КАЗАЧЬИ ЭКСПЕРИМЕНТЫ (XVIII в.)

Опубликовано 23.11.2023
КАЗАЧЬИ ЭКСПЕРИМЕНТЫ (XVIII в.)

Боевые качества Казачьих Войск, их служба на границах при минимальных расходах казны, порождали у государственной власти проекты – а почему бы подобные образования не создавать искусственно? Да ведь это уже и делалось: в Сибири, Забайкалье. К Петру I обратился авантюрист Иван Албанез, успевший послужить и в русской, и в австрийской армиях. Предложил использовать “сербских граничар”. Сербов, бежавших после их восстаний в Австрийскую империю, там поселили возле границы, предоставили самоуправление, разные льготы, и они несли службу. Албанез расписал, что может зазвать их в Россию, брался сформировать из них гусарские полки. Петр дал ему полномочия набрать несколько тысяч человек и Албанез в 1723 г. отправился на Балканы.

Но ему удалось сагитировать лишь 177 сербов, валахов, болгар, венгров. Пришлось ограничиться одним Сербским полком, да и до того не дотягивало. Поселили его в местечке Тор под Бахмутом, иностранцев назначили офицерами и унтер-офицерами, 200 рядовых добавили из слободских казаков. Они не хотели служить в такой части, разбегались. В 1730 г. полк решили послать в Закавказье в Низовой корпус. Но для этого его пришлось пополнить еще 200 слободскими казаками. В поход выступило 459 гусар. Из них 179 сразу дезертировали. На Кавказе многие умерли от болезней, в 1732 г. полк вернулся в Тор в составе 180 бойцов. Добавили 200 малороссийских казаков…

Мертворожденная идея снова всплыла при Елизавете. В России появилась группа эмигрантов во главе с Иваном Хорватом-от-Куртичем. Они тоже взялись создавать полки из граничар, нашли покровителей среди вельмож, заинтересовали Елизавету. В 1751 г. им выделили область на Правобережье Днепра, недавно отвоеванную у турок, ее назвали «Ново-Сербией», построили крепость Елисаветград. Хотя хорошие сербские пограничники на чужбину, конечно же, не поехали. Стали зазывать переселенцев из румын, молдаван, евреев. Зато авторам проекта и их покровителям удавалось получить казенные деньги, имения на выделенной территории. Поэтому нашлась еще одна желающая группа эмигрантов, Ивана Шевича и Райко Депрерадовича. Тоже нашла покровителей и стала раскручивать аналогичный проект «Славяно-Сербии», получила для этого район в Луганских краях, где уже числился развалившийся Сербский полк. Но результат был аналогичным. В «сербские» части вливали малороссийских и слободских казаков. А Екатерина упразднила эфемерные образования. Включила «Ново-Сербию» и «Славяно-Сербию» в Новороссийскую губернию. Сомнительные полки Румянцев переформировал в регулярную кавалерию [42].

В период войны с турками 1768 – 74 гг русская эскадра Орлова действовала в Адриатическом и Эгейском морях. Ее поддержали греческие и албанские повстанцы, моряки. После войны, опасаясь репрессий турок, многие из них перебрались в Россию. При дворе рассудили, что они прекрасные воины, еще и мореходы. Пускай прикрывают морскую границу. В 1775 г. из них было создано Албанское (оно же Греческое) Казачье Войско. Оно насчитывало 1263 человека, ему дали землю возле Таганрога, часть поместили в Керчи и Еникале. Назначили жалованье, освободили от налогов, от торговых пошлин, выделили средства для обзаведения хозяйством, строительства домов, учреждений, больниц. Войско должно было выставлять 10 рот. Но… в 1778 г. из списочного состава 1003 человека 503 оказалось “в отсутствии”. А когда генералу Борзову для экспедиции в крымские горы было велено взять 800 греков, он собрал еще меньше, лишь 200.

Стали разбираться и обнаружилось, что Албанское Войско уже расползлось кто куда. Те, кто действительно желал служить, поступили на Черноморский флот. Другие вместо Таганрога предпочли обосноваться в городах Крыма, перехватили там промыслы греков, переселенных в Приазовье. А чтобы их не вернули в Войско, называли себя “ханскими подданными”. Ну а те, кто остался в Войске, использовали свое освобождение от пошлин и ударились в торговлю. Причем при проверках в 1784-85 гг в составе Войска обнаружились уже и армяне, татары, грузины, даже итальянцы, желающие пользоваться теми же льготами. Служба по сути ограничилась несением караулов в Таганроге. А при путешествии Екатерины в Тавриду в 1787 г. Албанское Войско выставило “амазонскую роту” под командованием О.Сирандаки (Шидлянской), из дочерей греческих «казаков». Девицы погарцевали на лошадях в почетном карауле Царицы. В 1797 г. Войско расформировали. На его базе создали Греческий пехотный батальон, переведенный под Одессу.

После присоединения Крыма, в 1784 г., вышел и указ о создании Крымско-татарского Казачьего Войска. Для охраны полуострова и побережья намечалось сформировать 5 конных дивизионов общей численностью 1035 “казаков”. Но создали только 3 дивизиона, в 1787 г., они торжественно встречали Императрицу в Крыму. А с началом следующей войны обнаружилось, что крымцы тайно ждут турецкие десанты. Татар разоружили, отселили из прибрежной зоны. Один дивизион «казаков» упразднили, два других распределили мелкими командами по русской армии и использовали в тылах – для доставки почты, охраны соляных промыслов, поручили им вылавливать дезертиров и разбойников. Весной 1790 г. сформировали еще 4 дивизиона, и все 6 под командованием полковника Мехмедша-бея отправили на польскую границу. И к службе привлекли, и от турок подальше. По окончании войны 4 “новых” дивизиона расформировали. А в 1796 г. ликвидировали и 2 “старых”. Крымское Войско в 1806 г. пробовал реанимировать Александр I, издал указ о формировании из татар 4 казачьих полков. Но из-за низкой боеспособности и ненадежности они просуществовали недолго.

Существовало и Ногайское Казачье Войско. В 1783 г., когда ногайцы взбунтовались, мурза Баязет-бей с 900 семьями отделился от соплеменников, перешел к русским. Потемкин выделил им земли в Таврии на р.Молочной. Сюда начали зазывать и ногайцев, ушедших за границу. Ткркам они тоже принесли столько головной боли, что паша Анапы писал: он не только не будет препятствовать их возвращению в Россию, но и сам бы не против их выселить. На Молочной собралось до 10 тыс. человек, поставили ряд аулов, кочевали, некоторые начали заниматься земледелием. Но при Павле I власти спохватились – на каком положении они живут? Присвоила им статус государственных поселян, обложили податью 2 руб. 33 коп. с души. Вводились волостные правления, а Баязета обязали платить за крепостных.

Ему это очень не понравилось, он доказывал, что Екатерина поставила его “начальником ногайских орд”. Ездил в Петербург “для испрошения милостей и привилегий” ногайцам (точнее, себе), каждый раз собирая для этого с подчиненных крупные суммы. Упрашивал, чтобы их числили Казачьим Войском (во главе самим Баязетом), и вместо податей они будут выставлять тысячу всадников – два полка, вооруженных по типу донских казаков. При Павле проект не прошел, но Александр I в 1801 г. согласился.

Но Баязет вооружил лишь 200 всадников, личную дружину. А из ногайцев стал выколачивать деньги якобы на коней и оружие “для Войска”. Посыпались жалобы, ногайцы стали разбегаться. Царь велел вызвать Баязета к губернатору “под благовидным предлогом” и без него учинить проверку. Она выявила, что “атаман” попросту обирал народ. Для маскировки заключил контракт с оружейником Вешниковым на 3 тыс. руб., но вместо оружия поставлялся ржавый лом. Собрано же было не 3 тыс. руб., а в 5-6 раз больше. Многих «казаков» Баязет закрепостил, завел себе гарем из крепостных русских девок и одной дворянки, обратив их в ислам. Когда комиссия опросила ногайцев, желают ли они оставаться “казаками” или вернуться в сословие поселян, все в ужасе возопили – ни в коем случае не казаками! В 1804 г. Ногайское Войско прекратило существование.

Как видим, все «казачьи эксперименты» провалились. Хотя искусственно созданные Сибирское, Забайкальское, Оренбургское, Бугское Войска проявляли себе прекрасно. И в другие вливались люди со стороны. Например, в 1747 г. обсуждалось усиление Гребенского Войска, и казаки доложили – если нужно, они могут включить в свой состав 2 тыс. пришлых “гулебщиков”. Начальство не разрешило, но многие добивались своего, на кругу их верстали в казаки. А Яицкому Войску официально было запрещено принимать пришлых только в 1751 г. Как уже отмечалось, в рядах казаков были калмыки, башкиры, татары, буряты, эвенки, осетины, грузины, армяне, кабардинцы и т.д. Так почему же в одних случаях люди превращались в казаков, а в других нет?

Можно отметить, что «искусственные» Войска становились полноценными, если в них включались какие-то контингенты из более старых казачьих общин. Они оказывались носителями традиций, передавали их «оказаченным» добавкам. Причем и сами эти добавки носили не случайный характер, казаки пополнялись добровольцами, близкими им по духу, чувствующими к этому внутреннее призвание. Далеко не каждый беглый крестьянин на Дону или в Сибири становился казаком, большинство оставалось крестьянами. И далеко не каждый грузин или армянин, бежавший из Закавказья, поступал на Тереке на службу. Но попытки скопом превратить в казаков произвольно назначенную массу заведомо оказывались нежизнеспособными.

ИЗ КНИГИ В.Е. ШАМБАРОВА "КАЗАЧЕСТВО. Путь воинов Христовых".

Поделиться в соцсетях
Оценить

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

ЧИТАТЬ РОМАН
Популярные статьи
Наши друзья
Авторы
Николай Зиновьев
станица Кореновская, Краснодарский край
Павел Турухин
Сергиев Посад
Наверх