Свой среди чужих, чужой среди своих

Опубликовано 23.09.2019

12 сентября 2019 года Владимир Путин побывал в Дагестане, где в эти дни отмечалось 20-летие разгрома вторгшихся в республику террористов. Он так же посетил село Ботлих на западе республики, жители которого тогда, 20 лет назад, одними из первых приняли на себя удар боевиков и сдерживали их натиск до подхода федеральных войск. Тем самым они оказали неоценимую помощь федералам в уничтожении мощного бандформирования. Путин поздравил жителей села с торжественной датой и выпил рюмку водки в честь подвига, совершенного ополченцами. Дагестанские мужчины, бесспорно, заслужили благодарность российского президента и всенародное уважение.

Но давайте быть честными и не лукавить хотя бы перед собой. Когда огромный отряд отъявленных головорезов замаячил на горизонте, дагестанские мужчины прекрасно поняли, чем закончится его проход через их село. И тогда они взяли в руки оружие. Но в тот момент они защищали не Россию, как это постарались представить наши СМИ. Они защищали своих жен, детей и матерей, которые находились непосредственно у них за спиной. Они просто выполнили свой мужской долг, к которому изначально призван Всевышним каждый мужчина. Да, это, конечно же, тоже подвиг, но подвиг, совершенный по естеству, а не по каким-либо идеологическим соображениям. Подвиг, не совершив который, мужчина потерял бы право называться мужчиной и смотреть в глаза своим родным и близким. А это страшнее смерти. И дагестанские мужчины пошли на смерть, чтобы сохранить право на жизнь, пусть хотя бы и в памяти своих потомков. Но еще раз повторюсь: они сражались не за Россию, а лишь защищали жен, детей и матерей от насильников, тем самым невольно оказав помощь федеральным войскам.

Я склоняю голову перед мужеством ополченцев дагестанского села Ботлих, но не понимаю, с какой стати по первой же их просьбе Владимир Путин присвоил им статус участников боевых действий со всеми вытекающими отсюда льготами. Вернее, я бы это понял, если бы такой статус был присвоен и всем русским ополченцам и добровольцам, которые проливали свою кровь за Россию вдали от России. Именно, вдали от России, имея за спиной не кровных родственников, а только одну Родину.

Весь 2018 год, прошедший под знаком «Года добровольца», я неоднократно со страниц федеральной газеты «Русский вестник» взывал к руководству Российской Федерации с просьбой обратить внимание на нужды русских воинов-добровольцев, не по приказу, а по зову сердца воевавших в Сербии, Приднестровье, на Донбассе, в других горячих точках. Но в ответ получил лишь глухое молчание и железобетонное равнодушие. Ничего не сдвинулось с мертвой точки. Погибшие так и не отмечены боевыми наградами. А многие из выживших имеют пулевые и осколочные ранения, но медицинскую помощь получить не могу, потому что гражданские больницы за лечение таких ран не берутся (нет у них на это права), а в военных госпиталях лечат только тех раненых, у кого есть статус участника боевых действий. Куда не кинь, везде клин. А ведь эти русские мужчины – лучшие сыны России. Они за нее шли на смерть, за весь русский народ, а не только за своих родных и близких.

На сайте ЛИК я уже размещал статью, посвященную подвигу русских воинов-добровольцев, который они совершили под сербским городом Вышеград на горе Заглавак. Помню, как тогда же один сытенький господинчик мне сказал: «Да они же были наемниками, воевали за деньги». Но давайте разберемся. Наемник – это тот, с кем заранее на мирной территории заключается контракт, в котором оговаривается гарантированная оплата его «работы», и только поле этого он с комфортом доставляется к месту боевых действий. Наши же ребята самостоятельно, на свой страх и риск, окольными путями пробирались в Сербию и появились там нежданно для сербского командования. Встретили их с радостью, но, естественно, денежных средств для них никто не заготавливал. Конечно, им платили. Немного и нерегулярно. Во всяком случае, это были не те деньги, за которые наемник будет рисковать жизнью. Наши парни рисковали.

Тогда, более четверти века назад, весной 1993 года, на горе Заглавак 15 русских воинов-добровольцев сошлись в смертельной схватке с несколькими сотнями мусульманских боевиков. Я описывал этот легендарный бой, основываясь на рассказах его участников, и, прежде всего, на воспоминаниях московского писателя Бориса Земцова, автора книги «Я – русский доброволец». От начала до конца прошедший сквозь тот огненный ураган и выживший в нем, он просто и правдиво на страницах своей документальной повести развернул всю картину сражения на горе Заглавак. Русские добровольцы не просто стояли насмерть, даже не помышляя об отступлении, но и сами несли смерть врагу. Они уничтожили около 90 боевиков, в том числе и бригадного командира. В том бою погибло трое наших. Вечная им память. И слава.

Так за что сражались и умирали русские мужчины на сербской земле? За Россию. За ее честь. За право русских гордится, что они русские. Вот, прочтите, какими словами заканчивает свою книгу «Я – русский доброволец» Борис Земцов. И проникнетесь сказанным: «Опыт, который мы получили здесь (в Сербии – прим. Авт.) – уникален. Дай Бог не растерять его, не растранжирить... Не за горами время, когда этот опыт понадобиться стране и нации. И тогда все мы, такие непохожие, с трудом находящие сегодня общий язык, снова соберемся вместе. Соберемся, чтобы выполнить большую работу по возрождению Отечества. Да, эта работа будет грязной. Здесь будет действовать принцип: «Кто, если не мы? Кроме нас – никто!» Мы готовы. (…) Думается, если построить всех нас… бывших под Вышеградом, в одну шеренгу и спросить, кто готов поучаствовать в воссоединении русского народа и в собирании русских земель, не сомневаюсь – вся шеренга сделает шаг вперед! Вот это и есть «личная персональная геополитика». Очень личное и очень правильное качество. Носителей его в нашем государстве должно стать больше. Тогда победим!»

И неужели такие русские мужчины, готовые не задумываясь умереть за Россию, за всех неизвестных им россиян, хуже дагестанских мужчин, защитивших своих жен, детей и матерей от насильников? Неужели они не достойны получить от государства даже ту малость, какую беспрепятственно получили ополченцы дагестанского села Ботлих – статус участников боевых действий? Ну, хотя бы справедливости ради. Так ведь, нет же! И от этого на душе горько, обидно. И стыдно. За наше государство. Как это ни прискорбно отмечать, но президент России оказался своим среди чужих (пусть и россиян по паспорту, но не русских по крови) и чужим среди своих, истинных сынов России. До каких же пор будет продолжаться этот вопиющий и позорный перекос в сторону иноплеменников при полном забвении своих, живущих рядом, под боком у Кремля? Кто ответит?

Поделиться в соцсетях
Оценить

ПОДДЕРЖИТЕ РУССКИЙ ПРОЕКТ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх