Кто на самом деле отказался от патриаршества на Руси

Опубликовано 31.03.2021
Кто на самом деле отказался от патриаршества на Руси

Россия входит в новую историческую эпоху, которую можно назвать эпохой возрождения Православия на Руси. Входит тяжело, со скрипом, с болью, с большими потерями. Но что поделаешь? Новое всегда рождается с кровью. А роды уже состоялись, и значит, процесс теперь необратим. Пришло время по-новому переосмыслить нашу национальную историю. Это необходимо, чтобы не повторять ошибок прошлого.

Я не являюсь профессиональным исследователем исторических процессов, я просто дотошный православный христианин XXI столетия, который ставит под сомнение многое из того, чему его учили в XX веке. Выводы мои не бесспорны и представляют лично мое мнение. Но как полноправный член Церкви и патриот своей Родины я имею право его высказать. И сегодня я хочу представить свои размышления об одном периоде царствования Петра I. Речь пойдет о пресловутой «отмене патриаршества» на Руси.

В 90-х годах прошлого века Петр Великий однозначно подвергался критике со стороны большинства священства и мирян за то, что он, якобы, явился виновником проникновения в Россию европейского развратного духа, в результате чего русский народ потерял православную целомудренность. И в этом есть своя объективная правда. Окно в Европу Петр прорубил, что стало важным стимулом в экономическом развитии России и поставило ее в один ряд с ведущими державами мира. Но, вот, москитную сетку он не натянул в прорубленном проеме. И через это настежь распахнутое окно в русскую избу ворвался не только свежий ветер новых знаний, но также налетело всякое заразное комарье.

Сегодня же большинство церковных исследователей нашего прошлого оправдывают первого русского Императора, находя много полезного и рационального в его действиях. И только одного никак не могут ему простить даже приверженцы его, не говоря уже о явных недоброжелателях: отмены патриаршества. Но Петр ли отменил патриаршество на Руси? Вернее, вопрос нужно поставить по-другому: запретил ли он во все последующие царствования иметь Церкви своего Предстоятеля или не запрещал? Давайте разбираться.

Во-первых, чтобы дать более-менее объективную оценку действиям царя (хотя поступки Помазанника Божьего вне нашей земной компетенции), нужно вспомнить исторические реалии того времени. Европа готовилась к войне с агрессивным шведским королем Карлом XII, который под своей рукой имел современнейшую боеспособную армию, вооруженную самым современным на тот момент вооружением. Армии западных владык тоже были давно модернизированы, но, тем не менее, уступали шведскому войску. Петр понимал, что Россия все равно будет втянута в эту войну. Но в его распоряжении были лишь стрелецкие полки, годные для ведения боевых действий полвека назад, и бесполезные в тогдашних условиях.

(В последствие это подтвердилось в битве под Нарвой, когда 12-тысячный отряд шведов наголову разгромил почти 50-тысячное русское войско. Да и что удивляться? Стрельцы не владели навыками линейного строя во время сражения. Кроме того, их мушкеты стреляли на 400 шагов, а русские пушки били на 600 шагов. В то время, как из нарезных штуцеров, какими были вооружены шведы, можно было вести прицельный огонь на 800 шагов. Теперь понимаете, что солдаты короля Карла просто методично расстреливали русских воинов, сами практически не неся никаких потерь?).

Особенно, когда в составе Великого Посольства в качестве простого мирянина Петр посетил все ведущие европейские державы, он убедился, насколько Россия отстала от Запада по всем стратегическим направлениям, и прежде всего, в военном плане. Когда он вернулся на родину в 1698 году, он предложил русской правящей элите в лице родовитых бояр, а так же патриарху Андриану грандиозный план по ускоренной реорганизации всей экономики страны, чтобы в кратчайшие сроки создать новую армию, ни в чем не уступающую иностранным армиям. Как Помазанник Божий, Петр прекрасно осознавал, что слабая Россия рано или поздно станет легкой добычей для ненасытной Европы, будь то шведский король Карл или иные захватчики. В любом случае, то ли под католиками, то ли под протестантами, но Россия однозначно потеряла бы веру Православную. Нужно было спасть Россию, чтобы спасти истинную веру предков. Петр это понимал и был уверен, что его поймут государственные мужи и Патриарх.

Каково же было его удивление и разочарование, когда он встретил жесточайшее противление его благим замыслам, особенно со стороны всего русского священноначалия во главе с патриархом Андрианом. Царя поддержал только Митрофаний Воронежский (кстати, ставший единственным известным на всю Россию святым петровской эпохи). Оппозиция Патриарха представляла особую опасность для Русского царства, а в результате и для Православной церкви, ибо мнение Предстоятеля через священников доносилось до каждого верующего, будь то захудалый боярин, мещанин или простой крестьянин. А что они могли смыслить в делах государственной важности? Им бы жить, как жили их деды и прадеды, да чтобы никто их не тревожил и сгонял с насиженных мест. Да потихоньку Богу молиться. Это была порочная и крайне опасная политика, проводимая престарелым патриархом Андрианом. Он, конечно, заблуждался искренне, ни в коей мере не желая вреда своей пастве. Но это патриаршее заблуждение могло не только закончиться иноземным порабощением этой самой паствы, но и уничтожением русской Православной церкви. Чтобы этого не случилось, патриарха нужно было смещать. Что Петр и сделал.

Но не было достойного приемника, который стал бы духовной опорой и верным помощником царю в его трудах по спасению и укреплению Святой Руси перед военной мощью католической и протестантской Европы. И тогда Петр принимает решение взять бразды правления Церковью в свои руки. Но делает он это не самовольно, как почему-то принято считать до сих пор. Он обращается к Вселенским патриархам Константинопольскому и Александрийскому с просьбой благословить его самому встать во главе Русской Православной церкви на то время, пока она находится под угрозой иноверцев, и до тех пор, пока не будут завершены все запланированные им реформы. И Вселенские патриархи его благословляют, ссылаясь на прецедент с византийским святым Императором Юстинианом I Великим, который на протяжении всего своего царствования был фактическим главой всей восточной Церкви в VI веке. То есть, отмена патриаршества была временной мерой в силу того, что не нашлось на Руси ни одного епископа, способного понять Помазанника Божьего и вместить в себя его глобальные замыслы. Сам Петр вряд ли планировал на веки вечные лишить Русскую церковь ее духовного вождя. Просто до конца его царствования вопрос о восстановлении патриаршества как-то не поднимался тогдашним епископатом. Может быть, из-за невольного страха перед Императором?

Но, вот, умирает Петр Великий. На смену ему приходит Екатерина I. Императрица слабая, немка по национальности, ничего не смыслящая в наших религиозных перипетиях. Что мешало тогда уважаемым митрополитам бить ей челом и просить: «Матушка, дозволь вернуть патриарха на его законный престол». Уверен, она удовлетворила бы просьбу священноначалия Русской церкви. Ну, ладно, что-то помешало тогда, может быть, борьба с Меньшиковым. Но, вот, умирает и Екатерина I. Ее сменяет Петр II. Мальчику 11 лет. После низвержения всесильного Меньшикова, он полностью оказывается под влиянием Долгоруких и тех же митрополитов. В этот-то момент, что им помешало попросить малолетнего царя подписать указ о восстановлении патриаршества? Он подписал бы, не раздумывая ни секунды. Нет, не попросили.

И так на протяжении всех последующих царствований. Ни разу священноначалием Русской Православной церкви официально не поднимался вопрос о восстановлении патриаршества. Почему? Видимо устраивало его синодальное управление. А что? Очень удобно. Собрались митрополиты самых престижных и богатых епархий, порешали церковные вопросы, каждый в свою пользу, и разъехались довольные. Отвечать-то за все только пред самими собой придется, если что. Ведь Синод – это своего рода коллективный глава Церкви. А, как известно, коллективная ответственность всех – это вопиющая безответственность каждого. Правда, главой Синода являлся Император. Но у него довольно своих государственных дел. А с обер-прокурором, замещающим Императора, всегда можно было договориться. Зачем патриарх? И без него хорошо, вольготно.

Даже, когда царь Николай II сам предложил себя в патриархи, с последующей передачей Престола своему сыну Алексею, дабы в России установилась истинная симфония власти, митрополиты промолчали, сделав вид, будто не расслышали. Это ли не показательно? И тут у меня невольно возникает главный вопрос: так, кто же на самом деле отказался от Патриаршества на Руси? Не сами ли дореволюционные иерархи? И не они ли первые предали Помазанника Божьего, не захотев снять с его плеч ответственность за земную Церковь, чтобы самим принять на себя это бремя, пойдя под власть Патриарха? Да, Император Петр I отменил патриаршество как временную меру, а Император Николай II начал подготовку к Собору, на котором должны были избрать Патриарха. И может быть дело до его избрания так и не дошло бы, если б не революция, полностью лишившая Русскую Православную церковь всякого законного управления. И тогда в процесс вмешался Сам Господь. По Его воле все-таки был избран Патриарх всея Руси. Как видите, не по желанию церковного начальства.

Источник: http://acathist.ru/en/novosti/item/86-petr-pervyj-i-tserkov
Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Авторы
Владимир Хомяков
г. Сасово, Рязанская обл.
Павел Рыков
г.Оренбург
Иван Жук
Москва
Наверх