Цвета и цветы «революций»

Опубликовано 06.09.2019
Цвета и цветы «революций»

Украина была слишком прочно связана с Россией — и экономической, и в культурной сферах. Да и население отнюдь не противопоставляло себя русским. Курс президента Кучмы на сотрудничество с Москвой позволил кое-как поддержать обвалившуюся промышленность, сбывать продукцию сельского хозяйства. Налаживая отношения, 2 июня 2000 г. Кучма даже издал указ, беспрецедентный по своей формулировке, — категорически запретил «несанкционированный отбор газа из транзитной трубы… до юридического урегулирования вопроса долга с российской стороной». Открытым текстом указал, что воровать газ у России нельзя — хотя тем самым официально признал, что Украина постоянно этим занимается. Но на политику Кучмы ополчилась оппозиция. И если в нашей стране националисты и либералы оказывались врагами, то в соседней республике они тесно переплетались между собой (впрочем, это закономерно, украинские шовинисты во все времена продавались иностранцам — полякам, туркам, шведам, австрийцам, немцам, американцам).

Каждый шаг президента и правительства подвергался яростной критике. А в сентябре 2000 г. в Киеве пропал оппозиционный журналист Георгий Гонгадзе. Его тело нашли в лесу. «Прогрессивные» СМИ подняли шумиху, новость перемывали во всех выпусках новостей и на Украине, и в России, и на Западе. Но через два месяца она обрела новую окраску. Лидер Социалистической партии Мороз опубликовал содержание магнитофонной записи, якобы сделанной в кабинете Кучмы. Некий голос, похожий на голос президента Украины, отдает приказание о ликвидации Гонгадзе другому человеку — чей голос напоминал министра внутренних дел Кравченко. Звучали и суровые высказывания в адрес других журналистов и политиков. Впоследствии выяснилось, что кассету с этой записью Морозу передал майор государственной охраны Мельниченко. И как только передал, еще до публикации, посольство США в Киеве тайно переправило майора за границу, Америка предоставила ему политическое убежище.

Но эти многозначительные факты стали известны позже, и на них уже никто не обратил особого внимания. А вот мнимое «разоблачение» президента Морозом распространили все СМИ, раздули неописуемый скандал. Оппозиция начала массовые акции «Украина без Кучмы» — выводила народ на демонстрации, в центре Киева возник палаточный городок. Правда, на первый раз украинские власти справились. Палаточный лагерь разогнала милиция. Нескольких самых буйных активистов посадили. Но манифестации стали периодически повторяться. У оппозиции появились новые лидеры, и выдвигались они, скажем так, своеобразно.

Протестующие оперировали лозунгами о борьбе с коррупцией, злоупотреблениями, хищениями. Правительство, вроде бы, занялось этой проблемой. Началось следствие вокруг вице-премьера Юлии Тимошенко, ранее возглавлявшей корпорацию «Единые энергетические системы Украины». Были предъявлены обвинения в неуплате налогов, «контрабанде российского газа» (то есть, воровстве). Но Тимошенко вдруг переметнулась в оппозицию, стала объединять различные партии и группировки в «Форум национального спасения». Арестовали и ее, и ее мужа, не за политику, а за экономические преступления. Но Тимошенко сразу объявили «узницей совести», покатились акции за ее освобождение. А в судебной системе у оппозиции оказалось все схвачено. Уголовные дела против Тимошенко и ее мужа суд закрыл, признал незаконными. Она вышла из СИЗО в ореоле «мученицы», создала свой блок в парламенте.

А пост премьер-министра занимал Виктор Ющенко. Именно он принимал и проводил «непопулярные» решения, вызывавшие массовое недовольство — на Украине были нищенские размеры пенсий и зарплаты, подскочила квартплата, проводились «веерные» отключения электроэнергии (что было вызвано общим развалом хозяйства). Ющенко полностью поддерживал президента, в публичных заявлениях называл участников протестных акций «фашистами». На вопрос журналистов, как он относится к Кучме, премьер-министр ответил: «как к отцу», после чего заслужил прозвище «сына Кучмы». Но в апреле 2001 г. оппозиционные фракции Верховной Рады сумели провести вотум недоверия кабинету министров, Ющенко ушел в отставку. Однако после этого и он как-то очень быстро перекинулся к противникам президента. Создал партию «Наша Украина», рядом с ним очутилась та же Юлия Тимошенко, стала объединять вокруг Ющенко и националистов, и коммунистов, и социалистов.

Подобная раскачка велась и в России. Основной ударной силой против Ельцина выступали коммунисты. Теперь они отошли на второй план, атаки организовывали либералы: «Союз правых сил» (СПС) Немцова, Хакамады и Чубайса, «Яблоко» Явлинского. Была сделана попытка возродить антиправительственное телевидение. Та же самая команда радикальных журналистов Гусинского — Березовского во главе с Евгением Киселевым, утратив каналы НТВ и ТВ-6, создала еще один канал ТВС (расшифровывалось как «Телевизионный спектр» или «Твой верный спутник»). Нашли акционеров среди олигархов — Чубайса, Дерипаску, Абрамовича, Лившица, Мамута. Выиграли аукцион на вещание на шестом канале вместо закрывшегося ТВ-6.

С июня 2002 г. ТВС вышел в эфир. В общественно-политических передачах он открыто пропагандировал линию СПС. Но у нового канала быстро начались проблемы с финансированием. Доходы от рекламы оказывались в пять раз ниже запланированных. Росли долги, срывались договоры. Сотрудникам нечем стало выдавать зарплату. Они уходили. Оставались лишь те, кто соглашался работать безвозмездно, под обещания возместить в будущем. Телеканал просуществовал год, в июне 2003 г. за неуплаты был отключен от эфира.

Вряд ли их денежные трудности были случайными. У бизнесменов, увлекающихся политикой и спонсирующих оппозицию, стали возникать проблемы другого плана. Показательным стало дело Михаила Ходорковского. Глава нефтяного концерна «ЮКОС», один из богатейших людей мира, он приобрел свое состояние на жульнических «залоговых аукционах» 1995 г., когда под предлогами финансирования избирательной кампании Ельцина группа магнатов за бесценок растащила колоссальные богатства. По запасам нефти компания «ЮКОС» была первой в России, Ходорковского называли главой «профсоюза олигархов», он нередко выступал их общим представителем.

Ходорковский финансировал СПС и «Яблоко». В правительстве был тесно связан с Касьяновым. В феврале 2003 г. на встрече крупных предпринимателей с Путиным он взялся обличать якобы «коррупцию». «ЮКОС» хотела прикупить еще компанию «Северная нефть». Однако новая добыча ей не досталась. «Северная нефть» перешла к государственной компании «Роснефть», и Ходорковский доказывал, что сделка была незаконной. В ответ Путин ткнул его носом в махинации «ЮКОСа». Ходорковский почуял опасность — что президент начинает собирать разбазаренную государственную собственность. Он подготовил законопроект, закреплявший результаты «залоговых аукционов» 1990-х, чтобы они уже не подлежали пересмотру. А взамен олигархи должны были выплатить 20 млрд долл. в Пенсионный фонд. Касьянов выступил решительным сторонником такого проекта (он поддерживал Ходорковского и в вопросе с «Северной нефтью»). Но Путин не дал хода их предложениям [49].

В мае 2003 г. Совет национальной стратегии опубликовал доклад С. Белковского «Государство и олигархи» («В России готовится олигархический переворот»). Говорилось о планах «ползучего» переворота с целью отстранить Путина от власти, ограничить полномочия президента и сделать нашу страну парламентской республикой. Главным идеологом назывался Ходорковский. Как раз намечались выборы в Думу, а за ними президентские, и олигарх развернул бурную деятельность. Вдобавок к финансированию СПС и «Яблока» стал наводить мосты с коммунистами, даже сам вступил в КПРФ (и Зюганов его принял).

В новой власти Ходорковский претендовал на пост главы правительства (что сам впоследствии подтвердил). А спецслужбы доложили Путину о его телефонных переговорах с политическими лидерами, а кроме того, с советником президента США по национальной безопасности Кондолизой Райс. Ей Ходорковский предложил слить воедино «ЮКОС» с американской нефтяной компанией «Эксон-Мобил» или «Шеврон», а также дал понять — если он возглавит правительство, то готов осуществить полное ядерное разоружение России [49, с. 75–79]. Что ж, после этого было инициировано расследование его прошлых дел.

Депутат Думы Юдин внес запрос: была ли законной приватизация структурами Ходорковского предприятия «Апатит» в 1994 г.? Потом было возбуждено уголовное дело о хищениях и уклонении от уплаты налогов фирмами, подконтрольными «ЮКОСУ». 2 июля 2003 г. был арестован один из ближайших компаньонов Ходорковского, банкир Платон Лебедев. Сам главный фигурант отреагировал активизацией предвыборной борьбы. В октябре 2003 г. со свитой помощников он отправился в турне по регионам. Официальной целью было рекламировать объединение «ЮКОСа» и «Сибнефти». Но Ходорковский вел переговоры с губернаторами и особенно интересовался молодежью, повсюду встречался со студентами, силясь завоевать у них популярность. Завершить турне ему не дали, в Новосибирске арестовали и доставили в Москву.

Оппозиция подняла бурю. Ходорковского и Лебедева сразу возвели в «узники совести». Устраивались митинги и демонстрации за их освобождение. Хотя в их бизнесе накопали вполне достаточно. Хищение чужого имущества в особо крупных размерах, неуплата налогов, подделка документов и др. После долгого судебного разбирательства (с пикетами и митингами в их поддержку) Ходорковский и Лебедев получили по 9 лет заключения. Причем им инкриминировали еще не все. Их бизнес был перемешан с кровью. Глава службы безопасности «ЮКОСа» Пичугин был приговорен к пожизненному заключению за убийства мэра Нефтеюганска Петухова, директора московской фирмы «Феникс» Корнеевой, тамбовского бизнесмена Горина с женой, организацию ряда покушений. А сама компания «ЮКОС» была обанкрочена, ее активы перешли к государственной «Роснефти».

Подобные меры оправдали себя не только с точки зрения законности, они сказались на политической атмосфере. В декабре 2003 г. состоялись выборы в Думу. Понаехало 1200 наблюдателей от разных международных организаций. Тыкали Россию носом в «нарушения», в «перекос на государственном телевидении в пользу одной партии». В то, что будто бы «не были соблюдены множество обязательств перед ОБСЕ и Советом Европы», «стандарты демократии». Зато в целом выборы прошли спокойно, без эксцессов. Лидеры прежнего оппозиционного блока «Отечество — вся Россия» Лужков, Примаков, Яковлев и др. еще в 2001 г. предпочли объединиться с президентским «Единством». Сейчас блок «Единство и Отечество — Единая Россия» (вскоре преобразованный в партию «Единая Россия») стал неоспоримым лидером, выиграл 37% мест в парламенте, с большим отрывом от коммунистов (12%). СПС и «Яблоко» вообще не преодолели пятипроцентный барьер. КПРФ и «Яблоко» пытались оспаривать результаты в Верховном суде, в Европейском суде по правам человека, но без всякого успеха.

А в руководстве страны нарастали противоречия между президентом и премьер-министром. Касьянов успел провести еще административную реформу по сокращению аппарата государственных служащих. Проанализировав 5 тыс. функций чиновников, 20 % сочли «избыточными» с соответствующими пересмотрами штатных структур. Хотя в выигрыше оказались… бизнесмены. При министерствах возникли частные ООО, которые и стали выполнять сокращенные функции. Разумеется, совсем не бесплатно. Но дальше Касьянов нацелился расчленить одну из основ российской экономики, «Газпром». Решил «либерализовать» газовый рынок, отделить от «Газпрома» транспортировку — газопроводы, промежуточные станции и терминалы, передав их отдельной корпорации. Путин трижды просил его отказаться от такой реформы, премьер-министр настаивал на своем, и президент все же заблокировал решение.

Против ареста Лебедева и Ходорковского Касьянов выступал очень категорически, заявлял, что это «разрушает инвестиционный климат в стране», и Путин публично, перед телекамерами отчитал его, требуя «прекратить истерику». Но премьер-министр сошелся с лидером СПС Немцовым, замышлял с ним какие-то совместные акции. 24 февраля 2004 г. Владимир Владимирович отправил Касьянова и его правительство в отставку. Но и выборы президента 14 марта прошли спокойно, без эксцессов. Граждане привыкли к Путину, симпатизировали ему. Он получил свыше 71% голосов, далеко обойдя кандидата от коммунистов Харитонова (13 %. Премьер-министром выдвинул Фрадкова, бывшего начальника Федеральной налоговой службы.

А ведь ход событий мог повернуть совсем в другую сторону. Потому что Запад вслед за Югославией развернул операции с «цветными революциями» в бывших советских республиках. Все они осуществлялись по одному сценарию. Оппозиция ведет раскачку, потом объявляет итоги очередных выборов сфальсифицированными, поднимает массы, особенно молодежь… Уж казалось бы, чем американцам не угодил Шеварднадзе? Разваливал СССР, повернул Грузию к альянсу с НАТО. Но он все-таки вел сдержанную линию, остерегался открытых конфликтов с Россией, держался за СНГ. А главное — был уверен, что Грузия под эгидой США станет сильной, богатой, развитой. Но такая Грузия западным державам была совсем не нужна. Им требовалась разменная монета в их собственных играх. Полностью зависимая от них, откровенно русофобская. Для подобных планов больше подходили другие лидеры.

Предпосылки в Грузии сложились вполне подходящие. Экономическое положение оставалось тяжелым, коррупция была обычным явлением. Лидером оппозиции стал Михаил Саакашвили. Его политическая карьера выглядит весьма красноречиво. Он работал в грузинском «правозащитном» центре, по гранту был направлен учиться в Международный институт прав человека в Страсбург. Судя по всему, его сочли перспективным. Саакашвили стал стипендиатом Госдепартамента США, и его взяли для продолжения образования в Колумбийский университет — то самое непростое заведение, где когда-то пестовали «перестройщика» Яковлева. Потом Саакашвили еще стажировался в академиях международного права во Флоренции и Гааге и был принят на работу в американскую компанию «Паттерсон, Белкнап, Вебб энд Тайлер» — она занималась юридическим обеспечением нефтегазовых проектов США в республиках СНГ.

В 1995 г. Саакашвили вернулся на родину, с ходу ринулся в политику, был каким-то образом мгновенно избран в парламент. Сперва подвизался в правительственных блоках Шеварднадзе, потом создал собственную партию «Единое национальное движение». В оппозиции объединился с группировками Нино Бурджанадзе и Зураба Жвания. Они будоражили население, провоцировали общее возмущение условиями жизни в республике. 2 ноября 2003 г. состоялись парламентские выборы. Обнародовали итоги, что победил президентский блок — партия Шеварднадзе «За новую Грузию» вместе с партией Абашидзе «Союз за демократическое обновление Грузии». Но Саакашвили заявил, что это подтасовка, и выиграла оппозиция. Причем ссылался всего лишь на данные каких-то социологических опросов. Выдвинул требование новых выборов и призвал людей выйти на улицы.

Характерная черта сценария: в Сербии ударной силой оппозиции стало молодежное движение «Отпор». В Грузии возник аналог, «Кмара» (в переводе «Хватит!») — и позже выяснилось, что «юридическим партнером» и спонсором организации «Кмара» являлась… американская компания «Паттерсон, Белкнап, Вебб энд Тайлер». Та самая, которая курировала нефтегазовый бизнес в СНГ и в которой работал Саакашвили в период пребывания в США. (Кстати, отсюда понятно, почему Ходорковский — тоже связанный с нефтяным бизнесом — закрутил работу со студентами по разным регионам России.) Началась общая забастовка студентов. Финансирование было очень солидным. Людей свозили в Тбилиси из разных городов (и кормили, платили), сто тысяч молодых манифестантов захлестнули город, вели бессрочные митинги, скандировали свои лозунги. Вмешался и Запад. Международные наблюдатели дружно подтвердили версию Саакашвили, оппозицию открыто поддерживали американские и европейские СМИ, в ее пользу высказывались официальные лица.

22 ноября открылось первое заседание нового парламента, но Саакашвили, Бурджанадзе, Жвания на митинге возбудили народ и повели на штурм здания парламента. В руках держали розы, ими обозначали себя участники акций протеста, и события сразу окрестили «революцией роз». Манифестанты ворвались в зал заседаний. Шеварднадзе, произносившего речь, выгнали с трибуны, он ретировался под прикрытием своей охраны. Уехал в собственную резиденцию, приказал полиции и войскам навести порядок. Но спецчасти отказались поддержать его (ведь не зря же с ними работали американские инструкторы). 23 ноября Саакашвили и Жвания встретились с Шеварднадзе, и он ушел в отставку. Молодежь, заполонившая Тбилиси, праздновала победу фейерверками, рок-концертами. Исполняющей обязанности президента сперва стала Нино Бурджанадзе, а в январе 2004 г. провели выборы, и пост президента занял Саакашвили, премьер-министра — Жвания.

Обозреватели обратили внимание: не только Саакашвили, но и большинство членов нового правительства получили образование на Западе. А курс этого правительства стал уже откровенно шовинистическим и антироссийским. Сразу же чуть не возобновилась война в самой Грузии. Звучали призывы силовым путем подавить и вернуть Абхазию, Южную Осетию. Но в Грузии была еще одна республика, сохранившая автономию, Аджария. В начале 1990-х грузины тоже начали притеснять ее, хотели прижать к ногтю. Аджарцы стали создавать свои вооруженные формирования. Но председатель Верховного Совета Аджарии Аслан Абашидзе поддерживал дружбу с Москвой, с российской мотострелковой дивизией, стоявшей в Батуми. И кроме того, в отличие от Абхазии и Южной Осетии, Абашидзе не стал отделяться от Грузии. Удовлетворился автономией, статусом «особой экономической зоны», имеющей право оставлять у себя таможенные сборы. Поэтому смог договориться с Шеварднадзе, согласившимся на такие условия (вероятно, президент Грузии получил и личные выгоды в «особой экономической зоне»).

Но для Саакашвили и его команды автономия Аджарии и ее связи с Россией вызывали дикое раздражение. Посыпались решения о ее полном подчинении Тбилиси, угрозы направить на нее войска. Аджарцы намеревались сопротивляться. Готовую вспыхнуть войну предотвратила Россия. В Батуми вылетел секретарь Совета безопасности Игорь Иванов. Провел переговоры с Абашидзе, и тот вместе с Ивановым 6 мая 2004 г. улетел в Москву. Насовсем. Автономия Аджарии была ликвидирована. Кровопролития удалось избежать. Но фактически получилось, что дружественную Аджарию просто сдали грузинам. Как видим, политика Кремля оставалась очень неоднозначной…

А на Украине Кучма не отказывался дружить с США и НАТО. Даже послал свои подразделения в состав оккупационных войск в Ирак. Но основой политики и экономики оставался альянс с Россией. Был выдвинут проект Единого экономического пространства с Россией, Белоруссией и Казахстаном, вызвавший яростные протесты либеральных партий. Но у Кучмы завершался второй президентский срок. Провести поправки к конституции и продлить полномочия ему, в отличие от Белоруссии или республик Средней Азии, парламент все равно не позволил бы. На роль своего преемника он готовил ближайшего помощника, премьер-министра Виктора Януковича.

Однако и оппозиция готовилась. Различные течения и партии объединились вокруг кандидатуры Ющенко. Он провозглашал своей программой вступление Украины в Евросоюз. И точно так же, как в Сербии, как в Грузии, было создано массовое студенческое движение. На Украине оно получило название «Пора!». 31 октября 2004 г. состоялись выборы. Ни один из кандидатов не набрал более 50 %голосов. Во второй тур вышли Янукович и Ющенко. Голосование прошло 21 ноября. И сразу же некие непонятные «группы экспертов», «группы социологов», уверенно объявили о победе Ющенко. Правда, Центральная избирательная комиссия по ходу обработки бюллетеней давала комментарии, что лидирует Янукович, но Ющенко бросил клич, что оппозиция не доверяет подсчетам: «Мы призываем наших сторонников прийти на майдан Незалежности (площадь Независимости. — Авт.) и защитить свою победу».

Для поддержания порядка власти ввели в Киев войска, взяли под охрану правительственные здания. 22 ноября было обработано свыше 99% бюллетеней, и было объявлено: у Ющенко 46,7%, у Януковича 49,4%. С минимальным отрывом в 3% он выиграл. Его поздравил председатель Госдумы России Грызлов, присутствовавший на выборах в качестве наблюдателя. Прислали поздравления Путин, президент Белоруссии Лукашенко. Но в центр Киева стали стекаться массы людей, молодежи. Была очевидна заблаговременная подготовка — все участники акций обозначали себя оранжевым цветом. Оранжевые ленты, флаги, транспаранты, шарфы, майки (надевавшиеся поверх свитеров и курток).

Собралось 100–150 тыс. человек, начался бессрочный митинг. Ющенко объявил о начале сопротивления, на трибунах постоянно сверкала и Юлия Тимошенко, призвала к забастовкам на предприятиях, в вузах, на транспорте. Молодежь разбила палаточный городок на майдане Незалежности, на главной улице, Крещатике. На стороне оппозиции оказались некоторые местные органы власти, особенно в западных областях. Львовский, Ивано-Франковский, Хмельницкий, Луцкий горсоветы заявили, что не подчинятся Януковичу, не признают результаты голосования, поддержали требование всеукраинской забастовки. Крым, Харьков, Донецк, Луганск, наоборот, приняли сторону Януковича. Но прекратили работу все вузы, колледжи, в Киев продолжали свозить толпы студентов, преимущественно с Западной Украины. Участие в «майдане» оплачивалось, и для молодежи это становилось очень хорошей подработкой.

Позже, в 2005 г., Березовский заявил, что это он финансировал «Оранжевую революцию», представил СМИ документы, подтверждающие перевод 30 млн долл. «на развитие демократии». По данным журнала «Форбс», он потратил на это более 70 млн долл. через созданный им «Фонд гражданских свобод» и напрямую структурам Ющенко. Березовский называл финансирование переворота «самым эффективным вложением средств», а его друзья рассказывали, что он не только давал деньги, но и непосредственно руководил действиями Ющенко и Тимошенко. Но в данном случае остается констатировать, что Борис Абрамович, хвастаясь своим политическим влиянием и беря на себя успех «оранжевой революции», фактически расписался в сотрудничестве с западными спецслужбами. Сценарий-то был абсолютно идентичным с Сербией и Грузией. (Кстати, даже использование пары лидеров, мужчина — женщина, Ющенко — Тимошенко, Саакашвили — Нино Бурджанадзе. Очевидно, психологи-разработчики сочли это более результативным для воздействия.)

Денег, очевидно, было затрачено гораздо больше, миллионы Березовского послужили лишь маскировкой для других источников. Ющенко еще в 2003 г. ездил в США, встречался с вице-президентом Чейни, другими высокопоставленными лицами. Только по открытым американским данным, после этого визита за два года на Украину было переведено 65 млн долларов через «неправительственные структуры». А в ход «оранжевой революции» Запад вмешался сразу же и очень активно. Председатель комитета сената США по международным делам Лугар объявил об «агрессивном и мощном плане фальсификации и злоупотреблений» при выборах на Украине. Европарламент стал угрожать ей финансовыми санкциями за «фальсификации». Посла России в США Ушакова пригласила заместитель госсекретаря Элизабет Джонс, выразила сожаление, что Путин поспешил поздравить Януковича. Эту информацию растиражировала «Вашингтон Пост».

С посредничеством вмешались президент Польши Квасьневский, бывший президент Лех Валенса, комиссар Евросоюза и бывший генеральный секретарь НАТО Хавьер Солана, президент Литвы Адамкус. Нажали на Кучму, вынудили дать обещания, что он не будет применять силу. А без силы победа «оранжевых» стала лишь делом времени. На заседании Верховной Рады Ющенко выступил, что он уже президент, самовольно принес присягу на Библии. Председатель парламента пробовал возражать, что она не действительна, но Ющенко объявил себя «президентом» перед манифестантами, обратился к силовым структурам, чтобы выполняли его приказы.

24 ноября Центризбирком обнародовал официальные итоги голосования — о победе Януковича. Путин и министр иностранных дел России Лавров делали заявления о недопустимости революционных сценариев, давлении и вмешательстве других держав. Указывали, что Украина сделала свой выбор, и надо уважать его. Да куда там! «Оранжевые» блокировали правительственные здания, не пускали туда сотрудников. Шумели о создании «Комитета национального спасения». О непризнании результатов выборов объявили госсекретарь США Колин Пауэлл, канцлер Германии Шредер, Хавьер Солана. Грозили санкциями и международной изоляцией Украины, если итоги голосования не будут пересмотрены. С выражениями поддержки Ющенко подключились президент Грузии Саакашвили и… бывший президент СССР Горбачев. Кстати, подключилась и вся российская оппозиция.

Путин пытался противостоять этой линии. Приехав на саммит Россия — ЕС, в Гаагу, он еще раз официально поздравил Януковича. Но премьер-министр Нидерландов возразил ему, что подходы России и ЕС к ситуации на Украине отличаются, выборы «не соответствовали международным стандартам», и ЕС «не может принять их результаты». Видя такое дело, на сторону Ющенко стали переходить государственные учреждения. Руководители силовых ведомств заговорили вдруг о «праве граждан на протесты». А СБУ — служба безопасности — даже выразила готовность защищать майданщиков в случае попыток подавления. Верховная Рада какое-то время балансировала. Но 27 ноября, после колебаний, к Ющенко перекинулись коммунисты, и парламент признал выборы недействительными. 3 декабря это решение подтвердил Верховный суд, назначил повторное голосование на 26 декабря. Президент США Буш указал, что новые выборы должно быть «свободны от вмешательства извне». Но при этом деньги на проведение «третьего тура», 3 млн долларов, выделили США!

Хотя в восточных областях Украины настроения были противоположными. Здесь проходили не «оранжевые», а «синие» митинги и демонстрации, в поддержку Януковича. Из Донбасса он привез в Киев несколько эшелонов шахтеров. Это было серьезнее, чем студенты, «майдан» раскидали бы запросто. Но ведь это означало бы погром в центре столицы! Эшелоны с шахтерами несколько дней простояли в железнодорожных тупиках и поехали обратно. А когда стало открываться, что Украиной откровенно манипулируют, администрация восточных областей созвала съезд, где присутствовал мэр Москвы Лужков. Была выдвинута идея «Юго-восточной автономии» в составе Крыма, Донецкой, Луганской, Одесской, Николаевской, Харьковской, Херсонской, Полтавской, Днепропетровской, Черниговской, Черкасской, Житомирской областей.

Но тут уж завопила вся оппозиция, обвиняя Кучму и Януковича в сепаратизме. СБУ возбудила уголовное дело о посягательстве на территориальную целостность страны. Забил тревогу Запад. Верховный представитель ЕС Хавьер Солана и генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер требовали ни в коем случае не допускать раскола Украины. Госсекретарь США Пауэлл принялся озабоченно обсуждать ситуацию с Россией. Но тогда и министр иностранных дел Лавров стал подчеркивать, что кризис необходимо урегулировать «в правовом поле», «в соответствии с конституцией Украины».

На переговорах между Кучмой, лидерами «оранжевых» и Верховной Радой парламент постарался урвать собственные выгоды. Согласился голосовать только «пакетом» — принять закон о дополнительных выборах, но одновременно внести поправки в конституцию. Срок депутатских полномочий увеличивался с 4 до 5 лет. И часть полномочий президента передавалась Верховной Раде. Украина становилась парламентской республикой (так же, как планировал Ходорковский для России). В изменившемся раскладе стало переориентироваться и окружение Януковича, переходить к Ющенко. Даже сам Янукович попытался перекраситься. Начал изображать из себя оппозиционера, критиковать Кучму. Но теперь-то уже становилось ясно, кто должен победить. Тем более что «оранжевая» молодежь так и не расходилась, не снимала блокаду государственных учреждений, продолжались митинги.

Канцлер Германии Шредер провел телефонные переговоры с Путиным, и Владимир Владимирович тоже согласился, что Россия «будет уважать результаты новых выборов». Видя, куда клонится дело, он стал менять отношение к Ющенко. 21 декабря, во время визита в Германию, высказался о готовности диалога с ним. Но при этом еще раз обвинил Запад во вмешательстве во внутренние дела Украины. Что ж, Ющенко откликнулся. Отметил, что Россия остается важнейшим экономическим партнером, что он никогда не выступал против идеи Единого экономического пространства. Но и он обвинил Россию, что она «некорректно» поддержала одного из кандидатов и тем самым якобы «унизила» украинский народ.

Выборы прошли предсказуемо. Восточные области опять голосовали за Януковича, западные и центральные за Ющенко. Но ему насчитали 52% голосов, его сопернику 44%. Наблюдатели ОБСЕ и США теперь никаких претензий не имели, но наблюдатели СНГ отметили массу нарушений. Сам Ющенко комментировал: «14 лет мы были независимыми, теперь стали свободными». Горбачев восторженно заявил: «Стена упала во второй раз». Со своей точки зрения он был прав. Падение Берлинской стены ознаменовало разрушение «внешнего пояса обороны» СССР. Сейчас рушился пояс непосредственного окружения России.

Премьер-министром у Ющенко стала Тимошенко. Поснимали руководителей тех регионов, которые выступали против «майданщиков» и выдвигали проект автономии. И все же разрыва между Украиной и Россией еще не произошло. Экономические завязки оставались слишком важными. Тимошенко поехала в Москву договариваться о долгах, о продолжении сотрудничества. Ездила и в Донбасс улаживать возникшую напряженность, встречалась с местными олигархами — уголь-то был нужен. Прочными оставались и традиции культурного единства. Когда в Киев приезжали популярные российские артисты и рок-группы, молодежь, недавно бушевавшая на «майдане», валом ломилась на концерты. Но и структура парламентского государства, возникшая после «оранжевой революции», оказалась рыхлой и нежизнеспособной. В Верховной Раде кипели непрерывные дрязги, любое решение президента и правительства застревало здесь в бесконечных дебатах.

Начались и ссоры среди победителей. Тимошенко по популярности затмевала Ющенко. В противовес ей президент начал перераспределять полномочия. Превратил во «второе правительство» Совет национальной безопасности во главе со своим ставленником Порошенко. Соперники копали друг под друга, разыгрывались коррупционные скандалы. Всего через полгода после «оранжевой революции» Ющенко отправил в отставку Тимошенко. Но вынужден был отправить в отставку и Порошенко. А развал только углублялся, жизнь людей ухудшалась. Среди политических партий нарастала оппозиция Ющенко. В 2006 г. большинство парламентских фракций приняло сторону Януковича, он стал премьер-министром, принялся корректировать политический курс. Во время визита в Брюссель заявил, что Украина будет стремиться к вступлению в Евросоюз, но не готова к вступлению в НАТО.

Из новой книги В. Шамбарова «Россия и Запад – хроника неоконченной войны» («Современная история России»)

Литература.

49. Зыгарь М. Вся кремлевская рать. Краткая история современной России. М.: Интеллектуальная литература, 2017.

Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх