Православная церковь в несуществующем государстве

Опубликовано 01.05.2024
Православная церковь в несуществующем государстве

Сегодня на Украине единственно легитимная составляющая это Православие. Потому, что Слово Божье является наивысшим законом для всего человечества, а в стране с тысячелетней православной историей тем более. Все остальное в нэзалэжной – ложь, лицемерие и лукавство. Все институты власти, СМИ, сама государственность – не настоящие, а значит, недолговечные, обреченные на исчезновение. Дальше я постараюсь это обосновать. А пока обратите внимание, что я сказал «Православие», а не Украинская Православная Церковь. К сожалению, УПЦ, в лице своих иерархов, постепенно сдает свои позиции. Сейчас она не является продолжением Русской Православной Церкви на территории Украины. Если помните, весной 2022 года, в угоду бандеровскому киевскому правительству она вышла из юрисдикции Московской Патриархии. Хотя и до этого пользовалась неограниченной свободой в решении административных, финансовых и прочих вопросов. Но будучи частью признанной всеми православными церквями мира РПЦ, она сама считалась канонической. Сейчас же УПЦ оказалась в двусмысленном положении – то ли она каноническая, то ли нет. Ведь за столь грубое каноническое нарушение по церковным правилам сначала должно последовать предупреждение, а в случае нераскаянности иерархов данной церкви – извержение из сана их самих и всех рядовых священников.

Но надо отдать должное Патриархии и Синоду РПЦ – они не прибегли к столь радикальному наказанию. И это правильно. Иначе на Украине не осталось бы ни одного православного священнослужителя, имеющего законное право на совершение Богослужений и Таинств. Тем более, что на освобожденных территориях в зоне действия СВО восстанавливается духовное влияние Московской Патриархии и молитвенное общение с РПЦ. Когда Россия победит и все задачи, поставленные Президентом перед СВО, будут достигнуты, все вернется на круги своя.

Я, конечно, не берусь осуждать священноначалие и рядовых священников УПЦ в том, что они дрогнули перед звериной силой националистов. Уж больно кровавым оказался режим Зеленского, а духа пойти на мученичество сейчас крайне мало у современных христиан. Хотя, подавляющее большинство священников УПЦ не прогнулись под откровенно раскольническую ПЦУ, созданную Порошенко в своих политических целях, и сейчас используемую Зеленским уже в своих. Они не переметнулись к врагам Христовым. Мучениками, то есть, христианскими героями они не стали. Но и предателями тоже не сделались. А наместник Киево-Печерской лавры митрополит Павел все же показал пример верности Христу. Он пошел на свою голгофу, и в очах Божиих она имеет свое значение, какой бы высоты она ни была. Другие иерархи УПЦ и на такое не решились. Они все пытались заигрывать с кровавым режимом, доказывали ему свою лояльность,, подчеркивали свой патриотизм по отношению к Украине. Все оказалось напрасно. Забыли они, что с сатаной заигрывать бесполезно.

Не знаю, как развивались бы события, если бы Предстоятель УПЦ и ее самые уважаемые иерархи вместо того, что бы взывать к совести нацианалистов-бандеровцев и униженно подсчитывать расходы, которые их церковь понесла при восстановлении Киево-Печерской лавры, в надежде, что бандиты смилуются, если бы они вместо этого обратились к православным киевлянам с призывом встать на защиту величайшей святыни всех православных христиан. Думаю, верующие украинцы отстоя ли бы Лавру. Они и так толпами приходили к ее священным стенам. Но не было видно среди массы простых украинских верующих ни облачений епископов и митрополитов, ни подрясников иереев, ни черных мантий иеромонахов. А если бы встали за веру и свои святыни миллионы православных по всей стране, возглавляемые Предстоятелем УПЦ и ее иерархами, вряд ли решился Зеленский со всеми своими нациками посягнуть на Киево-Печерскую лавру, отнимать храмы у православных приходов, избивать и изгонять их священников. Во всяком случае, проделывал бы это с оглядкой.

И все же меня вдохновили простые верующие украинцы и некоторые низовые священники. Большинство из них продолжают оставаться православными, такими же, как они были, когда их родная церковь находилась в юрисдикции Московского Патриархата. Может быть, кто-то из них и подпал под воздействие нацистских СМИ, но в целом по факту они остались частью Русской Православной Церкви, то есть, они по-прежнему связаны с Россией духовной нитью. А может быть даже и канатом. Они все так же посещают пока не захваченные нациками храмы УПЦ. Они упорно игнорируют храмы ПЦУ. Они пытаются защищать своих батюшек, когда на их Богослужения врываются боевики нацбатальлнов. Они продолжают хранить свою истинную веру даже в жесточайших условиях гонений их религии. И это обнадеживает. Ведь живая вера даже без религии и церкви всегда выживет, а стоит только прекратиться гонениям, она восстановит и свою религию, и церковь. А вот религия без веры мертва изначально. И оживить ее не удастся ничем. Мертвая религия порождает церковь сатаны.

А то, что подпольные Богослужения православные на Украине не оставляют, свидетельствует один прискорбный факт. Недавно боевики нацбата «Батькивщина», в городе Ладыжин Винницкой области, по наводке кого-то из местных «щирых украинцев», напали на православного священника в его собственном доме, когда тот совершал Литургическое Богослужение со своими прихожанами, повалили его на пол и зверски избили. Прихожане, в основном женщины, бросились на защиту своего батюшки. Вызвали милицию. Правоохранители приехали, но стояли, не вмешиваясь в происходящее. По церковным правилам Литургию можно служить в любом чистом помещении, хоть под открытым небом, и совершать Таинство Евхаристии на любом не оскверненном столе, если у священника есть в наличии освященный и благословленный правящим епископом антиминс, собственно на котором и происходит главное священнодействие.

Но, все же, почему УПЦ так легко и быстро начала сдавать свои позиции? Дело в том, что Украина, по сути, не является правовым государством. А в этом случае прав тот, кто сильнее, у кого в руках оружие, кто может безнаказанно совершать любое насилие. Украина вообще не является государством. Называться, еще не значит быть. Ведь для того, чтобы какая-либо территория была признана отдельным государством, нужно чтобы в рамках международного права в ООН была проведена регистрация демаркации границ данного государства. Украина этого не сделала. Официально она является административным округом СССР согласно ранее заключенному договору, который в ООН уже не имеет никакой силы. А поскольку у страны нет признанной международным правом границы, то и говорить о ее нарушении нет никаких оснований.

Может быть, поэтому Украину и не принимают в НАТО? Ведь альянс мог сделать это и 10, и 20 лет назад. И тогда это сделать было бы намного легче, чем сейчас, когда идет война. То есть, Украины как государства в международном реестре всех прочих государств попросту нет. Такое положение можно сравнить с положением бомжа: он вроде бы живой, но без документов, без регистрации, без каких-либо бумаг или электронных фиксаций, подтверждающих его личность, он не существует для общества – в социуме он все равно, что манекен, которого все видят, но не замечают, ибо он ни на что не имеет прав. Бедная Украина! Она для Америки и Европы такой же манекен. Во что хотят, в то и наряжают. Куда хотят, туда и ставят. А износится или испортится, без сожаления выбросят на помойку или переплавят пластмассу, их которой он сделан, и вылепят что-то другое.

А была ли вообще Украина когда-либо государством в прямом смысле этого слова? До наших времен не дошло ни одного исторического документа, где было бы обозначено государство «Украина». Ни одного. Нам хорошо известно название Киевская Русь. Это была уже сложившая государственная структура, объединяющая в себе ряд различных княжеств. Свое название оно получило не в древние времена, а значительно позже, для удобства историков. И обратите внимание – Русь, а не Украина. Почему Киевская? Да потому, что долгое время Киев был столицей, ибо там сидел Великий князь, то есть, глава государства. Но столица перемещалась вслед за Великим князем. Поэтому можно говорить и о Новгородской Руси, когда в этом городе сидел Рюрик, и о Владимирской Руси, когда в тот город переехал Великий князь Андрей Боголюбский, и о Московской Руси, куда перенес столицу Дмитрий Донской. Все это условные названия, обозначающие эпохи исторического бытия Руси-России. А Русь как государство всегда была одна, и никакой незалэжной Украины не было. И все Великие князья и Цари до вплоть до Иоанна Грозного были Рюриковичами. Как только наши древние главы русского государства переместились на север для постоянного места жительства, Киевская область (скажем так) превратилась в рядовое княжество, то есть, стала территорий в составе государства Русь.

Позже украинские земли были частью других государств, таких, как Литва, Польша, Австрия, Венгрия, Турция, и наконец – Россия. Давайте вспомним, как Украина вошла под крыло русского государства, и в каком качестве. В XVII веке нэзалэжная входила в состав Речи Посполитой и считалась окраиной Польши. С юга ее подпирала Османская империя, с севера – Россия. Католическая Польша не церемонилась с православной Украиной. Притеснения, особенно простых украинцев, были жесточайшие. Естественно, началось сопротивление, которое выразилось в образовании Войска Запорожского. Его возглавил гетман Богдан Хмельницкий. Казаки воевали со шляхтой отменно, ведь они были прирожденными воинами. Кровь рекой лилась с обеих сторон, и каждая по отношению к другой применяла изуверские методы борьбы. Войско Запорожское контролировало значительную часть Украины, практически всю ее левобережную часть, населенную православными. Но восстание украинского народа было против произвола поляков, а не за присоединение к Московскому царству. Это надо понимать. Хмельницкому важно было, чтобы хотя бы одно из трех государств, в окружении которых оказались освобожденные казаками украинские земли, признало субъектность Войска Запорожского. Для него было не принципиально, кто возьмет его под свое покровительство.

До обращения к Московскому царю Хмельницкий дважды пытался договориться с Польшей о предоставлении автономии Гетманщине и восстановлении равноправия православных с католиками. Польша ответила отказом. Тогда Хмельницкий обратился к Москве. На переговоры в Переяславль царь прислал своего посла Бутурлина, от которого казаки потребовали, чтобы тот на Кресте и Евангелии от имени царя поклялся в соблюдении прав и вольностей Войска Запорожского. Фактически они требовали полной независимости от Москвы, будучи под защитой Москвы. Бутурлин отверг эти требования, ибо государство в государстве России было не нужно. А в силу того, что положение на фронте на тот момент оказалось настолько тяжелым, что альтернативой договора с Москвой был военный разгром, казаки смирились. Таким образом левобережная Украина присоединилась к России. Она осталась под управлением гетмана, но власть его была, хоть и довольно обширная, но всего лишь властью наместника, который представляет царя и контролируется Москвой. То есть, Гетманщина не могла представлять из себя независимое государство. Тогда же она получила название Малороссия. И в этом качестве она пребывала до 1917 года.

Пару лет назад глава Конституционного суда Валерий Зорькин показал Путину копию карты, составленной в середине XVII века при короле Франции Людовике XIV. Он обратил внимание главы государства, что Украина на ней не обозначена. Путин, в свою очередь, напомнил, что территория современной Украины некогда входила в состав Речи Посполитой, а потом присоединилась к Московскому царству. «А уже потом, после Октябрьской революции, начали образовываться всякие квазигосударственные образования, а советская власть создала советскую Украину. Это хорошо известно. До этого никакой Украины не было в истории человечества», — подчеркнул глава государства. И еще он заявил, что сегодняшнюю Украину можно с полным основанием назвать «Украиной имени Владимира Ильича Ленина», поскольку именно он был ее автором и архитектором, что подтверждают архивные документы.

Только в XIX, когда в этом регионе Российской империи начали процветать националистические идеи, появилось слово «Украина». Но это было неофициальное название. Ни в одном государственном документе оно не использовалось. После революции Ленин со товарищи вроде как бы дали Украине государственность и уже официально закрепили за ней ее нынешнее наименование. Но полной независимости она все равно не получила. Сначала эти земли были под немцами. А затем один за другим начали меняться разные главы еще не существующего государства и всякие коллективные органы правления. Но все они были нелегитимны, а главное, слабы, и долго у власти не оставались. Потом пришли большевики и прочно взяли бразды правления в свои руки. Да, они наделили Украину государственностью, но довольно хитро. Фактическое управление ею все равно велось из Москвы. А чтобы западное население «нэзалэжной», в массе своей состоящее из крестьян, мало тяготеющих к большевикам, не мешало установившейся системе государственного правления, Ленин присоединил к Украине Новороссию. Это семь промышленных областей, населенных в основном рабочим классом. А потом Украину вообще сделали республикой, входящей в государственное образование СССР. То есть, она до 1991 года была одним из регионов огромного государства. Правами и льготами Украина обладала большими, но все равно управлялась из Центра. Это был так называемый «партийный проект». С одной стороны статус республики предполагает государственную независимость, с другой – региональная подчиненность Москве.

Про попытку националистов во главе с Бандерой и Шухевичем создать самостоятельное украинское государство в годы Великой Отечественной войны и говорить не приходиться. Эта попытка изначально была иллюзорной. Гитлер не то, что не планировал давать суверенитет каким-то там славянам, к которым он относился так же как к русским (то есть, как к потенциальным рабам), но и не скрывал этого. Бандеровцы попортили много крови нам и себе, но в результате так ничего и не добились.

А появилось ли суверенное государство Украина после развала Советского Союза, когда она в 1991 году по решению местной элиты, за три месяца до проведения всенародного референдума, вышла из состава СССР? Формально – да. Фактически – нет. Когда рухнул партийный проект, просуществовавший 74 года, сразу же на Украине был запущен коммерческий проект, организованный проходимцами всех мастей, позже получивших общее имя «олигархи». Установив свою власть, которую можно охарактеризовать как «паханат», и которая стоилась не на законах, а на понятиях, они начали пилить и дербанить народные богатства некогда очень богатого региона. Если при Советском Союзе уровень жизни на Украине был в три раза выше, чем в Центральной России, то при новых правителях он стал резко снижаться. Сейчас по официальным данным, озвученным на телеканале REN TV, в нэзалэжной имеют свой бизнес порядка 900 российских олигархов. А сколько своих? А сколько импортных? Короче, вся Украина уже почти полностью распродана за бесценок, и распродана тем, кто ничего не вложил в создание ее некогда мощной экономики. А государство, у которого нет ничего своего, на чем оно могло бы развиваться, это не государство, а шайка обобезбашенных грабителей, ворвавшихся в чужой дом.

Но, когда олигархическая элита, российская и украинская, осуществила в нэзалэжной свой коммерческий проект, тут же вмешалась Америка, начав реализовывать свой, уже более сложный, двойной проект – политический и коммерческий одновременно. О том, что нынешняя Украина управляется из вне, думаю, не стоит слишком распространятся. Это известно всем. Когда страна выживает и воюет на деньги другого государства, она и есть вассал этого государства. Своего суверенитета у него нет и быть не может. И стало быть, Украина – не государство, а колония.

Бандеровцы сейчас уверены, что цель их, наконец-то, достигнута. Но государство, которое постоянно держится на мушке автомата, не прочно и недолговечно. Это рабовладельческое государство, на подобии древней Трои или Древнего Рима. Рано или поздно рабы, доведенные до крайней черты, восстают. Ибо человек, поставленный на предельную грань страха, перестает бояться всего. Тогда ему становится все равно, что с ним будет, и он берет в руки оружие, чтобы отомстить своему обидчику. Я думаю, что когда-нибудь так и произойдет с украинским народом. Коллективный инстинкт самосохранения сработает. А пока – что можно ожидать от рабов в несуществующем государстве? Ведь даже рабы Рима имели больше прав, чем нынешние украинцы в своей стране. Тех хотя бы насильно не отправляли на войну.

И напоследок хочу здесь привести комментарий одного из пользователей соцсетей. Он обращен ко всем украинцам. Вот этот комментарий: «Вы все время боретесь за свою свободу, потому, что за свободу борются только рабы. Мы в России за свободу никогда не боролись. За справедливость – да. Поднимались иногда всем народом. Но за свободу – никогда. Потому, что в отличие он вас, мы никогда не были рабами». Вот, почему православные на Украине столь зажаты и беспомощны. Они стали рабами бандеровской системы, поддерживаемой Штатами. Но вера на Украине сохраняется. Пусть тайно, подпольно, но она есть. А когда украинцы перестанут быть рабами Америки и Европы, они восстановят и свою родную религию, и свою церковь православную. И станут истинными рабами Божьими. В это верю безоговорочно.

Поделиться в соцсетях
Оценить

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

ЧИТАТЬ РОМАН
Популярные статьи
Наши друзья
Авторы
Юрий Кравцов
пос. Суземка, Брянская обл.
Олег Кашицин
г. Антрацит, ЛНР
Роман Котов
Санкт-Петербург
Наверх