«Русский мир» и «пятидневная война»

Опубликовано 25.11.2019
«Русский мир» и «пятидневная война»

Казалось, что строительство «нового мирового порядка» торжествует. Америка и ее партнеры устанавливали свое господство где силой, где в образе «друзей», покровителей, «наставников». А тех, кто противился, давили или устраивали перевороты. Вроде бы в речах и программах западных лидеров постоянно звучали тезисы об ограничении вооружений, особенно массового поражения. Но в 2005 г. Пентагон вдруг начал масштабные закупки биологического оружия. 6 апреля 2006 г. США заявили о планах создания к 2015 г. «мегацентра», способного производить до 125 ядерных боеприпасов в год.

Россию обкладывали со всех сторон. «Индивидуальные партнерские планы» отношений с НАТО заключили Украина, Грузия, Азербайджан, Армения, Казахстан, Молдова. А Украина и Грузия сверх того — планы «ускоренного диалога». Казахстан еще с 2003 г. начал устраивать «миротворческие учения» с участием контингентов и специалистов НАТО. А уж Тбилиси, когда к власти пришел Саакашвили, просто свернул на «тропу войны». За несколько лет его президентства был поставлен мировой рекорд по росту военного бюджета. К 2007 г. он подскочил в 30 раз по сравнению с 2003 г. Велось полное переоснащение армии, ее переучивание американскими инструкторами. Оружие закупали в США, Англии, Израиле, Греции, ФРГ, Турции, Франции, Болгарии, Боснии и Герцеговине, Латвии, Литве, Эстонии, Чехии, на Украине.

По мере усиления Грузия наглела. В Сочи возобновились переговоры о выводе российских военных баз, оставшихся на ее территории, в Ахалкалаки и Батуми. Саакашвили пользовался при этом полной поддержкой западных стран, и Москва уступила. Было заключено соглашение о ликвидации баз к концу 2008 г. А российских миротворцев в Южной Осетии и Абхазии в Тбилиси стали называть «уголовными преступниками» — поскольку они находятся на грузинской территории без виз. В 2006 г. Грузия демонстративно вышла из СНГ. В одностороннем порядке перечеркнула прежние договоренности, ввела войска в Кодорское ущелье Абхазии. Наше командование снова уступило, отвело своих миротворцев назад, чтобы избежать конфликта.

Начались и провокации, нагнетающие напряженность. В августе 2006 г. в Грузии арестовали ряд деятелей оппозиции, лояльных к России. Саакашвили раздул скандал, будто они готовили переворот — разумеется, по заданию Кремля. В сентябре в Тбилиси арестовали четверых российских офицеров, обвинив их в шпионаже. Предъявить доказательства их вины или выслать на родину Грузия отказалась. Путин отреагировал жестко. Была начата транспортная блокада, через грузинскую границу перестали пропускать грузы. В Тбилиси задергались и через несколько дней передали офицеров России. А в ответ на враждебную политику южных соседей наша милиция провела целенаправленные облавы в Москве, Санкт-Петербурге и ряде других городов. Задержала и выдворила около 2680 нелегальных мигрантов из Грузии (а грузины трудились отнюдь не чернорабочими, вовсю торговали, перекачивая прибыль на родину).

Но для России, кроме внешних угроз, конструировались и внутренние. Та же высылка грузинских «нелегалов» вызвала протесты либералов, «правозащитных» организаций. Зашумели о «депортации»! Вмешалась Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью! Впрочем, раскачка в России велась под любыми предлогами. В Лондоне все так же сидел Березовский. В январе 2006 г. в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» он открытым текстом высказался, что «работает» над «силовым перехватом власти в России». То же самое он подтвердил в интервью агентству AFP. Британской газете «Гардиан» он заявил, что для смены режима в России надо использовать силу, и он финансирует своих сторонников, которые готовят переворот в Москве.

Российская Генпрокуратура возбудила против него еще одно уголовное дело, по статье о «действиях, направленных на насильственный захват власти». А президент Чечни Алиханов и его преемник Рамзан Кадыров представили документальные доказательства финансирования Березовским террористов «Ичкерии». В Лондон последовали новые запросы об экстрадиции. Но англичане опять отказали. Объявили — они не нашли «достаточных доказательств для предъявления Березовскому обвинения в подстрекательствах к терроризму», а в своих интервью он якобы имел в виду лишь «гражданское сопротивление властям наподобие „оранжевой революции“ на Украине».

Вот в такой обстановке в конце 2006 г. на встрече Путина с творческой интеллигенцией Санкт-Петербурга прозвучал термин, на который тогда не обратили серьезного внимания. Президент сказал: «Русский мир может и должен объединить всех, кому дорого русское слово и русская культура, где бы они ни жили, в России или за ее пределами. Почаще употребляйте это словосочетание — „русский мир“» [101]. Действительно, что здесь было особенного? Одно из «будничных» мероприятий в графике президента. Фраза, придуманная для этой встречи. Конечно, прозвучит в СМИ. Но быстро затрется и забудется.

Но не забылось. Через пару месяцев тот же термин получил не только культурное, но и политическое содержание. В Мюнхене состоялась Конференция по вопросам политики безопасности, и 10 февраля 2007 г. Путин произнес речь, вогнавшую западные державы в настоящий шок. Он вдруг заговорил, что для современного мира однополярная модель неприемлема и невозможна. Указал, что система права одного государства, США, перешагнула свои национальные границы — и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере она навязывается другим странам. Что обещания, которые давались при роспуске Варшавского договора, о нерасширении НАТО на восток, были нарушены, базы США и их союзников выдвигаются к нашим границам. Договор об ограничении вооруженных сил в Европе тоже нарушен, а ОБСЕ превратилась в вульгарный инструмент вмешательства в чужие дела. Президент предупредил, что Россия — страна с тысячелетней историей, всегда проводила независимую политику и впредь не собирается менять этого, а на нарушения договоров будет реагировать.

Речь вызвала бурю возмущений. Впрочем, больше недоумений и издевок. Уже привыкли, что Россия соглашается с американскими мнениями, подстраивается к ним. В крайнем случае помалкивает, «знает свое место». Американские делегаты обвинили Путина в «самых агрессивных выражениях со времен холодной войны». Министр иностранных дел Чехии насмехался: «Мы должны поблагодарить президента Путина, который не только хорошо позаботился о публичности этой конференции — больше, чем ожидалось, но и который ясно и убедительно доказал, почему НАТО должно расширяться». А российские либеральные политологи расценивали выступление президента как грубейшую ошибку. Сокрушались, что он хотел припугнуть Запад своей откровенностью, вызвать шаги навстречу, но получил обратный эффект.

Впрочем, многие и не восприняли речь Путина всерьез, считали чисто декларативным и рекламным шагом. Сказал одно, а делать будет другое. Казалось бы, вскоре это получило подтверждение. Президент внес в Совет Федерации прежний, еще ельцинский договор о сотрудничестве с НАТО. «Единая Россия» обеспечила нужное голосование, и 7 июня Путин подписал федеральный закон №99 «О ратификации соглашения между государствами — участниками Североатлантического договора и другими государствами, участвующими в программе „Партнерство ради мира“, о статусе Сил от 19 июня 1995 года и Дополнительного протокола к нему».

Позже этот договор подвергся ярой критике деятелей патриотического направления, вроде генерала Ивашова. Его квалифицировали как «предательский», поскольку текст документа теоретически допускал присутствие контингентов НАТО на территории России, юридически определял взаимоотношения с ними. Хотя такая оценка, разумеется, была «передергиванием». Договор касался не любых произвольных отношений, а программы «Партнерство во имя мира», в которой участвовала Россия (в том числе в Югославии). Каждый раз совместные операции оговаривались отдельными соглашениями. А в данное время как раз шли переговоры о транзите воинских частей и грузов НАТО через Россию в Афганистан.

Наша страна признавала данные операции выгодными для себя, поскольку борьба велась с исламским терроризмом, расползающимся из Афганистана и в Среднюю Азию, и в Россию. Начальник Генштаба Николай Макаров подтверждал, что долгосрочные интересы НАТО и России в Афганистане совпадают, и мы заинтересованы в успешных действиях межнациональной группировки в этом государстве. А заместитель главы государственного концерна «Ростехнологии» Шугаев выражал даже готовность поставлять войскам НАТО в Афганистане вертолетную технику — «на коммерческой основе». Продавать по хорошей цене. Путин ратификацией договора еще раз показал: там, где это имеет обоюдную выгоду, мы готовы сотрудничать. Но всего через месяц он сделал и другой шаг — 13 июля 2007 г. Россия приостановила свое участие в Договоре об ограничении обычных вооружений, нарушенном со стороны НАТО.

Продолжали ухудшаться и отношения с Грузией. 13 марта 2007 г. парламент этой республики единогласно одобрил предложение Саакашвили о вступлении в НАТО. Конгресс США поддержал данное решение. Президент Грузии наводил мосты и для вступления в Евросоюз, получая самые радужные заверения и обещания европейских лидеров. С такими покровителями Россия казалась не страшной. Хотя нарушение экономических связей с ней (и контрабанды, торговли через мигрантов) очень больно ударило по грузинским карманам. А ведь добавился и колоссальный перекос на военные расходы! В ноябре, к старой коммунистической годовщине революции, в Грузии начались массовые акции протеста против политики Саакашвили.

Но он ввел чрезвычайное положение, подавил выступления полицией и войсками, причем разогнали так круто, что 508 человек попали в больницы (и никакой Запад его не осудил, не «озаботился» попранием «демократии»). Но в митингах и манифестациях Саакашвили обвинил… конечно же, Россию. Заявлял, что именно Москва подогревает недовольство, вмешивается во внутренние дела Грузии. Устроил очередной скандал, МИД Грузии объявил персонами нон-грата и выслал троих российских дипломатов, отозвал своего посла в Москве «для консультаций».

А наше правительство… снова шло на уступки. Охоту на нелегальных мигрантов и их высылку прекратила (хотя в России находилось до миллиона грузинских граждан, и большинство из них нелегально). По соглашению базы в Батуми и Ахалкалаки должны были ликвидировать к концу 2008 г. И сделать это было нелегко — они срослись с обоими городами, значительная часть населения, особенно в Ахалкалаки, или служила на военной базе, или обслуживала ее. Тем не менее, учитывая требования Тбилиси, процесс ускорили, две базы эвакуировали досрочно. В ноябре 2007 г. они были закрыты.

Но Саакашвили только этого и ждал. Он рвался воевать. Еще в 2005 г. был разработан план «Бросок тигра», предусматривавший разгром и полное покорение Южной Осетии и Абхазии [97]. Правда, как рассказал потом бывший министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили в интервью агентству «Рейтер», американцы откровенно предупредили, чтобы на их военную помощь грузины не рассчитывали. Однако в Тбилиси полагали, что обойдутся без нее. Были уверены, что вмешательство США и ОБСЕ нейтрализует Россию, а это главное. Хотя и в Москве отслеживали их шаги. 20 июля 2006 г. министр обороны России Иванов пообещал Абхазии и Южной Осетии помощь, если грузины нападут на них. На рубеже 2006–2007 гг. Генштаб разработал план действий на случай «военной агрессии Грузии в Южной Осетии», он был утвержден Путиным.

На 2008 г. тбилисское правительство еще больше задрало военные расходы, они достигли 990 млн долларов — четверть всех доходов бюджета Грузии. А для успокоения протестов в народе Саакашвили как бы подал в отставку, назначил досрочные президентские выборы 5 января 2008 г. Но одновременно с выборами был организован референдум о вступлении в НАТО. Все оппозиционные средства массовой информации после ноябрьских волнений были закрыты или захвачены властями. Да и вообще явка избирателей была очень низкой. В центральной избирательной комиссии возникали серьезные споры, она лишь с перевесом в один голос утвердила протокол голосования. Но все же постаралась насчитать, что приняло участие 59% граждан, и из них за Саакашвили отдали голоса 53 % — он в первом туре победил и остался президентом. А за присоединение к НАТО высказались 77 %. Это и было главной приманкой. Ведь Саакашвили манил образом «сильной» Грузии, играл на чувствах шовинизма. С НАТО ассоциировалось и «западное благосостояние». В феврале Саакашвили направил письмо генсеку НАТО Яапу де Хооп Схефферу о «всенародном» стремлении вступить в альянс.

В России в это время закручивалась своя интрига, свои выборы. Завершался второй президентский срок Путина. Примерам Лукашенко, Назарбаева, Каримова и других республиканских лидеров, «поправивших» свои конституции о отменивших все ограничения по занятию президентского кресла, Владимир Владимирович не последовал. Была придумана «рокировка» с временным оставлением поста главы государства. Для этого Путин выбрал свое доверенное лицо, Дмитрия Медведева, с которым близко сошелся еще в Ленинграде, в аппарате Собчака. Президент стал продвигать его, поставил первым вице-премьером, наделив большими полномочиями.

Премьер-министр Фрадков, в отличие от Касьянова, самостоятельной роли не играл. Он был лишь техническим исполнителем, а стратегию задавала Администрация президента. В сентябре 2007 г. он подал в отставку и был переведен директором Службы внешней разведки. Вместо него был поставлен руководитель финансовой разведки Виктор Зубков, фигура временная, ведь эту должность предстояло занять Путину. Кабинет министров он стал создавать уже «под себя». На пост вице-премьера переместил министра обороны Сергея Иванова, своего сослуживца по ленинградскому КГБ. Впрочем, не все в этих перестановках было понятным. До сих пор вызывает массу вопросов назначение министром обороны Анатолия Сердюкова. Он к армии имел самое условное отношение, был старшим лейтенантом запаса, возглавлял в Питере сеть мебельных магазинов. А на государственную службу попал, когда женился на дочери Зубкова. Тесть взял его к себе в Федеральную налоговую службу, которую Сердюков со временем возглавил. Стал помощником Путина, когда требовалось накопать материалы о нарушениях Ходорковского или других олигархов.

Но как бы то ни было, «рокировка» прошла вполне гладко. В декабре 2007 г. состоялись выборы в Думу. По новым законам семипроцентный барьер преодолели всего четыре партии — «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Либеральная оппозиция оказалась отсечена. Количество международных наблюдателей на выборах и срок их пребывания в России ЦИК резко ограничила. На Западе подняли страшный шум. «Бюро демократических институтов и прав человека» демонстративно отказалось прислать своих наблюдателей. Но Путин прокомментировал такой демарш открытым текстом: «Сделано это по рекомендации госдепа США, и это мы будем учитывать в наших межгосударственных отношениях с этой страной». А МИД России сделал заявление, что «Бюро демократических институтов и прав человека» пытается использовать свое положение «в качестве инструмента политического давления» [100].

В итоге наблюдатели от СНГ и Шанхайской организации признали выборы «честными и демократичными», наблюдатели ОБСЕ — «нечестными и недемократичными», но их оценки просто проигнорировали. А сразу после победы в Думе «Единая Россия» созвала свой партийный съезд и выдвинула кандидатом в президенты Медведева. Причем заведомо объявлялось, что премьер-министром у него станет Путин. 2 марта 2008 г. план осуществился. Медведев уже в первом туре набрал более 70% голосов, далеко обошел конкурентов, Зюганова и Жириновского. И в данном случае даже западные наблюдатели вынуждены были признать, что выборы действительно отражают волю населения, «народ России проголосовал за стабильность и преемственность». Никаких серьезных нарушений зафиксировать не сумели.

Но одновременно с этими процессами развивалась и идея «Русского мира». Двумя министерствами, иностранных дел и образования, был учрежден фонд «Русский мир», с 2007 г. он стал проводить в МГУ Ассамблеи Русского мира. Самостоятельную линию наша страна показала и в очередном кризисе на Балканах. Албанские власти Косово решили в одностороннем порядке провозгласить независимость от Сербии. По этому поводу 15 февраля 2008 г. было созвано экстренное заседание Совета безопасности ООН, и 15 государств, США и их партнеры, высказались за предоставление независимости. Россия выступила резко против. Путин (еще президент) признал такой шаг нарушением международного права. Тем не менее, 17 февраля Парламент Косово (где сербов почти не было) принял акт о независимости.

Это вызвало возмущение и бунты сербов в самом Косовском крае, кровавые столкновения с «миротворцами» НАТО, десятки людей были арестованы. Забурлила и вся Сербия, на акции протеста вышли сотни тысяч человек. Закидывали камнями посольства США и других стран, поддержавших «независимость». В столкновениях с полицией пострадало 150 человек, 1 погиб. Даже либерал Коштуница, лидер «Бульдозерной революции», признал случившееся предательством со стороны Запада, делал выводы о необходимости резко повернуть курс. Но президент Тадич и другие члены правительства были уже прочно повязаны с США и Евросоюзом, Коштунице пришлось уйти в отставку. Волнения кое-как утихомирили, и политика Сербии осталась прежней. Международный суд в Гааге вынес вердикт о «законности» провозглашения Косово независимой республикой. Но Россия ее так и не признала. Ее позицию разделили около 80 государств — в том числе Китай, Индия, Иран (и Израиль тоже, опасаясь, что палестинцы могут аналогично провозгласить независимость).

В борьбу за формирование «Русского мира», собственной сферы влияния, была вовлечена и Русская Православная Церковь. Наконец-то состоялось ее воссоединение с зарубежной Русской Церковью, отколовшейся в месиве гражданской войны и эмиграции. Причем зарубежники очень упрямились, кочевряжились, шли споры, были и возражения: стоит ли иметь дело с «советской» Патриархией? Но помог лично Путин. Направляясь с очередным визитом в США, он взял на себя миссию церковного посланца. В Нью-Йорке главу РПЦЗ митрополита Лавра пригласили в генконсульство России, Путин встретился с ним, передал личное приглашение Алексия II посетить Москву. «Уолл-Стрит Джорнал» встревоженно писала: «Есть подозрения, что Путин формирует новые разветвленные каналы влияния, используя Церковь для укрепления связей с эмигрантами по всему миру». Но таким жестом главы государства уже никак нельзя было пренебречь. В Россию поехали делегации РПЦЗ, завязались переговоры, и 17 мая 2007 г. Патриарх Алексий II и митрополит Лавр подписали «Акт о каноническом общении». Отныне РПЦ и РПЦЗ снова становились единым целым.

Но и недружественное окружение нашей страны продвигалось на восток не только военными базами. Мы уже отмечали, как Румынская Патриархия (разумеется, с подачи и при поддержке своего правительства) в 1992 г. создала в Молдавии Бессарабскую митрополию. В 2007 г. она решила расширить свое влияние, учредила три новых епархии, охватывающие Молдавию, Приднестровье, прилегающие районы Украины. Московская Патриархия выступила с заявлением о «попрании самих основ церковного строя», выразила «решительный протест против нового вторжения в свои канонические пределы». В Болгарии состоялись переговоры двух Церквей. РПЦ требовала упразднить эти три епархии, однако румыны старались протолкнуть другой вариант — объединить обе митрополии и создать в Молдавии отдельную, автокефальную Церковь. В твердых расчетах, что она оторвется от Москвы, а дальше будет притягиваться к Бухаресту.

Но и в Молдове президентом был уже не шовинист Мирча Снегур, а коммунист Владимир Воронин, настроенный на сотрудничество с Россией. Алексий II встретился с ним, и он принял сторону Московской Патриархии. Президент Молдовы и Предстоятель Русской Церкви приняли совместное заявление, что создание Бессарабской митрополии и ее структур — «часть агрессивной политики Румынии против суверенного Молдавского государства». Кишиневские власти выслали из своей страны нескольких румынских священников, показав, что разгуляться им не позволят. В общем, атаку удалось сдержать.

А президент Украины Ющенко в 2008 г. устроил в Киеве пышные торжества по случаю 1020-летия Крещения Руси — и попытался придать им антироссийский характер. Демонстративно пригласил не Московского, а Константинопольского Патриарха Варфоломея, ему предоставили главную роль в празднествах. Московская Патриархия выразила протест — указала, что такое приглашение должно исходить от Алексия II. Но украинские власти не отреагировали. А Варфоломей сделал вид, будто все нормально — какая разница, кто пригласил? В Киеве ему устроили встречу на высшем уровне — в аэропорт прибыли и Ющенко, и правительство, и депутаты Рады, и дипломатический корпус. А после молебна в Софийском соборе Ющенко попросил Константинопольского Патриарха о «создании единой поместной православной Церкви» на Украине. Оторвать православных от Москвы, чтобы перешли под юрисдикцию Варфоломея.

Алексий II прилетел ночью. Его встретили без всякой помпы, как второстепенного гостя. Но он отслужил вместе с Варфоломеем Литургию на Владимирской горке (при этом богомольцев Русской Православной Церкви киевская милиция оттеснила под предлогом мер безопасности). После этого два предстоятеля очень долго беседовали наедине, и Алексий II добился своего. Конечно, Варфоломею очень хотелось увеличить свою паству за счет Украины. Но идти на разрыв с Московской Патриархией он все же не рискнул. От заманчивых предложений и уговоров Ющенко уклонился. Для закрепления разрушаемых связей между русским и украинским народами были использованы даже чисто рекламные, отнюдь не церковные приемы.

На Крещатике киевские власти организовали для молодежи массовый рок-концерт в честь 1020-летия Крещения. Но приехали и популярные группы из России. А начался концерт необычно, с видеообращения Патриарха Алексия II, призвавшего сохранять Православную Веру и всегда быть вместе. Лидер группы DDT Юрий Шевчук говорил о том же: «Будем жить вместе! Российско-украинская дружба навеки!» А в перерыве между песнями DDT на сцену вышел митрополит Кирилл (Гундяев), тоже провозглашал: «Россия, Украина и Беларусь — это и есть Святая Русь! И Святая Русь — это не империя. Святая Русь — это не какой-то союз, бывший или будущий. Святая Русь — это идеал красоты, добра и правды!»

Развивая концепцию «Русского мира», президент Медведев с июня 2008 г. ввел безвизовый режим пересечения границы для бывших граждан СССР, которые превратились в «неграждан» Эстонии и Латвии. То есть, не получили там гражданства. Отныне они могли ездить в Россию свободно. Кто-то перебирался к родственникам, кто-то находил работу в нашей стране, чтобы со временем переехать на постоянное жительство.

Но и США гнули свою линию «американского мира». В апреле 2008 г. на саммите НАТО в Бухаресте они предложили включить Грузию и Украину в «План действий по подготовке к членству в НАТО». Правда, Германия и Франция заняли более осторожную позицию, высказались против. Но американцы все равно объяснили грузинам, что дорога в НАТО для них открыта, решение — лишь вопрос времени. Однако и Россия отреагировала. Начальник Генштаба Балуев заявил — если Грузия присоединится к НАТО, наша страна будет вынуждена предпринять «военные и иные меры» для обеспечения собственных интересов вблизи российских границ. А премьер-министр Путин ответил конкретными действиями. Он принял решение «предметно поддержать» Абхазию и Южную Осетию. Официально отменил режим санкций и экономической блокады, введенный против Абхазии Ельциным. И на военном параде в честь Дня Победы в 2008 г. было новшество — впервые с советских времен на Красную площадь вывели тяжелую боевую технику. Показывали забывчивым — она у России имеется.

Однако ситуация вокруг Южной Осетии и Абхазии стала обостряться. Регулярно происходили перестрелки, огневые налеты, участились полеты грузинских беспилотных аппаратов, несколько из них было сбито. Россия усилила свою миротворческую группировку в Абхазии до предельной численности, допустимой договором, — 3 тыс. человек. Батальон миротворцев в Южной Осетии был переведен на повышенную боевую готовность. В июне-июле Москва сделала еще одно демонстративное предупреждение: провела учения 58-й армии «Кавказ-2008». Но Саакашвили закусил удила. Разведка получала сведения о перебросках грузинских войск и техники. Поэтому после учений два батальона не вернули к местам постоянной дислокации, расположили поблизости от входа в Рокский тоннель, единственную дорогу в Южную Осетию. На случай войны им ставилась задача двигаться на помощь батальону в Цхинвале.

К начале августа у границ Южной Осетии сосредоточилась грузинская группировка из 12 тыс. солдат, 75 танков, большое количество артиллерии. По данным Генштаба России, операция называлась «Чистое поле» и разрабатывалась совместно с США. Предполагалось за 4–5 дней раздавить Южную Осетию, закупорить шоссе у Рокского тоннеля, а сразу после этого повернуть все силы против Абхазии. Обстрелы резко участились, и многие осетины стали покидать дома, эвакуироваться в Северную Осетию. Эроси Кирцмаришвили, в то время посол Грузии в России, позже признал, что «добро» на начало операции дал лично президент США Джордж Буш [16].

В ночь на 8 августа грузины открыли шквальный огонь по населенным пунктам, столицу Южной Осетии Цхинвал накрыли из установок залпового огня «Град». За несколько минут до этого министр обороны Грузии позвонил по телефону командующему миротворческими силами генералу Кулахметову и сообщил об «отмене перемирия». Впоследствии Саакашвили распространил лживую версию, будто действия его войск стали ответными, что они были вызваны вводом в Южную Осетию крупных российских контингентов. Но даже международные комиссии, расследовавшие инцидент, опровергли его инсинуации. Да и Грузия в первые дни конфликта ни о чем таком не заикалась, кричала об операции по «восстановлению конституционного порядка».

Сразу началось вторжение. Две грузинских бригады стали обтекать Цхинвал, захватывая в окружение. База и посты русского батальона подполковника Тимермана подверглись преднамеренной бомбардировке, погибло более 10 человек, несколько десятков ранено. Батальон очутился в осаде, принял неравный бой. Саакашвили призывал своих военных смело идти вперед, а русских не бояться, дескать, их танки — всего лишь старый ржавый хлам. На самом деле, расчет был другой. Что русские вообще не посмеют вступиться. В этом были уверены на Западе (не исключено, что как раз для проверки таких прогнозов США использовали Грузию в качестве «пробного шара»). Но даже и в самой России многие считали: все демонстрации и предупреждения — блеф. Кремль сдаст Южную Осетию. Точно так же, как сдавал позиции все эти годы. Как сдал Сербию, Ирак, Аджарию, сдавал собственные военные базы. Миротворцев выведет, а чтобы «сохранить лицо», ограничится дипломатическими протестами.

Но случилось вдруг совершенно иначе. Президент Медведев заявил, что совершен акт агрессии против российских миротворцев и мирных жителей: «Мы не допустим безнаказанной гибели наших соотечественников. Виновные понесут заслуженное наказание». Начал операцию «по принуждению грузинских властей к миру». Был дан старт планам, утвержденным еще в президентство Путина. Два батальона, дежурившие возле Рокского тоннеля, немедленно бросили в Южную Осетию. Один взял под охрану сам тоннель. Другой пробился в Цхинвал на выручку миротворцам. Не смог их деблокировать, в тяжелых боях его отбросили. Но была поднята в воздух авиация, стала утюжить грузинские аэродромы и другие объекты. А вслед за передовыми батальонами уже двигались другие части 58-й армии, колонны танков, мотострелков, артиллерийские установки.

Из Севастополя, вопреки протестам украинских властей, вышли силы Черноморского флота. Взяли под контроль побережье, в Абхазии началась высадка морской пехоты, прибыли части ВДВ. Пять грузинских ракетных катеров пытались атаковать отряд десантных кораблей, но корабли охранения встретили их ракетами, два катера уничтожили, три скрылись. Остатки грузинского флота добила наша авиация. А 11 августа обе российских группировки, собравшиеся в Южной Осетии и Абхазии, вместе с местными ополченцами перешли в наступление. Пересекли границы, вступили непосредственно в Грузию. Продвигаясь с запада, из Абхазии, заняли город Зугдиди, с севера, из Осетии — Гори, в 60 км от Тбилиси.

Позже, по окончании конфликта, Саакашвили пробовал пустить в ход еще одну байку — будто русские намеревались захватить не только Грузию, а все Закавказье, но были остановлены героическим сопротивлением грузинских войск. Но таким «пузырем» даже желтая пресса побрезговала. Какое уж там сопротивление! Грузинские вояки бросились бежать. Русские передовые отряды мчались на Гори марш-броском, почти беспрепятственно, сшибая случайные подразделения, подвернувшиеся им под руку. Потом только на снимках в соцсетях насчитали более двух десятков грузинских танков, брошенных экипажами. Наши бойцы их просто подрывали. В Тбилиси поднялась общая паника, потоки машин устремились к границе Армении, закупорив шоссе. В прямом эфире телекамер в панику ударился сам Саакашвили — он браво давал интервью, но в небе ему почудился то ли самолет, то ли крылатая ракета, и президент Грузии удрал с выражением ужаса на лице.

США пытались выручать обделавшихся «союзников». Своими военными самолетами перебрасывали в Тбилиси лучшие грузинские войска — 2 тыс. солдат и офицеров, служивших под американским началом в Ираке. Рассматривалась возможность направить сюда и подразделения НАТО. В поддержку Грузии прошли демонстрации в Нью-Йорке, Вене, Лондоне, Ницце, Баку, Таллине, Риге. Для подкрепления и ободрения Саакашвили к нему слетелись президенты Украины, Польши, Литвы, Эстонии, премьер-министр Латвии. Президент Франции Саркози оказался умнее, полетел в Москву. Но русские и не планировали продвигаться дальше. Разорив военные объекты и уничтожив военную технику в Зугдиди и Гори, наши части были остановлены по приказу.

12 августа Медведев объявил, что операция «по принуждению Грузии к миру» завершена. На встрече с Саркози, выступившим в качестве посредника, были выработаны принципы мирного урегулирования: прекращение боевых действий, вывод грузинских войск к местам постоянной дислокации, а российских — на линию перед боевыми действиями. А после этого начнутся международные переговоры о статусе и обеспечении безопасности Южной Осетии и Абхазии. 13 августа абхазские части и ополченцы еще продолжили продвижение, заняли Кодорское ущелье, достигнув старых границ своей республики. А Грузия приняла проект урегулирования Саркози и Медведева с поправкой — Саакашвили потребовал убрать пункт о международном обсуждении статуса Южной Осетии и Абхазии. Что ж, Медведев охотно согласился. 16 августа президенты России, Грузии и двух непризнанных республик подписали соглашение.

«Пятидневная война» завершилась. Россия потеряла 67 военнослужащих погибшими и 283 ранеными. О Южной Осетии данные разнятся. Принята цифра в 162 убитых военных, а вот население пострадало очень сильно (особенно при обстреле «градом» жилых кварталов). Среди жителей насчитывали около 1600 погибших и 1500 раненых. Западные «правозащитники» настаивали на меньших цифрах, «всего лишь» 300–400 убитых. В абхазской армии — 1 убитый и 1 раненый. А Грузия свои потери скрыла. Называла цифру в 412 погибших (из них лишь 168 военных ) и 1747 раненых. Но один из грузинских офицеров сообщил журналистам, что только в один госпиталь, в Гори, было доставлено около 200 убитых солдат, а большую часть тел никто не вывозил. По российским данным, армия Саакашвили потеряла свыше 3 тыс. бойцов. Лишилась и всей техники, с которой начинала операцию, почти всей военной авиации.

Ну а горделивым отказом от международного обсуждения статуса Абхазии и Южной Осетии Саакашвили только подыграл… России. Позволил Медведеву и Путину дополнительно наказать Грузию. 26 августа были подписаны указы об официальном признании независимости двух республик, Россия устанавливала с ними дипломатические отношения, заключала с ними договоры о дружбе, сотрудничестве и военной помощи. Да, случившееся стало шоком для всего мира. Американцы, Совет Европы, ОБСЕ, НАТО, протестовали, спорили, требовали аннулировать решение. А их не слушали. Точно так же, как не слушали они, признавая независимость Косово. Зато в нашей стране 23–24 августа был проведен социологический опрос, и 80 % участников в различных регионах указали: «Современную Россию можно считать великой державой». К людям возвращалось это давно забытое чувство.

Кстати, война в Южной Осетии имела и другие важные результаты. Уже 20 августа 2008 г. министр иностранных дел Бельгии заявил, что принимать в НАТО «страну, которая иногда проявляет себя путем не очень контролируемых действий, это само по себе рискованно». На декабрьском саммите Совета НАТО Грузии было отказано в предоставлении «Плана действий по членству в альянсе». Примерно так же повел себя Евросоюз. Его представители стали комментировать, что в ближайшей перспективе присоединение Грузии к этой организации рассматриваться не будет. Оскандалившийся партнер оказался никому не нужен. Но ведь если бы Россия повела себя в конфликтной ситуации иначе, то и эти решения стали бы иными. Выходит, не только осетин и абхазов защитила, но и очередное «расширение» к своим границам предотвратила. Вот так «Русский мир» становился реальностью…

Из новой книги Валерия Шамбарова «Россия и Запад – хроника неоконченной войны» («Современная история России»).

Литература.

101. Путин должен уйти! // Еждневный журнал. 11.03.2010.

97. Плугатарев И. Когда прыгнет тигр? Грузия не отказывается от восстановления контроля над Южной Осетией вооруженным путем // Независимая газета. 1.03.2006.

100. Преображенский И. Вышли из-под наблюдения // Ведомости. № 218 (1992). 19.11.2007.

16. Бывший посол Грузии в России Эроси Кирцмаришвили: Война в Южной Осетии началась с санцкии Буша // Известия. 26.11.2008.

Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх