ГДР (рассказ). Роман Котов

Опубликовано 21.03.2024
ГДР (рассказ). Роман Котов

Как-то вечером, можно сказать почти ночью, когда супруга уже спала, а я ещё пребывал в вечерних раздумьях, раздался стук в дверь нашего дома в Лужках. На пороге стоял сосед Женя Вёдров – поэт, музыкант, человек рукастый и умелый, но, к сожалению, запивающий. Впрочем, последнее обстоятельство послужило причиной нескольких наших обстоятельных разговоров, один из которых состоялся этой зимою.

Мы стояли в сенях, почти что на лестнице. Женя курил в приоткрытую дверь, а я внимательно слушал его историю, которая оказалась занятной.

– Была такая страна – ГДР, может слышал?

– Слышал, а как же! Моя жена в тех краях родилась, когда её папа с мамой там жили, у неё батя офицером был.

– Ну вот, а я в Германии срочную служил, два года водителем в автороте. Поколесил порядочно, до сих пор иногда городок во сне вижу, и как за рулем еду.

– Ага, – кивнул я из солидарности с интересом и как-то по-новому оглядывая Женю. На его битом временем и жизнью лице мелькнула улыбка.

– В общем, была у меня там первая большая любовь… – протянул мой гость, прищурившись немного что-то вспоминая.

– Да ну?!

– Вот те и ну. Рюта её звали. – Женя затянулся сигаретой, и продолжил.

– В общем, как вышло. Ехали мы однажды втроём – я, Сашка и Иваныч. Мы двое холостые, а у Иваныча уже семья была, его жена с сыном из армии дожидались. Ну, а тут вижу – на дороге голосуют две девчонки молодые, симпатичные. Подобрал, едем дальше, подвозим. Разговорились – так и так, русиш золдатен, дойче фроляйн, мы по-немецки два слова, они нам фразу по-русски. Всё-таки в школе учили – они наш язык, а мы их, – неспешно продолжал Женя, выбросив окурок.

Ночь окутывала нас со всех сторон, неярко горела под потолком старая лампочка, а на безлунном небе сияли такие близкие звезды, что казалось – можно дотянуться до Медведицы, стоит только взобраться на сарай.

– Так и познакомились. Мне она сразу понравилась, потом встретились ещё раз, когда я в увольнении был. Я ведь уже второй год служил, потом чуть ли не каждую ночь к ней бегал в самоволку… Тем более она недалеко от части жила. И уже «жили» с Рютой, всё серьезно было. Я и язык подучил с ней, шпрехал неплохо.

– А что ж не женился-то?

– Ты слушай дальше. Ну вот подошёл я к нашему зампотеху – так, мол, и так, товарищ капитан, имею намерение взять в жены гражданку ГДР. Совершеннолетняя, «в связях с иностранными разведками не замечена», родственников в ФРГ не имеет.

А он мне: «Да ты что, Женя, забудь! Затаскают тебя особисты, короче – выкинь из головы и даже не думай об этом!»

– Ну да, – подумал я про себя. – Кабы разрешали жениться, так пол-армии нашей там бы и осталась. Хотя могли бы и дать возможность фрау из дружественной и союзной ГДР получить наше гражданство по мужу и ехать с ним туда, куда Макар телят не гонял… Ну, или куда пошлют.

Вот так и прошла моя первая любовь. Я – на дембель, ну а она там осталась. Тогда интернета не было, потерялись. Да и дома дел было, учился, на работу пошёл в школу не до первой любви стало.

Мда… любовь-морковь, – вздохнул я сочувственно, подумав про себя – что нам ближе в жизни, и почему вот так – спустя сорок лет он эту историю вспомнил? Может не зря раньше люди не спешили прыгнуть в постель, а серьезней к любви относились? – мои размышления прервал Женя.

Налей грамм пятьдесят, выручи, а я тебе ещё одну историю расскажу. А то никак не выйти с пьянки. Мне надо сейчас врезать, чтоб потом спать лечь. А утром, как отойду, обязательно баню затоплю…

Взвесив все за и против, я накапал, оставшегося с каких-то празднеств самогона, получилась как раз целая рюмка.

Вторая история тоже про любовь… Короче говоря, дед у меня в Первую мировую ещё воевал, да вот в плен попал.

Ха, так у меня тоже, только прадед! Четыре года в Германии пробыл, потом вернулся, мастером на молочном заводе работал, где-то в Сандовском районе, – обрадовался я.

Так ты получается, тверской?

По бабушке. По второй бабушке – псковский.

Ясно. Ну, а мы местные. Дед мой, бабка, мамка с батькой да я… Значит, был там дед года три, и не так, как потом в лагерях, а работал свободно у бауэра, крестьянина, стало быть. Ну, сошёлся с одной фрау, жил у неё, трудился. Сына там сделал… А после войны вернулся домой, затосковал видать по Родине...

Да, бывали такие случаи. Мне дядя Боря рассказывал в Питере, что его прадед четыре года на родину шёл после войны аж из Бельгии – денег не было, останавливались, работали, так время и шло пока домой не вернулись. Очень уж в Россию хотели.

То ещё не вся сказка, то присказка, сказка дальше, – Женя выпил предложенные пятьдесят граммов, крякнул, охнул, закусил огурцом из стоявшей в коридоре банки и продолжил.

А дальше дело было так. Вернулся дед, женился, родилась моя мать. К войне он уже помер, жили мои бабка с мамкой – в нашем доме, здесь. Ну, сам знаешь, тут стояли немцы с осени сорок первого, пока наши их в январе не выбили.

Само собой, случай известный. Говорят, из Франции их часть к нам перебросили под самый новый год.

Ну, вот тебе история из той эпохи. Определили к моим на постой одного немца. Это в самом конце сорок первого было. Молодой парень, годика двадцать два ему было, мать говорила. Высокий, крепкий, волосы светлые.

Истинный ариец, улыбнулся я.

Не, ну ты слушай дальше. Вот он, как зашёл в дом, огляделся, стал фотографии на стенках глядеть. И вдруг обмер, стал тыкать пальцем на портрет, говорить. В общем, деда моего узнал на карточке, говорит – «дас ист майне фатер», мой отец, значит. А и правда, лицом был похож. Тот самый сын из Германии… и главное, к нам на постой попал! Объяснил, что он у матери один, и это его отец.

Вот уж точно, нет ничего случайного в жизни, – добавил я свои пять копеек. – Ну, а потом-то что с ним стало?

А кто ж его знает, погиб или нет. Но больше мои его не видели, а после войны мать выросла, за моего батьку замуж вышла, меня родили, а дальше ты знаешь. Капни полста грамм «на посошок», да я пойду.

Ну, давай. Главное, чтоб хуже не было… – протянул я с сомнением.

Не будет. Всё, выхожу из пьянки, скоро на работу, снова буду мужиков в лес возить.

Я налил, Женя выпил залпом, выдохнул и стал собираться в обратный путь. Стояла ночная тишина, не лаяли собаки, петухи замерли в сараях до утра, и я хорошо слышал, как снег глухо скрипел под ногами уходившего соседа. Постоял ещё минуту-другую, подождал пока не звякнула калитка, и пошёл спать. Далекая Германия – страна, в которой я так и не был, но с которой у нас связано очень многое, оказалась ближе, чем можно было подумать. А их «жизнь других1» оказалась столь похожей на нашу…

*****************

1 Das Leben der Anderen (Жизнь других – нем.) – фильм 2006 года, снятый в Германии, аналога которого так не хватает нам, русским.

Поделиться в соцсетях
Оценить

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

ЧИТАТЬ РОМАН
Популярные статьи
Наши друзья
Авторы
Роман Котов
Санкт-Петербург
Павел Турухин
Сергиев Посад
Олег Кашицин
г. Антрацит, ЛНР
Наверх