«Снежная» или «болотная»? Валерий Шамбаров

Опубликовано 22.03.2020
«Снежная» или «болотная»? Валерий Шамбаров

Классическую «цветную» модель в России начал организовывать еще Ходорковский в 2003 г. Но у него сразу нашли уязвимые места в бизнесе и отправили на скамью подсудимых. К следующим выборам роль координатора взялся играть Березовский. Погиб Юшенков, мешавший объединению либералов и коммунистов. Погибла Политковская — типичный аналог украинского Гонгадзе, чтобы обвинить власть в «политических убийствах». Велась раскачка. Но Путин и его команда опять переиграли организаторов. Маневры с временной отменой выборов региональных руководителей, с выборами в Думу только по партийным спискам и 7%-ным барьером стали удачными, создали мощный перевес «Единой России». Сыграло роль и то обстоятельство, что Путин не стал продавливать продление своих полномочий, уступил первенство Медведеву. Возможно, сказались и некие другие факторы. Во всяком случае, механизм не был запущен в ход.

Но уже с 2008 г. резко активизировалась «Партия народной свободы» Немцова, Касьянова и Навального. Стала создавать широкое движение с характерным названием «Солидарность» — как в Польше. Публиковались «экспертные доклады», нацеленные на одну мишень — против Путина. Сваливалось все вместе: коррупция, ситуация в экономике, положение на Кавказе, социальное неравенство. Доклад «Путин. Итоги. 10 лет» распространили тиражом в миллион экземпляров. А вот для формирования ударных молодежных сил режиссеры учли российскую специфику. «Демократией» народ уже накушался досыта, на Запад слепо косились только индивидуалисты и аморфные рок-тусовки. Самые активные молодые люди были настроены патриотически. Их и потянули в струю недовольства. От «Трудовой России» Анпилова отделилось ее молодежное крыло с подчеркнуто-боевым названием «АКМ» — «Авангард красной молодежи» Удальцова. На его базе стало создаваться более массовое движение «Левый фронт». Не остались забытыми и антикоммунисты, получили откуда-то подпитку крайние националисты, стали формировать свое движение «Русские».

В конце 2009 г. вдруг начались акции протеста в крайней западной точке России, Калининграде. И поводы-то, вроде бы, были несерьезные. 24 октября на митинг в центре города собралось 500 человек. Протестовали против намеченного в области повышения транспортного налога на 25 %. Но имелась и особенность: организаторами выступили одновременно «правые» и «левые». «Солидарность», а вместе с ней АКМ, «Левый фронт», КПРФ и отколовшаяся от нее партия «Патриоты России».

12 декабря те же силы собрали 3 тыс. человек. Снова протестовали против транспортного налога, требовали отставки губернатора Георгия Бооса и депутатов областной думы от «Единой России». Местная власть отреагировала, на два года отменила повышение транспортного налога. Но появился новый повод. В связи с кризисом правительство повысило таможенные пошлины на ввоз в Россию иномарок (естественно, это не предмет первого потребления). 30 января 2010 г. на митинг собрались уже 10–12 тыс. человек. Прилетел и выступал Немцов с другими лидерами «Солидарности». Об изначальных причинах недовольства вообще было забыто. Выдвигали требования предоставить Калининградской области статус «особой экономической зоны», ввести надбавки, как на Крайнем Севере, упростить возможность поездок за рубеж, остановить рост платы за коммунальные услуги, возвратить право выборов губернатора. А главное — Бооса в отставку. И Путина тоже. Под резолюцией собрали 32 тыс. подписей.

События в Калининграде получили очень широкое освещение в западных СМИ, их выносили на первые полосы крупнейшие газеты и телеканалы. А заместитель председателя Государственной Думы Пехтин сделал заявление, что и сами эти акции проплачены из-за рубежа. Новый массовый митинг намечался на 20 марта. Но областные власти сумели сбить остроту, начали предпринимать демонстративные меры в пользу населения. Под формальным предлогом ярмарки митинг разрешили не в центре города, а на окраине или за городом. А в назначенное для сборища время губернатор провел телемост с населением, в прямом эфире отвечая на вопросы. Митинг был отменен, вместо него провели «флешмоб». Несколько тысяч молодых людей пришли на ярмарку, обозначили себя мандаринами в руках и скандировали: «Бооса, Путина в отставку!» После этого местных организаторов оппозиции и вовсе «перекупили», ввели в консультативный совет при губернаторе. Движение рассыпалось.

