Роман Людмилы Улицкой «Искренне ваш Шурик» как духовное преступление против русского народа

Опубликовано 14.11.2020
Роман  Людмилы Улицкой  «Искренне ваш Шурик» как духовное преступление против русского народа

СООБРАЖЕНИЯ РЯДОВОГО ЧИТАТЕЛЯ

Всё-таки я дочитал её. Разговор идёт о книге Е.Улицкой «Искренне ваш Шурик». Е.Улицкая уже долгое время – весьма заметная фигура в современной российской литературе. Правда, известность она приобрела, в основном, за счёт своей пролиберальной позиции, которую она, похоже, использовала для продвижения своих повестей и рассказов и вхождения в круг «рукопожатых». Но чтобы не было так, что «я пастернака не читал, но как весь советский народ осуждаю (одобряю)», я потратил время – всё-таки явление в современной общественной жизни.

Думал написать заметку, чтобы упорядочить мысли для аргументированного спора в случае чего, но просмотрел несколько рецензий и нашёл точное выражение моего мнения в статье Г.Ермошиной «Биологический эксперимент».

«Этот роман лежит за гранью эмоций. Занимая позицию наблюдателя, автору удаётся сохранить видимость непричастности к событиям… В задачу автора входит только фиксация событий, но не их истолкование, не говоря уже о психологии поступков. Жизнь её персонажей выглядит довольно бессмысленной, лишённая традиционного для российского интеллигента кухонного философствования, непременного размышления если не над судьбами России, то над своей собственной, как правило, несчастной и неудавшейся. Может быть, именно этим отсутствием тяги к рефлексии Улицкая и раздражает многих литературных критиков. Улицкая с её вниманием к описанию обычной жизни выглядит простоватой на фоне повсеместной медитации на тему неизлечимых проблем современного общества – пьянством, наркоманией, бандитизмом, терроризмом… Улицкая, сознательно отодвинувшись от самоидентификации со своими персонажами, рассматривает не психологию и философию их существования, а нечто другое, то, чего в современной прозе, пожалуй, больше нет ни у кого: биологию – поведения, существования, реакцию на всевозможные внешние раздражители. Кажется, что её герои всего лишь лабораторные мыши, за которыми автор пристально наблюдает и заносит наблюдения в дневник – бесстрастно, потому что они не живые люди со своей неповторимой судьбой, а подопытные экспонаты. Поэтому и сам стиль её повествования местами напоминает отчёт о добросовестно проделанной работе. Литература для автора – это наука, в которой эмоции – излишняя и ненужная роскошь, что-то вроде виньетки на полях научного трактата или кокетливого бантика на халате хирурга. Присущая Улицкой жесткость и сдержанность, удерживают её произведение от сентиментальности, присущей женским романам. Но именно поэтому роман, задуманный как повествование о высокой платонической любви, – любви-то как раз не содержит. Ведь нельзя же назвать любовью многочисленные добросовестные совокупления Шурика с множеством женщин. Любовь в изображении автора тоже остается на биологическом уровне. (Может быть, для того, чтобы её легче было исследовать?) И та привязанность, которая в романе называется высокой платонической любовью, – скорее привычка, удобная и совершенно искренняя имитация любви в том её понимании, которое доступно персонажам.

Улицкая не сочувствует своим героям. Не сочувствует им и читатель. Не жалко ни погибшую под колёсами Алю Тогусову, ни умершую бабушку Шурика, ни забеременевшую без мужа сокурсницу, потому что читатель, вслед за автором, воспринимает их только лишь как субъектов опыта. Внутреннее состояние персонажей не интересует автора, их переживания и огорчения проговариваются скороговоркой отстранённости. Что происходит в их душе на самом деле – не имеет значения, они – не индивидуальности, не личности, а вид, который нужно описать, обосновать и вывести общие правила. Литература становится разделом биологии. Персонажи, как биологические объекты лишены моральных принципов, – природа не знает понятия нравственности и безнравственности. Автор, и вместе с ней читатель, не стараются полюбить персонажей, они их изучают – чисто научный интерес, а что в результате этого эксперимента некоторые мышки умрут – так что ж, наука, в сущности, жестокая вещь».

Метод написания таких вещей достаточно прост: берётся десять – двадцать биографий семей и их членов определённого социального слоя, отбирается то, что выделяет их из общей массы, конструируется обобщенная ячейка общества – семья, которая окружается всякими художниками и музыкантами, инвалидами и душевно больными, арлекинами и акробатами, и сюда, как в ведро, сливаются все эти душещипательные истории про погибшего любовника, успевшего подарить героине ребёнка, дворянское происхождение героини, необычайные таланты, врождённые инвалидности, неожиданно всплывающие знакомства, чтобы связать этот набор нестандартных людей и невероятных событий. Каркас готов – остается нарастить на него словесный массив – извольте кушать!

Такие книги могут быть бесконечными, как сценарий сериалов типа «Санта Барбара» с тремястами или даже более серий. Как отметила О.Рыжова в статье «Коитус Кукоцкого»:

«… разглядывание псевдоинтеллигентных дамских прописей, в которых промелькнут на полях то блики дам минувших времён, то «старинные» нечищеные серебряные сахарницы, занятие порой увлекательное, да и не требующее особых умственных и интеллектуальных затрат… К чему повторять критиков, назвавших писательницу «генератором сентиментального»? В писательском «младенчестве» Улицкая поливала свои произведения любыми приторными соусами – лишь бы было больше скорбного и «жалостливого». То у старой супружеской пары нежданно родившийся гениальный сын погибнет от футбольного мяча во дворе («Счастливые»), то у молодой восточной красавицы бывшая фронтовая медсестра мужа «уведёт», дочка родится дауном, а сама героиня в расцвете своей восточной красоты заболеет раком («Дочь Бухары»), то раскрепощённая в сексуальной любви Ольга Александровна сойдёт с ума из-за измены очередного любовника (на этот раз школьника-азиата) с её дочерью («Лялин дом»)… Чем кроме политики привлекают книги Людмилы Улицкой? Как и «Сонечка», «дамскими штучками». Её читатели – в основном, домохозяйки с высшим образованием, то есть, любительницы непритязательных, и, на первый взгляд, не самых вредных, знакомых с детства дешёвых полуинтеллектуальных «сладостей»… Улицкая доказала, что и безлико-бытовой «слоган» и автора, и его персонажей «интеллигентный» читатель скушает и даже назовёт «героями» раскрашенные фигурки, вырезанные из серого картона многочисленных упаковочных коробок… Как проявляет себя Улицкая – писатель, не публицист, в своём романе, удостоенном одной из «самых больших» литературных премий России? Слабо. Даже очень. Речь о романе как таковом идти не может, поскольку его фактически нет. Герои описаны однобоко, писательница показывает их как бы в профиль: с одной стороны. За профилем нарисованных персонажей – пустая картонка. Соответственно, характеры подобных героев не могут ни изменяться, ни развиваться в ходе романа, исключая, таким образом, существование сюжета. Что его заменяет? Бытописание. Жизнь героев напоминает тусклый серый сон, расцвеченный (по всем правилам сна) неожиданными для них поступками. Писательница, как и в первых рассказах, упорно фантазирует, выдавая свои «сны» за некое «житие» интеллигенции ХХ века.» Очередную недосемейную сагу Людмилы Улицкой «Искренне ваш Шурик» принято называть «романом биологическим». Что правда, то правда, её последнее большое произведение и не претендует на термин «художественно-психологическое», поскольку до такого, в общем-то привычного для России уровня прозы, писательских сил и способностей у литературной домохозяйки не хватило. К тому же, зачем подобная «роскошь» в современной культуре, если можно, сведя все чувства и поступки героев к генетике, создать себе имидж «нового» писателя-биолога. Души у последних героев писательницы, как облачка, растаяли окончательно. Остались одни рефлексы. Оказывается, такая писательская позиция сейчас как никогда «важна и нужна», ведь получившаяся книжка – удобнейшая вещь в общественном использовании: «хочу быть кошкою, хочу быть собачкою», в общем, с кем хочу, как хочу и где хочу гажу. А если вы «о морали-порядочности», то это – в далёкие шестидесятые. Сейчас главная литературная «интеллигентка» России не хуже Кашпировского с Чумаком убеждает в исключительной власти животного в духовном и физическом состоянии человека. Странно только, что такой «роман» написала Людмила Улицкая, в 2002 году заявившая о себе в СМИ как… духовная ученица Александра Меня. Что ж, массовая культура требует за последнее время от «книжника-фарисея» и лжедуховности, и лжеинтеллекта, и оправдания не самых привлекательных поступков. Улицкая подчинила все запросы нашего новокапиталистического общества биологии. «Картина жизни» вышла не из красивых и даже не из любопытных. Кто же он, новый «коммерческий» «герой нашего времени»? Искренне на всё рефлексирующий «положительный» (если верить газетной и журнальной критике) Шурик. По замечанию Улицкой, все «моральные реакции происходили в нём на каком-то физиологическом уровне». Неустанно совокупляющийся с женщинами – он не сладострастник, поскольку делает это на почве «жалости» и, разумеется, скучая. «Любит» он физически и библиотекаршу-инвалида тоже и из жалости, и для того, чтобы не выгнали с работы, и можно было продолжать «кормить» бедную маму. Нет. Он не садист и не сребролюбец, Шурик – незлобное человекообразное животное… Лицо» его несостоявшейся половой любви – деловой и умной Лили, эмигрировавшей с родителями в Израиль, видно… по «короткой белой кожаной юбочке» и «тугим створочкам» влагалища.

Кроме подобных «вульгарностей» Людмила Евгеньевна старательно выписывала в «романе» музыкально-театральную-купеческую «историю семьи», оригинальнейшие бабушкины воспоминания, сцены и детали быта интеллигентных семей – чего стоит главная семейная реликвия: нечищеная старинная серебряная сахарница! Жаль, что все эти «сахарности», сюжетом из-за отсутствия душ у героев быть не могут. Впрочем, сама эстетика романа соответствует его содержанию. Писательница «тонко» шутит по поводу «бабушкиных времён»: «когда «Красные рыбы» (Матисса. – О.Р.) были ещё икрой замыслов»… Назвать последнее книготворение Людмилы Улицкой литературным произведением можно с очень и очень большой натяжкой, «биологическим» – подавно. Вот и приходится автору считать своего искреннего «Шурика» «последним романом».

Да и о чём писать? Подобный биологический «эпос» о рефлексирующих существах давно создал академик Павлов, а вот о тех, кто должен быть наделён «голубыми облачками»-душами, кажется, сочинять Улицкой «в рамках» коммерческого многокнижья трудно, рассказы, и те месяцами пишутся. Но дело, конечно, не в физических способностях автора, а в его творческом зрении. За годы своей писательской деятельности Улицкая почему-то разучилась (или никогда не умела, а только придумывала с относительным успехом) живые лица за половыми органами и одеждой: супермодной или суперстарой. Если «продвинутый» нрав Лили из «Шурика» обозначается писательницей модной юбкой, то тихий, терпеливый, интеллигентнейший характер докторши Анны Фёдоровны из рассказа «Пиковая Дама» – «костюмами, которые она носила со студенческих лет».

Несколько дополнительных соображений к заметкам критиков.

Улицкая не только препарирует своих героев, она занимается ещё и имплантацией. Женщина сексуально энергичная – не зря же три мужа – она вытаскивает из тайников сознания свои фантазии, самое тёмное, то, с чем люди, будучи по природе ещё и животными, сознательно борются всю жизнь, и вшивает это в организм своим героям. В результате Шурик, как кролик, кроет всех попавшихся ему женщин и девушек (хотя на самом деле это его насилуют), оказывается в шаге от педофилии (в случае с болезнью дочери Стовбы Марии и в эпизоде засыпания дочери Жени Розенцвейга). Если бы Улицкая не решила, что эту бодягу с Шуриком пора завязывать, то Шурик бы и до своей мамы из жалости добрался, а там, глядишь, и до лошадей дело бы дошло.

Язык достаточно прост и лёгок, но разве этим сейчас удивишь? Хороший язык у Прилепина, у Акунина, да даже у Устиновой и Донцовой. Хотя и к языку имеются претензии. Опять выдержка из статьи О.Рыжовой: «Публицистический напор у Улицкой гораздо сильнее писательского мастерства, о котором говорить странно, потому что иногда на одно авторское предложение приходится более пяти лексических неудач, (к сожалению, объёмы статьи не позволяют процитировать эти фразы)». Но кроме языка, формы, должно же быть и содержание. А вот с содержанием здесь очень «не очень». По моему мнению, у книги должно быть второе название «Из жизни кроликов».

Шурик – просто кролик в сексуальном плане, но и мама, и бабушка ведут серую, обывательскую жизнь, как крольчихи в клетке, куда они сами себя посадили, и защёлку изнутри закрыли. Серая книга о сером биологическом существовании. Почему такая популярность у читающей публики? Да потому, что утешительно представлять, что у большинства такая же жизнь, как у меня – ведь литература отражает общественное бытие различных социальных слоёв общества, в том числе и такая. Значит, и я нормально живу, как все, а большинство всегда право.

автор: Владимир НИКИФОРОВ

Источник: https://litrossia.ru/item/soobrazhenija-rjadovogo-chitatelja/

ИЗ ОТЗЫВОВ О РОМАНЕ В ИНТЕРНЕТЕ:

Села писать рецензию и поняла, что писать то мне особо нечего. Понравилась ли мне книга? Даже не знаю, что написать. Мне понравилось, КАК пишет автор, но мне не очень понравилось О ЧЕМ пишет автор.
Этакое неторопливое повествование о жизни молодого человека, сначала ребенка, потом подростка, а дальше и зрелого мужчины. Хотя – зрелость – это, наверное, не про Шурика. Он рос, как в палисаднике, бабушка (Елизавета Ивановна), которая взгромоздила на себя всю ответственность за себя, за маму Шурика и за самого Шурика, за деньги, за образование, за каждую деталь их жизни. Но происходит трагедия, и Елизавета Ивановна умирает. И Шурик такой неприспособленный и изнеженный тем, что всегда все было под контролем, а тут рушится, начинает стараться принимать собственные решения, совершать действия, которые как ему кажется наиболее верны.

Вся интрига – это любовные, а точнее сказать половые отношения Шурика с различными женщинами, которые по ходу романа вызывают у него жалость и желание утешить. Странность состоит в том, что в какой-то момент он задумывается над тем, что что-то в жизни его идет не так: «Но почему все женщины, составляющие его окружение, желали от него только одного – непрерывного сексуального обслуживания? Это прекрасное занятие, но почему ему ни разу в жизни не удалось самому выбрать женщину?............
«Может я этого не хочу? Глупости, в том-то и беда, что хочу… Чего я хочу? Утешить всех их? Только ли утешить? Но почему?»»

Но эта мысль почти сразу оставляет его ,и его жизнь снова начинает идти своим чередом: дом, аптека, одна женщина, дом, работа, другая женщина…и так по накатанной из недели в неделю.

В начале романа Шурик вызывает умиление, но к концу его поведение и бесхарактерность начинает даже немного раздражать.

И наверное закончу свою рецензию цитатой из книги.

Это слова его первой школьной любви, она улетела в Израиль еще тогда…давно, когда они заканчивали школу и снова встретилась с ним через 12 лет, когда была проездом в Москве: «Но вообще в нем есть что-то особенное – он как будто немного святой. Но полный *удак.»

Хурцилава Татьяна

Мой четвёртый роман, прочитанный у Л.Улицкой. После четверти книги - полное разочарование. Совершенно не то, что меня привлекает в её творчестве. Вроде бы это не раннее произведение, а выглядит так, словно один из первых неудачных, сырых опытов: не идёт ни в какое сравнение с прочими книгами этого автора. Постепенно моё мнение изменялось, по ряду причин. И огромную роль здесь сыграла концовка. Но обо всём по порядку.

Начало - очень примечательно и типично для творчества Улицкой: увлекательный зачин долгой и неторопливой семейной саги, которая уходит своими корнями в дореволюционные времена, а полное развитие приобретает при позднем Советском Союзе. Этот зачин, мне кажется, самая очаровательная часть произведения (по крайней мере, именно этого), кроме того, он имеет продолжение и в дальнейшем, ведь иные персонажи у Улицкой всегда сохраняют это очарование и оттеняют советский быт. В данном случае таким персонажем стала мать Шурика - Вера Александровна. Стоит сказать, что и бабушка его вроде как призвана была играть подобную роль - но мне кажется, что её персонаж не удался, она получилась грубоватой и карикатурной; будучи педагогом, она скорее напоминает советских строгих учительниц, чем изысканную даму с французскими манерами (которой она вроде бы должна была казаться в ходе повествования). Её персонаж я оставлю, ввиду его скучности и неудачности, но замечу, что она как бы задаёт тон дальнейшим событиям, оказав влияние как на свою дочь, так и (якобы) на внука. Почему якобы? Об этом потом.

Я бы предпочла, если честно, чтобы весь этот толстый роман был посвящён истории жизни Веры Александровны, чем Шурика. Она, пожалуй, самый достойный и самый интересный персонаж в этом произведении. Её жизнь переплетена с историей раннего советского театра, когда тот ещё сохранял дореволюционные традиции и дух западной драматургии. И на протяжении всей книги именно она разбавляет монотонную историю Шурика и прочих пошловатых персонажей своими переживаниями искусства, представлениями о морали и размеренным течением жизни. Вера Александровна - единственная в этом романе, кто не был ничем и никак опошлён. Скажем так, от неё я не ждала подвоха, которого тут можно было ожидать от любой представительницы женского пола.

Всё остальные женщины в повествовании не заслуживают, как по мне, совершенно никакого внимания. К счастью, их истории доведены до конца (или почти доведены - то есть можно предположить с большой вероятностью, чем всё закончилось). Это большой плюс, потому что я терпеть не могу открытой концовки. Однако это не меняет того, что все они жутко скучные, безликие. В конце концов, жалкие - как их и оценивает сам Шурик. Нет никакой интриги в том, что их всех между собой связывает, так что я не открою тут секрета - интимные отношения с главным героем. Каждую - по разным причинам. Видимо, в данном произведении Улицкая решила использовать секс в качестве лейтмотива, что я уже встречала, например, в романе И.Муравьёвой "Весёлые ребята". Я не считаю, что это такой уж бездарный ход, поскольку автор явно прибегла к нему не для привлечения внимания и не для того, чтобы придать роману эротичности (при таких обстоятельствах это выглядело бы совсем уж убого). Думаю, благодаря этому мотиву она раскрывает своих персонажей и их судьбы, что я отметила и у И.Муравьёвой. Это допустимо, но именно в этой книге подобные сцены часто описаны достаточно тошнотворно и безвкусно. Мне было чаще всего неприятно об этом читать, кроме того глупая цикличность сексуального мотива в итоге привела к тому, что всё стало совсем уж предсказуемо. Появление на страницах нового женского персонажа неминуемо вело к тому, что он вступит с Шуриком в сексуальный контакт. Или же будет намёк на этот контакт. Даже если этот персонаж несовершеннолетний. Даже далеко не совершеннолетний. В общем, некоторые сцены оказались настолько абсурдными, что в конце я была всерьёз обеспокоена насчёт безопасности моего любимого персонажа и возможности инцеста, причём не только "духовного", о котором говорит в аннотации Улицкая.

Действительно, а что насчёт этого самого "духовного" инцеста? Удивляюсь, как же автор так нелепо охарактеризовала суть своего произведения. Либо его стоило развивать как-то иначе - чтобы на первый план действительно вышла проблема отношений матери и сына и этот пресловутый "инцест", либо не бросаться такими громкими заявлениями, поскольку ничего выходящего за рамки адекватного, заботливого отношения сына к матери, именно такого отношения, какому и должно быть, я не вижу. Конечно,это редкость - такие нежные отношения и взаимопонимание, но ведь это то, к чему бы и следовало стремиться. На мой взгляд, на этом вовсе не стоило заострять внимания, тут нет никакой проблемы, зато она есть во всех других пластах повествования.

Например, Шурик воспитан вроде бы в лучших традициях интеллигентной семьи, он получил прекрасное образование, он кажется довольно чутким человеком. При этом за 30-летний промежуток его жизни читатель может проследить полную деградацию этого персонажа. Такое чувство, что из своего блестящего воспитания он вышел сухим как гусь из воды. Не знаю, задумка ли это автора или откровенный просчёт. Если некоторые поступки Шурика можно списать на счёт, скажем, его характера, то в одном из разговором со своим близким другом главный герой раскрывает свои жизненные принципы, мало того что недостойные, так ещё и повествует он о них языком представителя низших слоёв общества. Серьёзно, это тот самый персонаж, который каждый вечер за чаепитием обсуждает со своей мамой последние новости культуры и искусства, а, попав в больницу, просит принести ему томики французских классиков?

Да, Шурик - жутко скучный персонаж, и история его напоминает жёваную-пережёванную, монотонную такую жвачку. Он эгоист - помогает окружающим (то есть женщинам преимущественно) либо ради собственной выгоды, либо для того, чтобы от них отделаться. При этом он вовсе не задумывается о том, оказывает ли он им реальную помощь или "медвежью услугу". Показательным результатом его "услужливости" становится окончание истории одной из героинь, Светланы. У Шурика нет никаких интересов, на самом-то деле; у него отсутствует даже то, что можно было бы назвать волей к жизни. Все свои действия он совершает по какой-то инерции и из принципа "лучше уж сделать, чтобы не стало ещё хуже". Отвратительный персонаж, даже не персонаж, а только его видимость. Интересно, специально ли все называют его именно Шуриком, или это прихоть автора? В других своих произведениях Улицкая также избегала имени Александр, в одном из них ("Зелёный шатёр") главного героя без конца называли Саня. Видимо, отторгает она адекватное воспроизведение этого имени.

В целом, в "Искренне ваш Шурик" я не обнаружила того, что меня обыкновенно завораживает в творчестве Улицкой: это тема человека перед лицом эпохи. Она ей мастерски удаётся. История Шурика могла приключиться в абсолютно любую эпоху, это заезженный мещанский сюжет. Если особо не вчитываться, то можно и упустить из виду, что временные рамки повествования - это 70-80е годы, да и не важно это. Да, потрясения и особенности того времени Улицкая решила опустить на этот раз, зато излюбленная ею тема еврейства тут как тут. Каждый второй персонаж непременно имеет еврейские корни или есть хотя бы намёк на это. Остальные персонажи - это кто угодно, только не русские, которые, казалось бы, должны почаще встречаться в романе, где действие разворачивается во времена СССР. Комично это выглядит иногда.
Роман спасают два обстоятельства: это, во-первых, логичное, последовательное и захватывающее изложение. Большой плюс, поскольку, например, в "Казусе Кукоцкого" были проблемы с содержанием (огромная и неуместная глава о "потустороннем мире", втиснутая посреди повествования). Во-вторых, это остроумная концовка, которая, по-моему, окончательно проясняет смысл всего романа. Я прочитала "Искренне ваш Шурик" быстро и с удовольствием, хотя и с некоторой заминкой вначале.

eva-iliushchenko

Исключительно легко читается! Невыносимо тяжелое и гнетущее впечатление оставляет! Как художественное произведение роман совершенен. Но то, что он изображает – омерзительно. При этом отрицательных героев в романе нет. Все герои романа очень хорошие люди. Но всё-таки: о чём роман? Он о развале культуры, о деградации института семьи, о разрушении роли Мужчины и Женщины в организации жизни, об упадке чётких ценностных установок и деградации норм жизни. Роман об одиночестве. Роман об уникальности и капризности любви. Роман о неустроенности… У героя много любовниц. А может это такая форма полигамного брака с раздельным проживанием? Так или иначе, сексуальный голод женщин показан в романе настолько ярко, что мне даже стыдно… Этот роман – оскорбление женщины. Но это не значит, что это клевета на женщину. Тогда нужно радикально менять форму брака в современном обществе… Словом, роман о биологической трагедии Женщины и социальной трагедии Мужчины. Мне так кажется.

Смотрицкий Евгений

Удивительно, что никто не оставил отзыв об этой книге. Может быть женщины узнали себя в героинях? Все правда: любая женщина - ЕВА с яблоком в руке. Какой ужас: теперь женщины завоевывают мужчин, соблазняют, совращают... Я сама мама 20-летнего сына. Как хорошо, что он не такой, как Шурик! Как хорошо, что я не такая, как Верочка! Берегите сыновей от Матильд и ей подобных одиноких несчастных женщин. А сами не соблазняйте хорошеньких Шуриков, как бы одиноко вам не было. Иначе совсем переведутся настоящие мужчины.

Калугина Наталья

Все герои отчаянно уродливы, и Шурик, и его дамы. Текст незатейливый. Больше произведения Улицкой читать не собираюсь.

Наталья Г

Семейная сага – это конёк Улицкой. Писательница обожает перетирать человеческие жизни в корыте одной семьи, рассматривать маленьких и простых человечков под микроскопом, выискивая все трещинки и прожилки.
С точки зрения христианской религии Шурик представлял собой истинного христианина, а с точки зрения человеческой жизни – полного и беспробудного дурака, не умеющего говорить «нет», застенчивого и немножко маниакального. Платоновский Юшка, но в облегчённом варианте. Вот не вижу я в нём секс-гиганта, полного тестостерона. Он, скорее, тюлень, чем супергерой. От женщин я в шоке, честно говоря. Что за недо…любовь. Не понимаю, почему нужно изображать людей как задавленных и расплющенных букашек, не умеющих ценить себя. Неужели всё так плохо? Хотя в советское время с мужчинами был напряг. В России пожизненный недостаток мужских плеч.
После прочтения я ещё больше убедилась в своей мысли о том, что мальчика должен воспитывать отец. Но не алкоголик - тунеядец, а настоящий, чёткий, порядочный и добрый мужчина с большой буквы. Поэтому женщина должна серьёзно подходить к выбору папы для своего ребёнка.
Мне кажется, что для российского романа здесь слишком мало русских. Простите. Я не шовинист, но это очень бросается в глаза.
Язык у Людмилы Улицкой хороший. Я её читаю, но без внутреннего трепета, и назвать любимым автором не могу. Да это и не нужно.

EVA___Grass

МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОДДЕРЖКА АГЕНТОВ ВЛИЯНИЯ

Людмила Улицкая получила премию в Италии

Российская писательница Людмила Улицкая за роман "Искренне Ваш, Шурик" удостоена престижной итальянской литературной премии "Гринцане Кавур". Торжественная церемония награждения победителей состоялась в воскресенье в одноименном премии средневековом замке под Турином, передает ИТАР-ТАСС.

"Получать премию всегда приятно, потому что это — знак того, что твоя книга прочитана, что она дошла до читателя, что уже само по себе замечательно, но и оценена профессиональным сообществом, критиками, писателями, теми людьми, которые составляют обычно жюри", — сказала Людмила Улицкая.

Помимо Улицкой победителями в номинации "лучшая проза на иностранном языке" стали немецкий и испанский писатели Бернардо Атхага и Инго Шульце, пользующиеся не меньшей популярностью у себя на родине, чем Улицкая в России. Из этого "короткого списка", составленного авторитетным жюри критиков и писателей, "суперпобедителя" выбрало молодежное жюри учащихся 27 итальянских школ и университетов.

Приз таких "зрительских симпатий" получил испанский автор, чья книга написана на баскском языке. Среди победителей в номинации "лучшая итальянская проза" — исследовательница русской литературы, автор книги "Пуговица Пушкина" Серена Витале. Часть действия ее новой работы "Трюк тюрбана", по ее собственному признанию, наиболее удавшаяся, происходит в России во времена Екатерины II.

В России вышедший в 2004 году роман "Искренне ваш Шурик" был удостоен премии "Лучшая проза года". А в 2007 году Улицкая стала лауреатом "Большой книги" за роман "Даниэль Штайн, переводчик".

Источник: https://m.bublik.delfi.ee/article.php?id=19147068

Людмила Улицкая стала офицером ордена Почётного легиона​

Российская писательница Людмила Улицкая награждена орденом Почётного легиона. Церемония награждения пройдёт 28 ноября. Знаки офицера ордена ей вручит посол Франции в России Жан-Морис Рипер, сообщает ТАСС.

Орден Почётного легиона учреждён Наполеоном Бонапартом по подобию рыцарского 19 мая 1802 года. Принадлежность к ордену является высшим знаком отличия, почёта и официального признания особых заслуг перед Францией.

Награда имеет три степени: кавалер, офицер, командор и два достоинства: высший офицер и кавалер Большого креста.

Людмила Улицкая — автор романов «Казус Кукоцкого», получившего в 2001 году премию «Русский Букер», бестселлера «Даниэль Штайн, переводчик», ставшего лауреатом «Большой книги» в 2007 году, романа «Зелёный шатёр», рассказов, повестей, пьес и эссе. Её произведения переведены более чем на 30 языков. По её сценарию были сняты фильмы «Сестрички Либерти» и «Женщина для всех». Её повесть «Сонечка» в 1994 году признана во Франции лучшей переводной книгой года. Улицкая получила за это произведение престижную французскую премию Медичи и итальянскую премии имени Джузеппе Ачерби.

Елена Волкова, ИА «Росмедиа» специально для портала «Русский мир»

Источник: https://russkiymir.ru/news/156659/

Людмила Улицкая получила южнокорейскую литературную премию​

Людмила Улицкая стала лауреатом литературной премии имени Пак Ген Хи. Писательница стала первым зарубежным автором, которому досталась престижная литературная премия Южной Корее, передает РИА Новости.

Улицкая удостоилась премии за повесть "Сонечка", впервые опубликованную в 1992 году. Как сообщила сама писательница, награда стала для нее полной неожиданностью.

"Приятно, когда в далекой стране переводится книга для людей, которые совсем ничего не знают про Россию", - призналась Улицкая.

Напомним, в этом году на премию Пак Ген Хи претендовали также россиянин Владимир Маканин, американец Элис Уокер и британец Салман Рушди.

Источник: https://rg.ru/2012/10/27/ulitskaya-premia-anons.html

Людмиле Улицкой в Зальцбурге вручена Австрийская госпремия по литературе

Писательница Людмила Улицкая стала первым российским автором, получившим Австрийскую государственную премию по европейской литературе. Церемония награждения состоялась в Зальцбурге, сообщает РИА «Новости».

Людмила Улицкая — российская писательница, произведения которой переводились более чем на 30 языков. Публиковать свои рассказы в журналах начала в конце 80-х годов, а известность пришла к ней после того, как по её сценарию были сняты фильмы «Сестрички Либерти» и «Женщина для всех», а в журнале «Новый мир» вышла повесть «Сонечка». В 1994 году это произведение было признано во Франции лучшей переводной книгой года и принесло автору престижную французскую премию Медичи, а в 1998 году «Сонечка» стала лауреатом итальянской литературной премии имени Джузеппе Ачерби.

Австрийская госпремия по литературе учреждена в 1964 году как премия Николауса Ленау. Её лауреатами становились Агата Кристоф, Джулиан Барнс, Милан Кундера, Вацлав Гавел, Умберто Эко и другие писатели. Денежный эквивалент награды — 25 тысяч евро.

Ирина Смирницкая, ИА «Росмедиа» специально для портала «Русский мир»

Источник: https://russkiymir.ru/news/146660/

Людмиле Улицкой присуждена немецкая премия​

Размер премии имени Зигфрида Ленца составляет 50 тысяч евро

Российская писательница Людмила Улицкая удостоена премии имени немецкого писателя Зигфрида Ленца за 2020 год. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на фонд его имени.

«Романы и рассказы Людмилы Улицкой отражают трагедию XX столетия, эпоху тирании и геноцида. Разнообразные и многогранные персонажи в ее повествовательном мире борются за выживание", - говорится в обосновании награды и подчеркивается, что писательнице удается создать "грандиозную ткань, которая связывает настоящее и прошлое, религиозное с политическим, общественное с личным".

В денежном выражении премия составляет €50 тыс. Церемония вручения пройдет 19 марта 2021 года в ратуше Гамбурга. Премия присуждается иностранным писателям за творчество, "близкое по духу" с произведениями немецкого новеллиста и драматурга Зигфрида Ленца, умершего в 2014 году.

Зигфрид Ленц считается одним из наиболее читаемых представителей послевоенной немецкоязычной литературы. Его книги переведены на 30 языков мира, и их общий тираж составляет около 25 миллионов.

Источник: https://godliteratury.ru/articles/2020/06/15/lyudmile-ulickoy-prisuzhdena-nemeckaya

ВЫДЕРЖКИ ИЗ "ПРЕСЛОВУТОГО" ДОКЛАДА АЛЛЕНА ДАЛЕССА:

".....мы бросим всё, что имеем, — всё золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей. Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания.

Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением... исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино — всё будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и прославлять так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства, — словом, всякой безнравственности.....

........Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство.....

.........И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы духовной нравственности. Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать её. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов."

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

РОМАН ЛЮДМИЛЫ УЛИЦКОЙ "ИСКРЕННЕ ВАШ ШУРИК" – ДУХОВНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ РУССКОГО НАРОДА

Дорогие братья и сестры!

К сожалению, вынужден вас разочаровать...

Конечно же, в эпоху преднамеренного духовного разложения России и русского народа никто напрямую не назовет роман Людмилы Улицкой "Искренне Ваш Шурик" (как и все ее русофобское бумаго-творчество) преступлением против нашего народа. Ибо она выполняет очень нужную оккупантам работу: за ваяние своих опусов она будет грести лопатой бабло, радоваться многомиллионным тиражам, блистать в телеэкране и на обложках глянцевых журналов, кататься по необъятным просторам родной страны, по ближним и дальним заграницам, представляя собою красу и гордость отечественной литературы. Все это так, однако почему-то вспомнились строки из безсмертного произведения классика Русской Литературы Михаила Юрьевича Лермонтова:

Но есть и Божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждет;
Он не доступен звону злата,
И мысли, и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью.....

........ГЛУМЛЕНИЕ НАД НАШИМИ НАЦИОНАЛЬНЫМИ ТРАДИЦИЯМИ, КУЛЬТУРОЙ И ИСТОРИЕЙ.

Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх