ВОЛЖСКОЕ ВОЙСКО И ОРЕНБУРГСКИЙ КОРПУС.

Опубликовано 30.08.2023
ВОЛЖСКОЕ ВОЙСКО И ОРЕНБУРГСКИЙ КОРПУС.

Далеко на востоке еще продолжалось освоение новых земель. В 1697 г. Владимир Атласов с отрядом из 60 казаков из Анадырского острога отправился на Камчатку. Там поставили несколько острогов и объясачил местные племена. В 1704 г. Василий Колесов совершил с Камчатки плавание на Курилы, приведя их “под государеву руку”. Но здесь до начальства было далеко, а казаки собрались крутые, буйные. В 1711 г. они взбунтовались, убили Атласова и правительственных приказчиков. Стали жить сами по себе, женились на местных женщинах, а камчадалов обращали в «холопство», заставляли работать на себя. В 1731 г. местные племена восстали, осаждали острожки. Но к этому времени на восточных окраинах уже стала укрепляться царская власть. Корабль с военной партией, следовавшей на Чукотку, помог казакам подавить бунт. Но прибыла и следственная комиссия. Осудили и повесили не только вождей камчадальского восстания, но и предводителей казачьего «воровства» Новгородова, Штинникова и Сапожникова, остальных казаков выпороли и привели к присяге. А казачьи острожки перемахнули и в Америку, на Аляску.

На южные районы Сибири не прекращались набеги казахов, других соседей. Для защиты от них возводились новые крепости. В 1708 г. – Омская, в 1709 г. – Бийская. От Омской стала строиться Иртышская линия – крепости Ямышевская, Железинская, Семипалатинская, Усть-Каменогорская. Они располагались на расстоянии в 200 – 250 верст друг от друга, в промежутках, строились аванпосты и “малые редуты” (деревоземляные укрепления). Д ля службы на линии перевели казаков и стрельцов из внутренних районов Сибири. По штату в каждой крепости размещалось 785 казаков, а общая их численность была установлена в 8 тыс. Они патрулировали границу конными разъездами, выставляли “маяки” – пирамиды из бревен и хвороста, наверху бочка со смолой. Если маяк загорался, разлетался сигнал тревоги. Ну а в Забайкалье на российскую территорию нападали монголы, китайские разбойники-хунхузы. С 1727 г. здесь стала создаваться Забайкальская линия, связавшая крепости Селенгинск, Удинск, Читинский острог, Нерчинск [169].

Поволжье и Приуралье сотрясали периодические восстания башкир. Но начались раздоры и у калмыков. Часть из них осталась на русской службе, а другая завела дружбу с кубанскими татарами, некоторое калмыцкие князья даже перешли из буддизма в ислам. На Дону хищники получали сильный отпор, но тероризировали Нижнее Поволжье, а для прорывов вглубь российской территории нашли лазейку в обход казачьей области – через водораздел между Доном и Волгой. Чтобы ликвидировать эту «дыру», в марте 1732 г. вышел указ Анны Иоанновны о создании нового, Волгского (Волжского) Казачьего Войска. Его центром стал городок Дубовка на Волге. Сюда переселили 520 семей донских и 537 семей малороссийских казаков [169]. Они несли службу в Царицыне, Камышине, Саратове. Построили крепости Донецкая, Грачи, образовавшие Царицынскую линию, перекрывшую опасный водораздел. Кроме того, Войско охраняло дорогу по Волге от разбойников, несло водную почтовую службу – перевозило на лодках корреспонденцию, государственных чиновников. А из астраханских служилых казаков в 1737 г. была образована Астраханская команда ( в 1750 г. переформированная в полк).

В азиатских степях в это время шли свои войны. Восточные калмыки (джунгары) теснили казахов, те откочевали поближе к российским границам, а хан Младшего Жуза Абдул-Хаир попросился в подданство к Императрице. К переговорам подключились ханы Старшего и Среднего Жуза, и был выработан договор: казахи переходят под руку Государыни, а возле впадения в Яик реки Орь будет построен русский город. Новые подданные смогут там торговать, а гарнизон будет помогать им. Делегация от казахов приехала в Петербург, принесла присягу. А выдвижение к верховьям Яика правительство признало полезным и с других точек зрения.

Ведь река течет в виде буквы «Г», с востока на запад, потом поворачивает на юг. На «меридиональной» части Яика, с севера на юг, жило и несло службу Яицкое Войско, прикрывая Поволжье. А если дополнить его линией крепостей в «широтном» направлении, с запада на восток, то она прикрыла бы от степи разросшиеся на Урале заводы. Защитила бы и башкир от нападений соседей. Но и отрезала бы их от калмыков и казахов, мешала бы соединяться для набегов на русских. Фаворит Императрицы Бирон даже расширил проект - наметил строить цепочку крепостей от Самары не только до Ори, но и дальше, к Аральскому морю, чтобы проложить собственный торговый путь в Среднюю Азию [77]. Была создана Оренбургская экспедиция во главе с И.К. Кирилловым.

Но забунтовали башкиры. В составе России они жили в общем-то неплохо. Сохраняли свои обычаи, самоуправление. Подати определялись еще в XVII в. и были очень низкими. Если с русских крестьян брали 70 – 80 коп. с “души”, то ясак со всех башкир вместе составлял 2 тыс. руб., да и эту сумму они перекладывали на поселившихся у них беглых, русских и татар. Но на башкирах лежала еще одна повинность, не постоянная, а чрезвычайная – в случае войн выделять лошадей для кавалерии. Когда приехали чиновники набирать коней для предстоящей войны с турками, поднялся мятеж. Хотя на самом деле лошади были лишь предлогом. Народ взбунтовали местные баи. До сих пор они правили как независимые «царьки», при случае были не прочь пограбить русских. Но узнали о планах строительства крепостей и всполошились, что их бесконтрольной власти приходит конец.

Экспедиции Кириллова, выступившей из Уфы, пришлось продвигаться к Ори с боями. 15 августа 1735 г. она заложила Оренбург, но очутилась в окружении, в первую зиму чуть не погибла от голода. Башкиры обрушились и на русские деревни, на уральские заводские поселки, угоняя или истребляя жителей. Но… присоединились и казахи! Того же самого Абдул-Хаира, только что напросившегося в подданство России, башкирские баи попросили о помощи и объявили, что переходят под его власть. Хан легко согласился. Однако с Анной Иоанновной и Бироном шутки были плохи. Войска генералов Румянцева и Тевкелева разгромили мятежников, “несколько сот в разных городах переказнено, также немалое число в Казань для отвода… в работу в Рогервик послано… деревни воровские все разорены”.

С 1736 г. стала строиться Самарско-Оренбургская линия: крепости Борская, Красносельская, Сорочинская, Тоцкая, Бердская и др. Для службы здесь в дополнение к небольшой уфимской казачьей общине переселили 5,5 тыс. самарских казаков с упраздненной Сызранской линии, казаков и солдат с упраздненной Закамской линии. Кроме того, по указу Анны Иоанновны, сюда из Поволжья и с Рязанщины переселялись мещеряки. Для пополнений в казаки приписывали отставных солдат, добровольцев из русских, татар, башкир, калмыков, тептярей. В подчинение Кириллову были также переданы яицкие и сакмарские казаки. Еще одна линия, Верхне-Яицкая, строилась от Верхне-Яицкой пристани по направлению к Уральским горам. А из челябинских и исетских казаков в 1736 г. было создано Исетское Войско, его силами возводилась Исетская линия [169].

В 1737 г. Кириллов умер, его преемником стал видный ученый В.Н. Татищев. Место, выбранное для Оренбурга, он забраковал – “низкое, затопляемое, бесплодное и безлесное”. Да и далеко было от коммуникаций по Волге и Каме. В 1739 г. Татищев перенес Оренбург на 200 верст ниже по течению Яика, в урочище Красная гора. А “первый Оренбург” стал называться Орской крепостью. Но среди башкир и казахов не утихли волнения. А Татищев получил европейское образование, считал себя гуманистом. Карательные действия свернул. Пытался разъяснять, что освоение здешних земель пойдет на пользу всем жителям. Но восприняли это односторонне – как слабость русских, восстание полыхнуло с новой силой. Татишева сняли, и генерал Урусов сурово подавил мятеж, разорив 107 деревень и казнив 600 человек [77].

Когда к власти пришла Елизавета, бироновские планы путей к Аральскому морю отменили за недостатком средств. Но для защиты уральских заводов строительство крепостей продолжалось. А новому губернатору И.И Неплюеву место татищевского Оренбурга тоже не понравилось. В 1742 г. город “переехал” еще на 70 верст, на место Бердской крепости. А “второй Оренбург” стал Красногорской крепостью. Была образована Оренбургская губерния, в которую вошли весь Яик, Самара, Уфа, Западная Сибирь. Но отношения с казахами оставались сложными. Ханы встречались с представителями властей, принимали подарки, пили водку, произносили цветистые речи. Но уже на следующий день подданные этих ханов нападали на русских. Крупные набеги были в 1745, 1746, 1747 гг. Очень выгодным «промыслом» для казахов оказалась продажа пленных в Хиву. Один из бежавших невольников сообщал, что там находилось 5 тыс. русских рабов.

Для укрепления обороны строились новые линии – Нижне-Яицкая (9 крепостей и 18 форпостов), Самарская (9 крепостей и 3 редута), Сакмарская (10 крепостей и 2 редута). Для защиты соляных месторождений казачий сотник Углицкий на свой счет построил укрепление Илецкая Защита, и от нее пошла Илецкая линия. К середине XVIII в. в Оренбургской губернии насчитывалось 114 укрепленных пунктов. Большинство крепостей были маленькими (они описаны у Пушкина в “Капитанской дочке”). Между ними устраивались “бекеты” (пикеты) – шалаши и вышки для наблюдения обносились двойным плетнем, засыпанным землей. Казаки, дежурившие в таких «бекетах» могли отстреляться от небольших отрядов. В 1748 г. различные казачьи общины, поселенные на Самарско-Оренбургской линии, были объединены с Исетским Войском и стали Оренбургским иррегулярным Войском. В 1755 г. оно было преобразовано в Оренбургский казачий корпус [169].

Ему сразу же выпало серьезное испытание. В 1755 г. мулла Батырша Алеев взбунтовал башкир. Они объединились с казахами, громили русские селения и почтовые станции. Осаждали крепости здешних линий. Казаки и солдаты отбивались, осаживали конницу из ружей и пушек, рассеивали атаки встречными вылазками. Сторону русских приняли мещеряки и татары. Не только сражались вместе, но и вступили в переговоры с мятежниками, сумели расколоть их. Кончилось тем, что башкиры поссорились с казахами, между ними началась такая резня, что те и другие бежали в разные стороны – казахи вглубь степей, а башкиры в леса и горы, после чего принесли повинную. Батыршу мещеряки поймали, он попал в заключение.

От степных набегов наращивалась и оборона Сибири. На запад от Омска, от Иртышской линии, с 1752 г. стали строиться крепости Ишимская, Пресновская, Петропавловская, Змеиноголовская. Возникла Ишимская (Горькая) линия протяженностью 548 верст, перекрывшая пространство между Тоболом и Иртышом. А на восток от Иртышской линии строились Колывано-Кузнецкая и Бийская линии. Таким образом сибирские линии сомкнулись в единую гигантскую систему, а на фланге соединились с яицкими системами и Самарско-Оренбургской линией.

ИЗ КНИГИ В.Е. ШАМБАРОВА "КАЗАЧЕСТВО. Путь воинов Христовых".

Поделиться в соцсетях
Оценить

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

ЧИТАТЬ РОМАН
Популярные статьи
Наши друзья
Авторы
Николай Зиновьев
станица Кореновская, Краснодарский край
Владимир Хомяков
г. Сасово, Рязанская обл.
Иван Жук
Москва
Наверх