Но Калининград больше никого и не интересовал. Это была репетиция — как эффективнее возбуждать русскую массу, на что она поддается, как соединятся «правые» с «левыми». 11 марта 2010 г. лидеры оппозиции опубликовали воззвание «Путин должен уйти». «Избавление от путинизма — первый, но обязательный шаг на пути к новой свободной России» [101]. Набрали целый ряд подписей либеральных «деятелей культуры». Начали собирать подписи в интернете. В Москве и других городах периодически проводились митинги «Россия без Путина» (прямой аналог — «Украина без Кучмы»). И в коррупции, и во всех прочих негативных явлениях в жизни России обвиняли напрямую одного лишь премьер-министра. Даже американка, заведомо предвзятый профессор русистики Массачусетского университета Элизабет Вуд, анализируя поведение оппозиции, признала его «парадоксальным» — поскольку «они пытаются объединить националистическую (и даже ксенофобскую) риторику с экономическим либерализмом». Отметила, что сами нападки носят «крайне личностный и унизительный характер». Да и могло ли не быть «парадоксов», если объединились Немцов и Зюганов, «АКМ» и «правозащитники»?

Можно отметить еще одно совпадение — случайное ли? Одновременно с оппозицией активизировались террористы «Имарата Кавказ» Доку Умарова. После уничтожения основных сил и ликвидации Басаева они на время притихли. Но теперь снова начали напоминать о себе. 22 июня 2009 г. в Назрани попытались взорвать машину президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. Погибли охранник, водитель, Евкуров и еще один сопровождающий получили тяжелые ранения. Там же, в Назрани, в августе террористы-смертники на машине с взрывчаткой вломились во двор РУВД. 25 человек погибло, 136 было ранено. В ноябре произошел взрыв на железной дороге Москва — Санкт-Петербург, сошел с рельсов «Невский экспресс», 28 погибших, 132 раненых. Когда на место происшествия прибыли высокопоставленные представители правоохранительных органов, было приведено в действие второе взрывное устройство. По случайности председатель Следственного комитета при прокуратуре Бастрыкин отделался легкой контузией, сопровождающие царапинами от гравия. Ответственность взял на себя Доку Умаров.

29 марта 2010 г. две кавказских смертницы подорвались в Москве на станциях метро «Лубянка» и «Парк культуры» — насчитали 41 жертву. Ночью 21 июля 9 террористов ворвались на Басканскую гидроэлектростанцию в Кабардино-Балкарии. Убили двоих охранников, избили и связали двоих дежурных работников, взорвали два генератора, оставив без электричества многие районы Кавказа. Злодеев вскоре вычислили, двое были уничтожены, двое задержаны и осуждены. 9 сентября смертник подорвал машину со взрывчаткой у рынка во Владикавказе — погибло 18, ранено 202 человека. 24 января еще один смертник подорвался в зале для пассажиров аэропорта «Домодедово» — 37 убитых, 170 раненых. 18 февраля в Кабардино-Балкарии обстреляли автобус с московскими туристами — трое убитых, двое раненых.

Для государственной системы подобные вылазки были, разумеется, «булавочными уколами». У террористов больше не было сил организовать такие масштабные операции, как на Дубровке или в Беслане. И ни о каких политических требованиях к властям России больше не могло идти речи. Зато подогревалась напряженность нервными встрясками. И теракты помогали общей раскачке, хорошо ложились в струю выступлений оппозиции, давали повод для обвинений правительства в ошибках, неспособности обеспечить безопасность граждан.

Для нагнетания атмосферы в России и вокруг нее использовались и любые другие предлоги. Так, 10 апреля 2010 г. в Смоленск летел президент Польши Лех Качиньский с большой свитой — на траурные торжества в честь 70-летия так называемого «Катынского расстрела» (в «перестройку» комиссия А. Н. Яковлева без всяких доказательств объявила СССР виновным в расстреле пленных польских офицеров в Катыни). Но на аэродроме в Смоленске стоял туман. Полякам неоднократно передавали указание идти на запасной аэродром, в Витебск или Минск. Они не послушались, в условиях плохой видимости пошли на посадку, самолет задел деревья. Президент, экипаж и все пассажиры погибли. Польская комиссия, расследовавшая катастрофу при российском участии, пришла к выводу: причина — грубые ошибки экипажа и возможное давление на пилотов (выяснилось, что, в нарушение всех правил, в кабине находились посторонние лица: президентский руководитель протокола и командующий ВВС Польши Бласик с повышенным содержанием алкоголя в крови).

Но тут же была запущена и версия о «русском следе», о сговоре Путина с конкурентами Качиньского в Польше, о взрыве на борту, о том, будто Россия утаила важные детали расследования. А 16 сентября в Стамбуле были убиты трое чеченцев из окружения Доку Умарова, организаторов теракта в «Домодедово». Они были объявлены в розыск, но спокойно проживали в Турции, и их застрелил из пистолета с глушителем вроде бы русский (скрывшийся). Опять подняла вопли зарубежная (и отечественная) «общественность» — что ФСБ не считается с принципами международного права, использует «киллеров».

Ну а 24 сентября 2011 г. состоялся съезд «Единой России», и маневры власти, до сих пор негласные, открылись. На предстоящих президентских выборах партия выдвинула своим кандидатом Путина. Он дал согласие, предложил Медведеву возглавить «Единую Россию» на думских выборах, а в случае своей победы занять кресло премьер-министра. Маски были сброшены, и в рядах оппозиции тоже закипела подготовка. И отметим: в октябре администрация американского президента Обамы объявила о выделении специального фонда в 50 млн долларов «для поддержки российского гражданского общества» [32, 124]. А активисты националистов, движения «Русские», проболтались. Еще за месяц до выборов в Думу, 4 ноября, они на «Русском марше» стали распространять информацию, что результаты заведомо будут объявлены фальсифицированными и прямо в день выборов начнутся акции протеста.

Выборы состоялись 4 декабря. По их результатам в Думу прошли четыре партии. «Единая Россия» (49% голосов), КПРФ (19 %), «Справедливая Россия» (13%) и ЛДПР (около 12%). Но оппозиция даже не ждала оглашения итогов. Уже в 21 час объявила, что не признает результатов. Выплеснулись первые демонстрации под лозунгами «Путин, уходи!» Однако они были не санкционированными, да и вообще в день выборов подобные акции запрещаются. А московская полиция действовала квалифицированно, задержала 258 человек. Но 5 декабря митинги были уже санкционированными и приняли массовый характер.

Причем объединились те, кого, казалось бы, никак нельзя было соединить. Коммунисты Зюганова, «национал-большевики» Лимонова, АКМ и «Левый фронт» Удальцова — но они прекрасным образом состыковались с националистами — «Русскими», «Русским общенациональным союзом». И с самыми ярыми либералами тоже: с «Партией народной свободы» Немцова, Касьянова и Навального, с «Яблоком», с «секс-меньшинствами». Все кричали «долой», все отвергали результаты выборов, требовали назначить новые. И в целом получалась любопытная картина. Массовость обеспечивали коммунисты, самую «боевую» силу — «красная молодежь» и националисты, а тон задавали… либералы! И главную информационную поддержку оказывали либеральные СМИ: «Эхо Москвы», «Дождь», «Коммерсант» и др. Количество участников оценивали от 10 до 30 тыс. человек. Они откровенно задирали полицию, происходили столкновения. 6 декабря в Москву ввели внутренние войска. За несколько дней было задержано около 800 человек. Лидеры «Солидарности» Навальный и Яшин получили по 15 суток за хулиганство.

Да, нарушения действительно были, имели место вбросы бюллетеней. Впоследствии было возбуждено 26 уголовных дел, по ряду избирательных участков голосование признали недействительным. Но даже чисто прозападный «Левада-центр» пришел к выводу, что расхождение на могло превысить 5 % и повлиять на общие итоги. Попытки математического моделирования, сопоставление с опросами на выборных участках дали еще меньшее расхождение, 1–3 %. А опросы в интернете ничего общего с результатами голосования иметь не могли. Далеко не все пользователи интернета пошли голосовать и далеко не все российские избиратели пользовались интернетом.

Но факт тот, что и данные о фальсификациях были сфальсифицированы! Уже вечером 4 декабря стали распространяться обращения с примерами нарушений, составленные и растиражированные заранее! До выборов. А впоследствии при проверках массовых заявлений оппозиции обнаружилось множество нестыковок. Не совпадали номера, адреса избирательных участков. «Документы о фальсификации» штамповали конвейером, в спешке, вот и путались. Характерна и разница оценок. Миссии наблюдателей от Шанхайской организации сотрудничества, от СНГ, группы независимых международных наблюдателей отметили некоторые нарушения и недостатки, но в целом признали выборы легитимными, свободными, обеспечившими волеизъявление граждан. А наблюдатели Бюро по демократическим институтам и правам человека, ОБСЕ, ПАСЕ высказали противоположное мнение.

Запад не преминул сразу же вмешаться. Госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила: «Российские избиратели заслуживают расследования фальсификации выборов». Ей вторил пресс-секретарь президента США Карни: «У нас имеется серьезная озабоченность тем, как эти выборы были проведены». 14 декабря 2011 г. подал голос Европарламент, принял резолюцию с требованием к российским властям — провести новые «свободные и справедливые» выборы, «немедленное и полное» расследование всех сообщений о нарушениях. Запад приветствовал и одобрял акции протеста как тягу народа к «демократии», осуждал их подавление полицией. Госдеп США пообещал, что будет и дальше «давить на Кремль, требуя соблюдения прав человека». Американский телеканал «Фокс Ньюс» даже запустил явную ложь — репортаж о побоищах в Москве, горящих машинах. Позже пожал плечами, якобы просто ошибся, вместо Москвы показал беспорядки в Афинах.

Да, сценарий «цветных революций» повторялся во всех деталях. Точно так же, как в других подобных операциях, выдвинулись два лидера, мужчина и женщина — Немцов и Хакамада. Оказалось заготовлено и название по аналогии с «оранжевыми», «розовыми», «тюльпановыми» — «Снежная революция». Для обозначения участников акций им всем выдавали белые ленты, белые надувные шарики. Хотя белый цвет оказался густо перемешан с красным — цветом КПРФ, «национал-большевиков», АКМ, «Левого фронта». Для оповещения использовалась социальная сеть «Вконтакте». Когда ФСБ предложила основателю и гендиректору этой сети Павлу Дурову заблокировать пять сообществ, он наотрез отказался, потому что и сам входил в «Либертарианскую партию», состоявшую в «Солидарности» у Немцова. 10 декабря на митинг на Болотной площади собралось по разным оценкам от 25 до 150 тыс. человек. 24 декабря на проспекте Сахарова — 120 тыс. Акции более чем солидно проплачивались, участников свозили в Москву автобусами, закупались билеты на поезда, набивая их целиком. Демонстрации поддержки прошли и в других государствах, в 42 городах — в том числе в Лондоне, Нью-Йорке, Амстердаме, Париже, Мюнхене, Сан-Франциско.

Что ж, в разных странах этот сценарий срабатывал безотказно. Но в России вдруг не сработал. Потому что президент и правительство заняли твердую позицию, ультиматуму Европарламента не подчинились. И на американскую «озабоченность» МИД России ответило хлестко: «Высказывания Государственного секретаря США Х. Клинтон относительно состоявшихся выборов, а также сходные комментарии представителей Белого дома и Госдепартамента неприемлемы… Российские граждане сделали свой выбор… Только они вправе определять будущее нашей страны, независимо от чьих бы то ни было пристрастных оценок и политизированных рецептов. Напоминаем, что электоральная система самих США далека от совершенства… Она не может служить эталоном открытости и справедливости… Исполнительной власти США стоило бы озаботиться анализом причин этой ситуации и путей ее выправления».

Путин в ходе «прямой линии» 15 декабря озвучил и уступки, на которые готова пойти власть. Вернуться к выборам глав республик и областей, но не так, как было до 2004 г., а с «президентским фильтром». Партии предлагают президенту России своих кандидатов, он утверждает их или отсеивает. А из тех, кто останется в списке, жители выбирают губернатора. В любом случае президент сохраняет право отправить его в отставку. А Медведев в послании к Федеральному Собранию тоже озвучил список политических реформ — возврат к выборам губернаторов, упрощение регистрации политических партий и кандидатов на выборы. Расширение полномочий и бюджетов регионального и муниципального уровня. Изменения порядка формирования Центральной избирательной комиссии с привлечением различных партий.

Конечно, оппозицию такие уступки совсем не удовлетворили. Но дальше наступила традиционная российская пауза — новогодние, рождественские праздники, когда весь народ «гуляет», и собирать его слишком проблематично. Однако акции с новой силой возобновились в феврале. Опять на Болотной площади протестовало и кричало «долой» то ли 36 тыс. (по оценке ГУВД), то ли 120, а то и 200 тыс., по оценкам организаторов. Опять нагнетали возмущение, все валили в кучу — «фальсификацию выборов», коррупцию, злоупотребления властей. Хотя казалось, чья бы корова мычала. Ведь в качестве кумира публики и лидера «революции» раскручивали Немцова, напрочь замалчивая его делишки на постах губернатора и вице-премьера. Замалчивали и делишки его помощника Касьянова, «Миши — два процента»…

Но и власть уступать этим нападкам не спешила. Действительно, если разобраться, то 100 тыс. или даже 200 тыс. человек — это далеко не «всенародные протесты», не большинство России. Это всего лишь 100 (или 200) тыс., которых собрали из разных городов. В противовес им был одновременно устроен «антиоранжевый» митинг на Поклонной горе, 138 тыс. человек. Причем за превышение заявленного количества был начислен штраф, и его честно выплатил Путин. «Антиоранжевые» митинги стали собираться и в других городах. Оппозиция обвиняла, что власть выводит сотрудников государственных предприятий, оплачивает участие. Но разве она сама не оплачивала? Многочисленные активисты «Снежной революции» зарабатывали очень неплохо. Да и шарики с лентами, билеты до Москвы, размещение участников стоили немалых денег. Неведомо из каких фондов.

Альтернативные митинги оказались вполне оправданными. Убеждали массу населения не идти на призывы, как будто бы «общие» — потому что они не общие. Оппозиция и сама себе вредила откровенно хулиганскими выходками, как «панк-молебен» феминисток группы «Пусси Райот» в храме Христа Спасителя. Он проводился в рамках тех же акций протеста, перед этим «Пусси Райот» отметились антипутинским выступлением на Красной Площади. Как бы то ни было, президентские выборы 4 марта 2012 г. прошли относительно спокойно. Путин победил уже в первом туре, набрав 64% голосов. Оставил далеко позади Зюганова (17%) и оппозиционного олигарха Прохорова (8 %), предпочитавшего жить в США и владевшего Национальной баскетбольной ассоциацией Бруклина. Тут уж никакие подтасовки не смогли бы перекрыть столь значительный отрыв. Но Зюганов, Явлинский, Лимонов и иже с ними все равно заявили, что при агитации использовался «административный ресурс», а значит, выборы нелегитимные.

Акции протеста вступили в новую фазу — их объявили бессрочными, пока власти не удовлетворят все требования, в первую очередь о перевыборах. Наступала весна, потеплело, это давало возможность действовать более основательно, шире использовать молодежь. На митингах и демонстрациях МВД стало отмечать, что раньше акции были подчеркнуто «мирными», а сейчас участники заранее готовят и провоцируют столкновения. Самое массовое действо наметили на 6 мая, «марш миллионов». Опять свозили участников со всей страны — известно, что манифестанты ехали из Уфы, Астрахани, Петербурга и других городов. Милиция препятствовала, где-то останавливала автобусы, проверяла вокзалы и поезда, мешая посадке под разными предлогами.

Все равно собрали около 120 тыс., много молодежи. Но это значительно превысило заявленное количество, и поступила информация, что готовится захват центра города. На Большом каменном мосту дорогу демонстрантам перекрыли кордоны полиции. Раздались призывы прорываться силой. Но правоохранительные органы свою задачу выполнили, хлынувшую лавину сдержали. В потасовке пострадало 29 полицейских, 40 манифестантов, 436 человек задержали. Погиб один человек — фотограф снимал с балкона, увлекся и упал вниз. Но ведь и такие столкновения входили в сценарий «цветных революций». Оппозиция подняла скандал, как полиция слезоточивым газом и дубинками бесчинствовала над мирными демонстрантами. Запустили видео, где якобы бьют и тащат в машину «беременную женщину». За это ухватились СМИ, но… «женщина» на видео оказалась мужчиной по имени Николай. Тем не менее, за рубежом опять поддержали. Даже Конгресс США рассмотрел данный вопрос и осудил «репрессии».

А в Москве уже реализовывался следующий пункт сценария, палаточный лагерь. Его пробовали устанавливать на Красной Площади, но полиция была начеку, при попытках ставить палатки сразу задерживала. Тогда лагерь расположился на Чистопрудном бульваре. Но российская власть продолжала игнорировать западные мнения. Пресс-секретарь Путина Песков даже заявил, что полиция действовала слишком мягко, надо было жестче, хулиганам «размазать печень по асфальту». И даже название революции подменилось, в государственных СМИ вместо «Снежной» было внедрено куда менее благозвучное — «Болотная революция», по Болотной площади, месту основных сборищ. Против палаточного городка инициировали обращения местных жителей, что он мешает нормальной жизни. 16 мая разогнали очень даже легитимно, по решению суда.

По поводу беспорядков и столкновений 6 мая был возбужден ряд уголовных дел против организаторов. Был принят новый закон о митингах, ужесточивший наказания за нарушения при их проведении, расширивший возможность не разрешать их. Внесли поправки в закон о некоммерческих организациях, прижавшие регистрацию оппозиционных сообществ. Те организации, которые получали финансирование из-за рубежа и при этом участвовали в политической деятельности, в формировании общественного мнения, должны были зарегистрироваться в качестве «иностранных агентов» и во всех публикациях обозначать этот статус. Парламентская ассамблея Совета Европы категорически осудила новый закон и поправки, но ее мнение опять оставили без внимания.

Оппозиция пробовала провести еще один «марш миллионов», назначила на 12 июня. Но по возбужденным уголовным делам как раз в этот день ряд лидеров вызвали на допросы — Удальцова, Навального, Немцова, Яшина, Ксению Собчак. На митинги собралось всего 10–18 тыс. человек, и они прошли спокойно. Движение выдохлось, стало разваливаться. По новому закону активистов буйных акций стали крупно штрафовать (для физических лиц от 20 до 300 тыс., для юридических лиц до миллиона). Те, кто допустил нарушения, лишались права подавать заявки на новые мероприятия. Удальцов был признан организатором массовых беспорядков 6 мая, сел в тюрьму на 4,5 года. «Снежная революция» расплылась в «Болотную» — и окончилась ничем.

Между прочим, этот провал обернулся катастрофой и для Березовского. Генпрокуратура России продолжала обкладывать его. Уголовные дела против него были возбуждены не только в нашей стране, но и в Бразилии, Нидерландах, Швейцарии, Франции. Его вклады в швейцарских банках удалось арестовать и конфисковать (во Франции не удалось, собственность была хитро зарегистрирована). В период «Болотной революции» Борис Абрамович окрылился, в феврале и апреле 2012 г. публиковал призывы к активному неподчинению властям, беспорядкам (и было возбуждено еще два уголовных дела).

15 апреля Березовский объявил, что учреждает «Движение Воскресения», изложил программу строительства либеральной России, где должна утвердиться… конституционная монархия. Очевидно, во главе с Кирилловичами — ведь и «Болотную революцию» возглавлял их сторонник, Немцов. А вдобавок Борис Абрамович назначил премию в 50 млн руб. тому, кто… арестует Путина. 6 мая, в тот самый день, когда толпы манифестантов атаковали полицейское оцепление, Березовский увеличил премию до 500 млн. Но «революция» сошла на нет — и он сник.

У него обострились и финансовые проблемы. При разводе его вторая жена сумела получить у него от 100 до 200 млн фунтов. В 2012 г. третья жена добилась ареста имущества на сумму 200 млн фунтов, требуя больших выплат для себя и своих детей. Березовский проиграл несколько судебных исков, в том числе к Абрамовичу, с которого хотел содрать 5 млрд за вынужденную продажу акций, ему начислили огромные судебные издержки. Деньги утекли и в каких-то иных направлениях (вероятно, на «революцию»). Березовский разорился, по данным Высокого суда Лондона он был банкротом с долгами на 309 млн фунтов. А провал переворота в России стал для него моральным крахом.

Его близкие и пресс-секретарь Путина Песков сообщали, что в ноябре 2012 г. он написал Владимиру Владимировичу личное письмо, просил у него прощения и выражал желание вернуться в Россию. Президент позже подтвердил, что получил два таких письма. На первое не ответил, поскольку вопросы освобождения от уголовной ответственности, о чем просил Березовский, надо было решать с Верховным судом и Генпрокуратурой. Второе поступило уже после смерти Бориса Абрамовича. Сугубо личные аспекты, изложенные в письмах, Путин не оглашал из этических соображений.

А журнал «Форбс» сообщил, что за несколько часов до смерти Березовский дал интервью «не для публикации». Говорил, что «потерял смысл жизни», «изменил многие свои оценки, в том числе взгляды на Запад и на возможность построения демократии в России». Говорил, что «поменял представление о пути России», хочет вернуться на родину и не желает больше заниматься политикой [44]. 23 марта 2013 г. его тело нашли на полу в ванной комнате в загородном доме. Официальное заключение британских властей — повесился на шарфе, на перекладине шторки ванны. Вроде бы, «следов борьбы не обнаружено». Но при этом вскрытие установило — было сломано ребро.

Немецкий судмедэксперт Берндт Бринкман, нанятый родственниками, по результатам независимого расследования указал — Березовский не мог сам повеситься, его удавили. И британская полиция тоже не исключила причастность к гибели «третьей стороны». А коронер в итоговом вердикте развел руками: дескать, «невозможно достоверно установить обстоятельства гибели». Что ж, остается констатировать диагноз — знал он слишком много, был связан с некими сокрытыми кругами, и его надлом, желание вернуться на родину кому-то не понравилось. Ведь известная ему информация могла стать ценой для торга за прощение…

Другого олигарха, Ходорковского, первого неудавшегося лидера «революции», Путин в конце 2013 г. помиловал. Очевидно, счел, что он больше не представляет опасности. Но он фактически сменил Березовского. Поселился в Лондоне, снова стал заявлять, что намерен стать президентом России, провести свои конституционные реформы (и, конечно, ядерное разоружение). Ну что ж, тогда Следственный комитет возбудил против него еще одно дело — по обвинению в убийстве мэра Нефтеюганска Петухова (ранее виновными признавались только помощники Ходорковского). Но запросы через Интерпол о выдаче, разумеется, были отклонены.

Из новой книги Валерия Шамбарова «Россия и Запад – хроника неоконченной войны» («Современная история России»).

Литература.

101. Путин должен уйти! // Еждневный журнал. 11.03.2010.

32. Госдеп в помощь // Газета.ru. 15.12.2011.

124. US Senate Committee on Foreign Relations: Hearings — The State of Human Rights and the Rule of Law in Russia: U. S. Policy Options.

44. Жегулев И. Последнее интервью Березовского: «Я не вижу смысла жизни» // Forbes.ru. 26.03.2013.

Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх