ЗА ГРАНИЦЕЙ И НА РОДИНЕ

Опубликовано 16.03.2024
ЗА ГРАНИЦЕЙ И НА РОДИНЕ

Гнездо агрессии требовалось раздавить окончательно. В январе 1813 г. русские войска пересекли границы. В антифранцузскую коалицию вошли Англия, Швеция, перекинулись вчерашние вассалы Наполеона, Пруссия и Австрия. Чтобы помочь немцам изгнать интервентов, был направлен “летучий отряд” генерал-адъютанта А.И. Чернышева, основу его составили казаки. Он разгромил 6-тысячную группировку Ожеро, и донские полки Киселева 2-го и Власова 3-го ворвались в Берлин. После этого «летучий отряд» разбил дивизию Морана и совершил дерзкий рейд в Вестфалию – в результате Вестфалия тоже отпала от Наполеона.

Французский император все же сумел оправиться от катастрофы, отмобилизовать новые армии. А наши войска понесли тяжелую утрату – умер Кутузов. Война снова приняла тяжелый и затяжной характер. Неудачные сражения при Люцене, Бауцене, Дрездене стоили нашим войскам немалых потерь. А в октябре 1813 г. под Лейпцигом грянула “битва народов”. В разгар схватки Наполеон собрал кулак из 100 эскадронов лучшей кавалерии, 8 тыс. кирасир и улан Мюрата проломили строй пехоты и ринулись к ставке Царя. Александр I послал командира Лейб-казачьего полка Орлова-Денисова за подмогой, а сам полк не только спас Государя, но и изменил ход битвы. Полковник Ефремов повел казаков навстречу врагу, ударили в пики. Особенно отличился вахмистр Тимофей Перщиков, сразил французского генерала и нескольких латников. Подоспел Орлов-Денисов с другими частями гвардейской конницы, и враги покатились назад. Лейб-казаки гнали их, и французская кавалерия не попала в промежутки своей пехоты, смяла ее. Противник остановил казаков только спешно выдвинутыми пушками, залпами картечи. Они понесли серьезный урон, но возвращались победным строем, мимо Царя прошли с песней.

На других участках сражения, грохотавшего три дня, великолепно дралась группа из 6 донских полков генерала Петра Грекова, уральские полки № 3 и № 4, оренбургский полк № 3, черноморцы, полки украинских казаков. Общее руководство всеми казаками разных Войск осуществлял Платов, удостоенный за “битву народов” высшего российского ордена Андрея Первозванного [169]. Неприятеля сломили, Наполеон стал отходить. Платов возглавил преследование лавиной казачьих частей.

Русские и их союзники вступили во Францию. Враг еще жестоко отбивался, выскребал резервы, но дни владычества Бонапарта были сочтены. 17 января 1814 г. кто-то из казаков опять упустил шанс стать зятем Платова, Наполеон вспоминал: “Под Бриеном я шпагой отбивался от казаков”. Вот это сомнительно. Шпажонкой от пики не отобьешься. Скорее, конвой прикрыл. Казаки доблестно сражались при Ларотьере, Краоне, Лаоне, совершили глубокий рейд под Фонтенбло, наведя панику в Париже.

4 февраля Платова с несколькими донскими и черноморскими полками подступил к мощной крепости Намюр. Сдаться она отказалась, но Платов приказал своей единственной конной батарее палить что есть силы, а ночью казаки полезли на стены. Специально поднимали побольше шума, подожгли ворота. Гернизон поспешил капитулировать. Когда обезоруженные французы узнали, что штурмовала их лишь горсть казаков, они были в полном шоке. Отряд А.Х. Бенкендорфа, тоже в большинстве из казаков, в это же время освобождал Нидерданды и Бельгию. Его авангард, донские полки, первыми влетели в Амстердам. А главные союзные силы двинулись на Париж. В штурме Монмартра 18 марта 1814 г. участвовали лейб-казаки и полк И.Д. Иловайского. На следующий день Париж покорился победителям.

Казаки на 2 месяца расположились биваком на Елисейских полях. Чувствовали они себя во Франции вполне комфортно, без комплексов. Как известно, именно от них произошло французское слово “бистро” – когда казакам требовалось взять винца, они понукали хозяев кафе: “Ну-ка быстро, быстро!” К лагерю на Елисейских полях стекались любопытные парижане и особенно парижанки. Казаки не отказывали дамочкам во внимании. Надо думать, многие французы последующих поколений имели в жилах частичку “казачьей крови”.

За отличия в 1812 – 1814 гг многие казачьи части получили коллективные награды – Георгиевские штандарты, серебряные трубы, золотые и серебряные петлицы. Имя казаков гремело по всей Европе. Их изображали на чашках, платках, гобеленах. В высшем свете вошли в моду одежда “казакин” и танец “казачок”, впрочем, имеющие мало общего с казачьими нарядами и настоящим “казачком”. После взятия Гамбурга 60-летний донец Александр Землянухин из полка Сулина 9-го был послан с донесением в Англию и стал там сенсацией. Его пика, сразившая 39 французов, попала в Британский музей. В честь Землянухина новый английский корабль получил название “Казак”.

А по окончании войны Британию посетили Царь и Платов. Англичане не давали атаману проезда, подхватывали и несли на руках. Дом, где он остановился, осаждали тысячные толпы. В его честь слагались стихи, писались портреты не только Платова, но и его коня. А из хвоста этого коня британские леди старались вырвать волосок. Наперебой приглашали на приемы, банкеты, в театры. Платов, чтобы никого не обидеть, объезжал театры по очереди – при его появлении бушевали овации. Оксфордский универстет присвоил ему звание почетного доктора права. Хотя такая слава не вскружила голову Платову. Он даже в Петербурге бывать не любил. Говорил: “Здесь все прекрасно, но на Дону лучше, там есть все, кроме роскоши, которая нам не нужна. Человек, подходящий ближе к природе, сильнее привязан к своему Отечеству. Человек роскошный, не имеющий подобных чувствований, обыкновенно бывает космополит. А россияне должны чуждаться космополитизма, и тогда мы всегда будем первым народом в свете, страшным врагам” [80].

По итогам войны к России отошла Польша. А для поддержания мира в Европе и предотвращения таких потрясений, как устроила революционная Франция, по инициативе Александра I впервые была создана система коллективной безопасности, Священный Союз – с монархами Австрии и Пруссии. Вроде бы присоединились Англия, Франция. Но… усиление России, ее колоссальный международный авторитет встревожили Британию. После разгрома Наполеона она выходила на роль лидера Западной Европы. Завела интриги с разбитыми французами, с австрийцами, сколачивая подспудный антироссийский альянс. Англичане активизировали и подрывную работу через масонские ложи. А они при Александре I расплодились вовсю. В России стали войникать тайные организации.

Но наша страна наконец-то смогла заняться мирными делами. Платов взялся строить Новочеркаск. А Царь вернулся и к преобразованиям казачества, прерванным войной. В 1817 г. было утверждено положение об Астраханском Войске. Прошла реорганизация на восточных границах. Со времени основания Оренбурга здешнему генерал-губернатору подчинялись как Самарско-Оренбургская, так и западная часть Сибирской линии. Их обслуживали казаки разных Войск. В 1822 г. Западную Сибирь отделили от Оренбургского края. Но и из Сибирского Войска выделили Иркутский и Якутский полки, как самостоятельные части, выделили и новое Казачье Войско – Забайкальское. Забайкальских казаков разделили на городовых, станичных и пограничных. Из них формировалось 6 полков. Как уже отмечалось, в здешних краях издавна привлекались на службу коренные племена, поэтому Забайкальское Войско получилось многонациональным – 3 полка были русскими, 2 бурятскими и 1 тунгусский.

Но исключительные качества казаков, проявленные в боях с Наполеоном навели Александра I еще на одну идею. Казна издержалась на войну, деньги требовались на восстановление хозяйства. А содержание казаков для государства почти ничего не стоило! Царь рассудил – почему бы не перевести на подобное положение другие воинские части? Аракчеев предостерегал, на коленях умолял Александра отказаться от этого. Но тот остался непреклолен, учредил военные поселения. Для них выделялись районы в Новгородской, Могилевской, Витебской, Харьковской, Херсонской, Екатеринославской губерниях.

Крестьяне этих мест приписывались к полкам. Рота занимала 60 домов, построенных в линию по единому образцу. На первом этаже жили 4 семьи, они вели общее хозяйство. На втором – холостые, помогавшие семейным. Вся жизнь была расписана до мелочей и шла под командой офицеров. Часть времени поселенцы должны были заниматься военным обучением (которое фактически сводилось к маршировке и ружейными приемами), остальное время предназначалось на работы по сельскому хозяйству, строительству дорог, осушению болот. Мальчики 7-12 лет отбирались в батальоны кантонистов, с 12 до 18 лет отпускались домой, в 18 становились в строй, в 45 поселенцев переводили в категорию “инвалидов” [59].

В связи с созданием военных поселений Царь в 1817 г. упразднил Бугское, Украинское Казачьи Войска и Чугуевский полк. На их базе создавались уланские дивизии и переводились на поселения. Это вызвало волнения, бунты. Чугуевцев усмиряли оружием, 275 человек прогнали сквозь строй, из них 25 умерли. Бунтовали и крестьяне, на Новгородчине их тоже подавляли войсками. А для управления новыми структурами в Военном министерстве был создан Департамент военных поселений. Ему подчинили и все Казачьи Войска. То есть и казаки стали считаться как бы военными поселенцами.

Но начинание Александра I обернулся провалом. Казаки не мыслили себя вне воинской службы – а для крестьян она была абсолютно чуждой. Воспринимали ее как худшее наказание и писали Царю: “Прибавь нам подати, требуй от каждого дома по сыну на службу, отбери у нас все и выведи нас в степь, мы и там примемся работать, но… не делай нас всех солдатами”. Да ведь и мелочная регламентация и муштра не имели ничего общего с казачьим духом и традициями. Казачьи станицы цвели, благоденствовали, и государство получало из них прекрасных бойцов. А искусственное соединение отличных солдат и отличных крестьян сломало их качества. Военные поселенцы стали плохими крестьянами и никудышними солдатами. Их хозяйства разваливались, поддерживались только крупными дотациями. Население не росло. Дезертирство и смертность от болезней, тяжелых работ, превысили рождаемость.

Единственными процветающими военными поселениями стали именно те, которые создавались на базе упраздненных Казачьих Войск под руководством бывшего атамана Украинского Войска Де Витта. Ведь здесь привыкли совмещать службу с хозяйством. От столицы они были далеко, шагистикой не занимались. Развивали племенное скотоводство, конные заводы, приносившие казне значительный доход. Жизнь поселенцев была не в пример лучше, чем под Новгородом или Могилевом. Но здесь развилось другое бедствие, воровство. Начальство поставляло государству худших лошадей и скот, а лучшими барышничало в свой карман. За взятки продавало поблажки подчиненным. Тем не менее Александр упрямо держался за свою затею. Лишь его брат Николай, сменивший его на престоле, в 1831-36 гг поэтапно ликвидировал военные поселения.

Из книги В.Е. ШАМБАРОВА "КАЗАЧЕСТВО. Путь воинов Христовых".

Поделиться в соцсетях
Оценить

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

ЧИТАТЬ РОМАН
Популярные статьи
Наши друзья
Авторы
Павел Турухин
Сергиев Посад
Олег Кашицин
г. Антрацит, ЛНР
Роман Котов
Санкт-Петербург
Наверх