины: на смену тоталитаризму давно и прочно пришла тельцекратия. Она не лучше и не хуже, она другая. Экономическая формация сменилась, и это необратимо. Однако, современные тельцекраты, с напрочь ампутированным сегментом мозга, отвечающим за идеи и убеждения, могут попробовать заполнить «простому народу» советчиной пустоты, где должна находиться не только идеология, но и религия. Они смутно понимают, что народ, в отличие от них, с пустотами жить не хочет. Что-то, стало быть, надлежит делать? А кто это сделает? Тут-то «изборцы» начеку и в Чека. Бесконечное паразитирование властей на победе в Великой Отечественной и – шире – Второй Мировой абсолютно понятно. При нынешнем отторжении от русской истории в пользу советской победа, по сути, предстает единственной общенародной ценностью. Чем дальше от войны – тем более сакрально значение победы. Вот нам и – «иконочки» Жукова, «иконочки» Усатого, мистического преемника Грозного Иван Васильевича, единственной фигуры, позволительной из «до 17-го года». Чего стесняться сатанисту Дугину с сектант-исламистом Прохановым, а также исламистом Шевченком? Ручонки тянуться перекроить не только историю, но и религию. Пусть Церковь говорит, что не причисляла, не благословляла, не разрешала – у Проханова свои «иеромонахи», отслужат молебны «святым» в наилучшем виде.

«Иосиф Сталин — плод религиозного сознания русских, - кликушествует Проханов в статье о «мистическом сталинизме». – Соединение земной личности Сталина с её небесным проявлением делает эту личность непоругаемой. Икона Сталина, которая на протяжении десятилетий рубилась топором, жглась огнём, осквернялась, закапывалась в землю, эта икона продолжает и сегодня сиять во всей своей восхитительной, божественной красоте».

Вообще-то Льва Толстого, графа, отлучили за меньшее. А Проханов не лев, не граф и прежде всего не Толстой. Здесь я не вправе давать советы, могу лишь высказать свое мнение, что РПЦ пора бы формально отделить от себя и обозначить сектой всю сию теплую компанию, на самом высоком уровне обозначить. Потом будет труднее.

Я же вправе говорить об общественно-политическом аспекте явления. Ибо их могут посадить нам на шею власти. Уже сажают, собственно говоря.

Сперва они подрубят историю. За благостным-то железным занавесом. При этом надлежит сознавать, что, при получении духовными степлерами надлежащего заказа «на идеологию», русская история будет стерта из сознания живущих много жестче, чем в период позднего совдепа. Поздний и средний совдеп не покушался на князя Димитрия Донского, на Шипку, на Ивана Сусанина, не отрицал битвы при Калке и не оправдывал уничтожения русских городов «убийством послов» (аргумент, идиотизм которого давно и прочно доказан). Эти же сделают нам мультикультурно, эти сделают нам симбиозно. Эти подстригут нам волосы не только с ушами, но и с головой.

Как я уже писала, русской истории они не только не любят, не и не знают. (Опозорился же тот же Дугин, упомянув «Ярополка Окаянного». В том-то и дело, что ему, эзотеро-советикусу с уклоном в эстетический нацизм, решительно без разницы, кто там на самом деле был, на Руси, Святополк или Ярополк. Это – не его история. Не его и не их).

Итак, на что мы должны опереться, где черта, через которую нельзя переступать?

Наша опора – вся сумма русской истории, в нравственных оценках, данных ею авторами дореволюционных учебников и – пусть искаженно – но перенесенная из них в учебники советские, какие как памятный всем нам со школьной скамьи учебник Рыбакова-Преображенского, который ордыно-симбиотики пытались запретить по суду – уже после смерти ученых.

Не позволять никаких обеливаний захватнической кочевой нечисти, никаких экзотических трактовок Куликовской битвы, никакого Кожинова с его безграмотными «монгольскими армадами».

Почитать всю русскую историческую сумму – со всеми взлетами и падениями – предметом нашей гордости. Брать пример с сербов, преподавших бессмертный урок: поражениями можно гордиться не меньше, нежели победами. Не давать навязывать шкурнического принципа: кто сильнее, тот и прав. Наша Белая борьба – она ничем не уступает Косову полю. Это лишь вопрос отношения. Вопрос благородства или подлости.

Всю сумму – за одним лишь вычетом. И вычитание сие произвели люди поумнее нас с вами. Наши предки.

Вся перечтенная ими сумма представлена в памятнике «Тысячелетие России» 1862 года в Великом Новгороде, колоколообразном, увенчанном державой памятнике, представляющем нам фигуры выдающихся сыновей и дочерей нашей земли. 

Привожу полный перечень двух скульптурных групп.

Государственные мужи и жены (27 фигур):

Ярослав Мудрый, великий князь Киевский

Владимир Мономах, великий князь Киевский

Гедимин, великий князь Литовский

Ольгерд, великий князь Литовский

Витовт, великий князь Литовский

Иван III, великий князь Московский

Сильвестр, священник, политический деятель

Адашев, Алексей Федорович, государственный деятель

Анастасия Романова, первая жена Ивана Грозного

Гермоген, патриарх

Филарет, патриарх

Михаил Федорович, родоначальник династии Романовых

Алексей Михайлович, второй русский царь из дома Романовых

Петр I, российский император

Матвеев, Артамон Сергеевич, государственный деятель, дипломат

Ордин-Нащокин Афанасий Лаврентьевич, дипломат

Долгоруков, Яков Федорович, государственный деятель, военачальник

Екатерина II, российская императрица

Потёмкин, Григорий Александрович, дипломат

Бецкой, Иван Иванович, общественный деятель

Безбородко, Алексанндр Андреевич, дипломат

Сперанский, Михаил Михайлович,  государственный деятель

Воронцов,, генерал-фельдмаршал

Кочубей, Виктор Павлович, дипломат

Александр I, российский император

Николай I, российский император

«Военные люди и герои» (36 фигур):

Святослав Игоревич, великий князь Киевский, полководец

Довмонт, великий князь литовский, князь Псковский

Александр Невский, князь новгородский, великий князь Владимирский

Мстислав Удалой, князь Торопецкий, Новгородский и Галицкий, полководец

Даниил Галицкий, князь Галицкий и Волынский, полководец

Кейстут, князь Тракайский и Жемайтийский

Михаил Тверской, князь Тверской, великий князь Владимирский

Холмский, Даниил Дмитриевич, московский воевода

Воротынский, Михаил Иванович, полководец

Дмитрий Донской, великий князь Владимирский и Московский, полководец

Даниил Васильевич Щеня, князь, воевода

Ермак Тимофеевич, казачий атаман

Козьма Минин, организатор народного ополчения

Пожарский, Дмитрий Михайлович, князь, организатор народного ополчения

Иван Сусанин, народный герой

Богдан Хмельницкий, украинский государственный и военный деятель, гетман

Марфа Посадница, жена новгородского посадника Борецкого

Михаил Скопин-Шуйский, князь

Авраамий Палицын, келарь Троице-Сергиевой лавры, писатель

Шереметев, Борис Петрович, дипломат

Голицын, Михаил Михайлович, генерал-фельдмаршал

Салтыков, Пётр Семенович, генерал-фельдмаршал

Миних, Бурхард Кристоф, генерал-фельдмаршал

Румянцев-Задунайский, Петр Александрович, фельдмаршал

Орлов, Алексей Григорьевич, генерал-аншеф

Суворов, Александр Васильевич, генералиссимус, полководец

Барклай-де-Толли, Михаил Богданович, генерал-фельдмаршал

Кутузов, Михаил Илларионович, генерал-фельдмаршал, полководец

Сенявин, Дмитрий Николаевич, флотоводец, адмирал

Багратион, Петр Иванович, генерал, герой Отечественной войны 1812 года

Лазарев, Михаил Петрович, флотоводец, адмирал

Корнилов, Владимир Алексеевич, вице-адмирал, герой Севастопольской обороны

Нахимов, Павел Степанович, флотоводец, адмирал

Платов, Матвей Иванович, войсковой атаман, генерал от кавалерии

Дибич-Забалканский, Иван Иванович, генерал-фельдмаршал

Паскевич, Иван Федорович, генерал-фельдмаршал

Вы разглядели этот вычет? Так с кем вы хотите быть, друзья мои? С полнотой великой Империи наших предков – или с антиисторическими болезненными фантазиями некоего покойного духовного лица, ныне подхваченными заевшимися «патриотическими» олигархами?

Эта прохаза заразна. Да, я знаю, что не столь давно умерший хороший русский художник изображал раскрасивого ката Малюту с государственным глубокомыслием на лице. Да, я в фазе несомненного охлаждения отношений с одной уважаемой мною (и многими еще) активной, русской, белой созидательницей, которая, вне сомнения, считает мое нежелание даже подать руки грознирующим лишь несвоевременным капризом.

Но я вижу дальше, я стою на своем: с этой фигуры в русской голове начинается ордынский, палаческий, красный вывих. Пусть даже сейчас некий грознист – безупречный герой, исполать. Буду ждать беды и подлости. И – держаться в стороне.

Евразийцы люто, до судорог ненавидят династию Романовых, что более, чем понятно, ибо эта Империя во всем противоположна Империи красной. (Свеженькая цитата из Макса Шевченка: «Романовская империя была воплощённой утопией, созданной по немецко-французским лекалам, и противоречила жизненным началам евразийских народов, её населявших»). В своей ненависти они откровенны. Мы обязаны быть откровенны в своей любви. Нам надлежит (отнюдь не залистывая тяжелых страниц истории) особенно гордиться тремя столетиями бытности на царстве этих наших Государей, династией, чье правление завершилось мученическим венцом.

Необходимо также жестко пресекать попытки подмешивания к религии тухлой мистики, о которой я писала в предыдущей статье, да и во многих других. Быть просто практикующими христианами, большей нашей частью – православными.

Но не разрешим евразийцам и изборцам назначать нам ложных врагов. Мы не можем позволить себе донкишотских роскошей. Да и в любимом моем XVIII столетии Дон-Кишота на Руси не почитали достойным уважения.

Главная проблема евразийцев заключается в том, что католический мир воевал Русь и Россию куда меньше, ежели кочевнический, затем исламский, равно как не идет в сравнение количество войн католиков против русских с войнами католиков меж собою. Евразийское камланье о непрестанной антирусской активности Святого Престола довольно скудно подкреплено фактами.

Эта статья дается мне с немалым трудом. Выше мною был написан небольшой исторический сравнительный обзор, но сейчас он будет изничтожен кнопкою delete. Иначе мы, как это обыкновенно принято меж нами, погрязнем в споре о частностях (а в некоторых из них я могу ведь и не быть права), и это отвлечет нас от главного: евразийцы подделывают врага. Не во вчерашнем, а во вполне сегодняшнем дне. О дне сегодняшнем и о дне завтрашнем.

(Оговорюсь о частности, во избежание незамедлительных спекуляций: специфическая тема украинского униатства заслуживает отдельного разговора. И такой разговор надлежит начать. Покуда лишь подчеркну необходимое: Украина – белая Африка, происходящее в ней ею и ограничивается).

Не станем мы сейчас спорить о том, велики ли православно-католические счеты прошлого, нет, не станем! Я бы и о счетах к Орде не писала так много, когда б ислам не являл угрозу в сегодняшнем дне. В сегодняшнем. В том дне, где никто никому не предлагает тиары, а чалма вот-вот накроет с головой.

Нравится это кому или нет, а католический мир сейчас не воюет с православным. Это ложный враг, которого выдвигают евразийцы, дабы прикрыть настоящего.

Дабы идейно обосновать любезный сердцу поворот к исламскому миру, в дело вступают конспирологи и прочие фантасты.

Недавно, на блоге у одного хорошего и вполне белого моего сетевого знакомца, я обнаружила нечто. Собственную оного знакомца версию о том, что Емельян Пугачев был … вы сядьте, если стоите – иезуитом.

Логика знакомца моего была безупречна:

Во всех бедах России виноват единственно Ватикан.
Емельян Пугачев был бедой России.
Емельян Пугачев был связан с Ватиканом. Ну и скорее всего его завербовали иезуиты. Вы же знаете, они такие пронырливые.
Тезис, антитезис, синтез. 

Если бы сие написал дурак, но нет. К тому же этот человек вовсе мало интересовался каким-то Дугиным и прочими духовными степлерами. И это – самое плохое. Чихнувший на нас гриппозной бациллой в толпе редко предъявляет при этом паспорт. Не интересовался человек персоналиями, а подсунуть себе врага – позволил.

Вопрос: все эти псевдо-квази-лже-правые, все эти якобы ревнители традиционных ценностей – они действительно не видят, кто являет собою в Западной Европе настоящую правоту и настоящий традиционализм? Кто стоит на пути наступающего Содома, кто бьется с аборт-махерами, с распущенностью нравов, кто защищает семью? Кто против эвтаназии? Кто не дает умереть надежде на возвращение монархии? Кто из белых, наконец, рожает по пять-десять детей? Только католицизм, даже израненный II Ватиканским собором, не дает Западной Европе скатиться в пропасть, только католицизм являет собою ее человеческое лицо. Лицо человека, с которым можно и нужно разговаривать, если мы хотим совместно совладать с либеральной диктатурой, если мы не хотим жить в халифате.

Католиков же традиционалистов в Западной Европе – многие сотни тысяч. Если мы не хотим изоляционизма (который чреват бедой, как я уже говорила), то больше договариваться не с кем и не о чем. Консолидироваться с содомитами против исламистов не менее нелепо, чем консолидироваться с исламистами против содомитов. Протестанты, даже еще и считающие себя христианами, утратили человеческий образ. (Собственно – для того протестантизм и был затеян некогда, ибо христианин не может идентифицировать себя со словом «протест», оно слишком напоминает о самом первом протестующем).

Настоящие правые выдерживают чудовищное давление. Миром правят леваки, мы впервые в истории являемся свидетелями заговора мондиалистских элит против собственных народов.

Католики-традиционалисты и роялисты не только не представляют сегодня угрозы для России и православия, но и являются естественным союзником. Те из нас, кто не дал укрутить своих мозгов в немытую черную тряпку с «символом Чингиз-хана», должны превосходно осознавать, что совместное стояние против Содома, ювенальной юстиции, детоубийства, исламской экспансии никак не подразумевает экуменизма. Экуменизм – порождение самой страшной из всех форм либерализма, либерализма церковного. Во времена Священного Союза, прекрасного порождения русской христианской царской воли, об экуменизме никто не знал. Нам нужен новый Священный Союз, пусть даже он устроится не сверху вниз, но снизу – насколько достижимо наверх.

Странная слепота евразийцев в отношении истинного европейского традиционализма свидетельствует о том, что придуманного врага подсовывают намеренно.

Евразийцы – проговариваясь в бреду, похожем на наркотический (не харам!) – рассуждают о том, что «традиционализм должен быть революционным». Шулерство, постоянное шулерство, постоянная подмена смыслов. Везде, где только возможно подыграть левакам, евразийцы занимаются именно этим.

Невозможно смешать масло с водой. О, только не в политике. Барак Обама, чью присягу принимал «епископ» – официальный содомит, чуть было не построил на месте башен-близнецов огромный исламский центр. Леваки и исламские экстремисты идут рука в руку. Единственное объяснение, которое я могу сему подобрать, носит скорее мистический характер. Это силы хаоса. Это деструкция. Демонтаж человеческой истории.

Повторюсь: политическое партнерство и цивилизованные отношения никак и ни в чем не связаны с экуменизмом. Их и надлежит выстраивать. Теологическими диспутами займемся после. Если выживем, разумеется. Когда над нашими непогребенными трупами будут драться меж собою исламисты, содомиты и китайцы, спор о филиокве немного утратит актуальность.

Господи, о чем я толкую? ИГИЛ режет христианам головы и крушит древние памятники, а писатель Крупин кричит (мой знакомец сам слышал, на торжественном собрании) что иезуиты это иудеи, ибо те и другие неспроста начинаются на похожие буквы. (Кстати, об иудеях: о том, что изборская позиция «за Палестину против Израиля» это именно позиция левых сил в Западной Европе, также стоит поговорить особо. Здесь лишь скажу в сотый раз: Государь Петр Алексеевич велел некогда привязывать молодым рекрутам сено к правой ноге, а солому к левой. И, пока не научались различать право и лево, маршировали под «сено-солому». Но где мне найти таких сена и соломы, чтобы городские жители поняли, что «консерваторы» изборцы – абсолютные и законченные леваки?)

Нет, не договоримся до дела. Деструкция слишком метастазировала.

Превосходно отдаю себе отчет, сколь непопулярны в нашей среде идеи, подобные высказанным выше. Но сдаваться нельзя, при любой безнадежности. Мне и Ориана Фаллачи не велела сдаваться, и, скорее всего, письмо с этим завещанием было последним письмом, написанным ею в жизни.

Мы без того живем с ножом в спине, ножом, воткнутым собственными нашими властями. Мы не можем позволить себе еще и махать кулаками в лучшем случае по воздуху.

Мои предложения просты. Подытожу:

Пресекать попытки переписывания нашей прекрасной истории. Бить по рукам за «симбиозы с Ордой» и прочую прелесть.
Быть четко очерченными христианами, христианами практикующими, бежать соблазна гнилой мистики, которой набита «изборская» секта.
Бежать советчины. (Оговорюсь, ибо существенно. Если мне удалось раздобыть лекарств, мне все равно, чьи раны уврачуют в Новороссии: монархиста или сталиниста. Моя непримиримость относится только к тыловым идеологам. Но, уступая, нельзя остановиться. Сегодня ты – для пользы дела, ну да – поддакнул о роли Усатого в войне –  «завтра», «завтра» сам не успел оглянуться, как стоишь с Прохановым и Дугиным на фальшивом кощунственном молебне перед «иконой» изувера).
Четко отстаивать перед вменяемым Западом то, что ирридента ни в коем случае не является коммунистическим реваншем. Бешеная активность изборцев и сутьвременцев, пытающихся выкрасить в красное протекающие в Новороссии процессы, как раз и имеет цель отпугнуть от нас всех, с кем возможен диалог.
Искать путей создания нового Священного Союза, союза христиан, каковыми являются сегодня лишь православные и католики-традиционалисты, во второй черед – католики современные. Ибо больше России договариваться не с кем, а загнать себя за новый занавес мы не можем позволить. Мы видим, кто нас за ним ждет. На этом поле надлежит работать.
Как просто все это звучит… Как просто, и как трудно достижимо.

Так кто со мною – в земщину? Кто за созидательный труд земледельца, за оседлый образ жизни (единственный, способствующий интеллектуальному развитию рода людского), за русское вместо советского, за право вместо тирании, за простую и «скучную» жизнь христианина без пёсьих голов и веников на бамперах, без дрыганья на «менхирах», за развернутость в мир? Кто в земщину? Записывайтесь!

Завершить же все сие я хочу вопросом: все ли имена ли из приведенного мною списка государственных людей и военных мужей вам известны, досточтимый читатель? Если у вас не возникло желания незамедлительно заполнить пробелы в своих знаниях – о, тогда дело плохо. Тогда, стало быть, Дугин, Кургинян и «Ярополк Окаянный» живут и побеждают.

Источник: Елена Чудинова

Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Комментарии для сайта Cackle
Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх