НАЧАЛО КАВКАЗСКИХ ВОЙН. Валерий Шамбаров

Опубликовано 26.05.2023
НАЧАЛО КАВКАЗСКИХ ВОЙН. Валерий Шамбаров

НА ЗАСТАВКЕ: картина Франца Рубо "Казаки у горной речки". 1892 г.

С 1700 г., когда началась Северная война, Кавказ оказался второстепенным направлением, правительство не уделяло ему большого внимания. А между тем здесь усилились чеченцы. Они жили в горах, “отгороженные” от татар и ногайцев гребенскими казаками и кабардинцами, принимавшими на себя удары из степи. Горцы умножались, «стесняли» соседей. “Чеченцы и кумыки стали нападать на городки, отгонять скот, лошадей и полонить людей” [14]. Вытеснили с прежних мест проживания кабардинцев. А гребенцы начали перетекать на левый берег Терека.

Но возросла и активность Малой Ногайской орды (ее называли кубанскими татарами). Мир с Россией прекратил набеги Крымского хана – рядом были Азов, азовская эскадра, как бы не поплатиться. Однако и цены на невольников подскочили, и хан не препятствовал нападать своим кубанским подданным. В охоту за рабами втягивались адыги, другие горцы. Из донских казаков около 10 тыс. находились в армии. Хищники пытались этим воспользоваться. Осенью 1705 г., когда казаки, оставшиеся на Дону, вышли на облавные охоты, кубанские татары погромили и пожгли ряд их городков. Но казаки со звериных ловов бросились в погоню, настигли и отбили пленных, уведенный скот.

В 1708 г. ногайцы неожиданным налетом ворвались в Терский городок. Как доносил местный священник Ф. Яковлев, «жилье все и церкви выжгли и разорили… московских стральцов жен и детей неприятельские люди побрали в плен, а которые достальный ушли было в кремль (крепость – Авт.), и те стрелецкие жены и дети многие з голоду померли… а достальные уехали в Астрахань». В 1715 г. кубанские татары с примкнувшими горцами совершили набег на окрестности Астрахани. В 1717 г. снова напали на Дон, но тут им всыпали, войсковой атаман Фролов “с малым числом превосходную силу разбил”.

Петр даже во время войны интересовался и сибирскими, и восточными делами. Но одна из его инициатив обернулась серьезной неудачей. Он мечтал проложить путь в Индию. Даже через посредничество Персии торговля восточными товарами приносила России огромные прибыли. А если напрямую? Но географические сведения в ту пору бытовали еще непроверенные, смутные. Петр совершенно правильно узнал, что Амударья в древности впадала в Каспийское море. Однако наряду с этим услышал и легенду, будто хивинцы нарочно повернули реку в Аральское море. Получалось – если найти и разрушить плотину, можно будет через Каспий плавать в Индию по Амударье.

С этой целью были организованы две экспедиции. Одна из Сибири, из Тобольска. Капитан Бухгольц с 1400 солдатами и казаками двинулся на судах вверх по Иртышу. Но его остановили враждебно настроенные казахи, стало иссякать продовольствие, и он возвратился. А экспедиция из Астрахани была поручена князю Бековичу-Черкасскиому. Он получил полномочия задействовать любые силы и ресурсы, заложил на берегах Каспия три крепости. Набрал 1500 яицких казаков, 500 гребенских, 500 татар, 2 роты пехоты, эскадрон пленных шведов и в 1717 г. выступил из Красноводской крепости на Хиву. Хотя решение Бековича оказалось совершенно не продуманным. Для мирной миссии он повел слишком много сил, для войны – мало. Отряд окружили 24 тыс. хивинских всадников. Но Бекович, отражая атаки, упрямо дошел до Хивы. И остановился, не зная, что делать дальше. А хан Ширгази пригласил его на переговоры и захватил в плен. Заставил Бековича дать приказ сложить оружие. После чего убил и его, и всех его подчиненных.

А ведь восточные Казачьи Войска были малочисленными. В Гребенском насчитывалось 4 тыс. человек вместе с женщинами, стариками, детьми. Потеря 500 казаков сказалась очень тяжело. Борьба за Сунжу была проиграна. Гребенцы оставили ее и переселились за Терек. Обосновались здесь более крупными общинами, чем раньше, построили 4 городка – Червленный, Шадрин (Щедринский), Курдюков и Гладков. Через несколько лет Гладков разделился на Старогладковский и Новогладковский. Но с правобережьем Терека казаки были связаны еще долго. Там остались их виноградники, сады, огороды, и вплоть до конца XVIII в. они ездили за Терек “для убрания садов”, сенокосов. Гребенские станицы составили укрепленную линию протяженностью 80 верст.

А в Яицком Войске после гибели в Хиве 1,5 тыс. человек осталось всего 2770 боеспособных казаков. Вдобавок сюда так же, как на Дону, дошла кампания по розыску беглых. Здесь обошлось без восстаний. Но прибывшие на Яик офицеры Темецкий и Коротков взялись буквально исполнять инструкции. Возможно, старались выслужиться, объявили «беглыми» всех, кто родился не на Яике, 770 человек, хотя, как жаловались казаки, многие из них состояли в Войске “по 15, а иные по 50 лет”. Уже и имений не было, откуда люди ушли. Нет, для отчета всех «сысканных» увели – раздали помещикам ближайших губерний.

По окончании Северной войны Россия была провозглашена Империей. Петр занимался ее устройством. Еще с 1717 – 1718 гг он начал упразднять систему ведомственных учреждений, приказов, ставшую слишком запутанной и громоздкой. Вместо них вводилсь аналоги министерств, коллегии. В частности, делами Украины занимался Малороссийский приказ. А прочими Казачьими Войсками - Иноземный приказ, ведавший служилыми иностранцами. Это архаичное положение давно не выполнялось. Казаков передавали в подчинение армейским начальникам, губернаторам – но ведь и Азовская губерния больше не существовала. В 1721 г. Петр упорядочил казачью службу в структуре Империи, подчинил все Казачьи Войска (кроме Малороссийского)Военной коллегии.

Правда, на Яике это вызвло бунт. Казаки возмутились слухами, что их обратят в «регулярство», в обычных солдат (хотя ничего подобного даже не обсуждалось). Сожгли свой городок и намеревались уйти в казахские степи. Была выслана экспедиция полковника Захарова, усмирила их силой. После чего Захаров сменил руководство Войска, провел повторный сыск беглых, впервые устроил перепись казаков на Яике – каждому требовалось указывать место рождения, род занятий своих отцов и дедов. Причем выяснилось, что за 3 года с прошлого сыска Войско… увеличилось аж на треть, в нем насчитали 3164 казака! Но при этом… «беглых» почти не выявили. Просто казаки были уже учеными и заготовили себе подходящие легенды. Например, что дед был “волошанин” (румын), отца пленили татары, а сын бежал от них на Яик [97]. Попробуй придерись (и проверь).

С подчинением Военной коллегии была упорядочена и служба Гребенского Войска. Оно должно было выставлять на охрану границы не менее 1 тыс. казаков, из них половина получала жалованье, а остальные служили “с воды и с травы” – бесплатно, за право без налогов пользоваться рыбными ловами и землями по Тереку. А обстановка на Кавказе оставалась напряженной. Нападения горцев и ногайцев не прекращались. Добавилась смута по соседству, в междоусобицах развалилась Персия. Претенденты на престол и областные правители резались друг с другом. Вмешались афганцы, турки. В ходе этих драк в Шемахе перебили 300 русских купцов, разграбив товары. Грузинский царь Вахтанг IV и армянский католикос Есаи обратились к Петру, чтобы принял их народы в подданство, обещали выставить войска, действовать вместе с русскими.

Государь решил поддержать их. Утвердиться в Закавказье, а заодно и на Кавказе порядок навести. В 1722 г. он выступил в Персидский поход. 22 тыс. пехотинцев отчалили из Астрахани морем, а берегом шла конница – 9 тыс. драгун, калмыки, 20 тыс. казаков. Малороссийскими полками командовал полковник Даниил Апостол, донцами – походный атаман Иван Матвеевич Краснощеков. Он уже успел прославиться, в юности с отрядами охотников побывал на Кавказе, дрался с черкесами. Отличился и в Северной войне.

Терский городок так и не оправился после разгрома ногайцами, от него осталась лишь плохо отремонтированная крепость. Царь осмотрел ее и счел расположение неудачным. Флотилия причалила чуть южнее, в Аграханском заливе, здесь был заложен Аграханский ретраншемент. В Дагестане шамхал Тарковский торжественно встретил Петра, подтвердил свое подданство. О покровительстве попросил и наместник Дербента. Петр пожаловал их обоих в генеральские чины, запретил войскам обижать местных жителей. Но уцмий Кайтага Махмуд-хан велел изрубить направленную к нему делегацию – есаула и трех казаков, собрал 10-тысячное войско. Хотя удара русских оно не выдержало, рассыпалось.

Планы Петра скомкала буря. Разбила караван судов, везший продовольствие. Поход пришлось прекратить. На обратном пути Царь приказал Краснощекову с тысячей донцов и калмыками разорить владения Кайтага. А на р. Аграхань он выбрал место для нового русского центра на Северном Кавказе – крепости Святого Креста. Старый Терский городок и Аграханский ретраншемент упразднялись, гарнизоны и жители переводились в новую крепость, в том числе малочисленные казаки Терского Низового Войска. Кроме того, Петр повелел направить в крепость Святого Креста 300 семей из Нижней Кабарды, вытесненных чеченцами, и переселить сюда 1000 семей донских казаков. Среди тех, кого отправили на Кавказ, было много донецких, медведицких, хоперских казаков, которых на Дону после восстания Булавина числили «штрафными». Они составили Аграханское Войско, стали строить Аграханскую линию для защиты от горских набегов.

Обеспечение строительства крепости Св. Креста, заготовка леса, сена, угля, были возложены на гребенских казаков. Также Царь повелел им конвоировать почту, давать подводы и сопровождение “грузинским и горским владельцам”. Впрочем, требование обслуживать грузин и горцев вызвало такое возмущение казаков, что эту обязанность вскоре отменили. А Петр, общаясь в походе с гребенцами, обратил внимание, что они старообрядцы. Всплыла старая проблема. Еще Софья, находясь у власти, ввела против раскольников суровейшие преследования, смертную казнь. После свержения сестры Петр эти законы отменил. Но раскольники оставались базой для политических смут, поэтому находились под повышенным контролем, с них брали двойные налоги. Однако с казаками Петр разобрался внимательно и обнаружил – ни с какими учителями расколов они никогда не были связаны. Просто церковные реформы сюда вообще не дошли. Он повелел гребенцов не трогать, поскольку “расколу в них нет”. Против Церкви и государства не выступают, службу несут исправно, вот и пусть несут. Это решение стало очень важным не только для гребенцов. Для других казаков в вопросах веры тоже стали делать исключение. А по сути решение Петра как раз и провело черту разницы между раскольничеством и старообрядчеством.

Царь высоко ценил и службу малороссийских казаков, даровал им дополнительные права – например, винокурения (в России спиртное было монополией казны). Но и здесь назрел конфликт. Когда Петр из похода вернулся к государственным делам, настала очередь Малороссийского приказа. В 1722 г. он был заменен Малороссийской коллегией. Управлять Украиной она должна была вместе с гетманом и даже располагалась не в Петербурге или Москве, а в Глухове, в резиденции гетмана. В нее вошли семь старших офицеров из здешних гарнизонов, хорошо знавшие обстановку. Но казачья старшина переполошилась. Скоропадский пробовал возражать, что это нарушение «пунктов Хмельницкого», Переяславского договора об автономии Малороссии. Царь вполне резонно указал, что никакого нарушения договора нет. В нем предусматривалось, что гетман должен сноситься с русскими воеводами, а теперь их заменили начальники гарнизонов.

Но Скоропадский в том же 1722 г. умер. Казачья верхушка затеяла активную возню вокруг «вольностей» и выдвинула гетманом их поборника, Павла Полуботка. По украинской легенде он дерзнул ходатайствовать перед Царем о сохранении самоуправления, и тот в гневе заточил его в Петропавловку. Действительность была иной. Петр знал о настроениях старшины, поэтому созыв рады для избрания гетмана отложил. И в это же время Царь развернул кампанию по борьбе с воровством. Сибирского губернатора Гагарина вообще повесил. А на Украине подобные преступления процветали. Причем особенно выделялся как раз Полуботок. Он стал одним из первых, кто додумался переводить неправедные богатства за границу, клал в голландский Ост-Индский банк [155].

В 1723 г. Полуботка и еще ряд казачьих начальников вызвали в Петербург. Они окрылились, повезли с собой требования: упразднить Малороссийскую коллегию, русской администрации не вмешиваться во внутренние дела Гетманщины, отменить подати в государственную казну. Но в столице им пояснили, их вызвали по другому вопросу. Вывалили кучу жалоб, поступивших в Малороссийскую коллегию от простонародья. Не на русских, а на их собственные злоупотребления. И без труда раскрылось – за права и «вольности» они ратовали именно для того, чтобы им не мешали хищничать. Было следствие, суд. Полуботок и его подельники отправились в камеры Петропавловки строго по закону, а не по царскому озлоблению. А Петр учел и прошлые измены гетманов, и безобразия «верных». Пост гетмана вообще упразднил, управление Украиной возложил на Малороссийскую коллегию.

На Дону после сдачи Азова была построена для прикрытия границ крепость Новый Ретраншмент с гарнизоном солдат. Коменданту предписывалось взаимодействовать с казаками и присматривать за ними. Но такой власти, как Азовский губернатор, он уже не имел. Все административные права были возвращены Войску Донскому, и Царь реорганизовал его управление. Вместо совета старшин при войсковом атамане учредил постоянную Войсковую канцелярию. А в 1723 г. умер войсковой атаман Максим Фролов, и круг избрал Ивана Краснощекова. Но заварились крутые интриги, на Краснощекова поступил донос астраханского губернатора, он попал под суд. Правда, он был оправдан, но Петр сам назначил атаманом не его, а Андрея Лопатина, и повелел, чтобы впредь выборы войсковых атаманов на Дону не проводились. Трактовать это как наступление на «казачьи свободы» трудно – ни на Яике, ни на Тереке Петр выборы не отменял. Но донской старшине он, очевидно, не доверял (помня ее роль в бунте Булавина). С этого времени войсковые атаманы на Дону стали наказными.

В военном отношении силы донских, яицких и терских казаков Государь подчинил астраханскому губернатору и нацелил на Кавказ. Здесь был сформирован Низовой корпус из 18 регулярных полков и 4 тыс. казаков. Десанты царских войск заняли Решт, Астару, Баку. Но вступление русских в Закавказье и развал в Персии подхлестнули Османскую империю. Она тоже двинула сюда армию. Мгновенно погромила и подмяла союзников Петра, грузин и армян. Чуть не началась новая война с турками. Но Петр и его дипломаты предложили султану договориться. Россия признавала его приобретения, а Турция – царские. Это устроило обе стороны, вместе надавили на шаха Тахмаспа, и ему осенью 1723 г. пришлось подписать мир, соглашаясь со всеми территориальными потерями.

Петр строил проекты освоения новых провинций. Но на самом-то деле шах Тахмасп не имел никакой реальной власти, и договор с ним не принес мира. Местные ханы и банды оружия не сложили, продолжались бои и стычки. А в январе 1725 г. Петр I скончался. Последовало кратковременное правление Екатерины I, потом юного Петра II - период жесточайших интриг, борьбы за власть между группировками знати. Кто-то из временщиков, руливших при Петре II, вздумал повторить сыск беглых на Дону. Потребовали изъять из Войска всех, кто пришел с 1695 г. Но казаки заволновались. На кругу постановили - они государев указ выполнят и беглых вышлют, но только тех, кто поселился на Дону после 1712 г., иначе “многие городки запустеют” и для службы людей не хватит. Сенат пробовал настаивать на прежнем распоряжении. Но стало ясно, что казаки на грани бунта, и правительство уступило. В указе исправило 1695 г. на 1712. И конечно же, выяснилось, что все беглые устроились на Дону “раньше”.

Но для войск на Кавказе этот период стал тяжелейшим. Столице, занятой придворной грызней, было не до них. А война здесь шла даже без определенных противников. Были «законные» власти Ирана, «незаконные» претенденты на престол, местные ханы, просто банды. Как “законные”, так и “незаконные” периодически просили помощи у царских войск, а назавтра объединялись против них. Турция как будто являлась союзницей. Но и она стремилась выжить русских из Закавказья, натравливала на них горцев, азербайджанских ханов. Солдаты и казаки Низового корпуса, стоявшие в Ширване, Баку, Гиляни, Дагестане были постоянно в боях. Куда большие потери несли от тяжелого климата, плохой воды, дизентерии, малярии, наведывалась и чума.

В 1730 г. на престол взошла Анна Иоанновна. Когда стала проверять состояние своей Империи, то выяснилось, что закавказские провинции не дают никаких доходов, требуя огромных средств на содержание войск. А сами эти войска погибают – по разным оценкам, Низовой корпус за время пребывания на Кавказе потерял от 43 тыс. до 130 тыс. человек [59, 148]. Но изменилась и ситуация в Персии. К власти пришел грозный Надир-шах. Жестоко усмирял соперников, громил соседей. Для войны с таким противником Низовой корпус понадобилось бы значительно увеличивать – или избежать войны. В это время назревал другой конфликт, в Турцией. Анна Иоанновна и ее правительство решили отказаться от плацдармов в Закавказье. В 1732 г. с Персией был заключен договор о поэтапном выводе русских войск. Граница устанавливалась по Тереку.

Аграханская линия оказалась южнее, она упразднялась. А здешних казаков бедствия Низового корпуса коснулись в полной мере. Когда Петр переселял 1000 семей с Дона, считалось, что они умножатся естественным образом. Но из-за боевых потерь и болезней осталось лишь 452 семьи. Их переселили на Терек, вниз по реке от гребенских казаков, они основали три станицы, Бороздинскую, Каргалинскую и Дубовскую. Получили название Терско-Семейного Войска. “Семейного” – потому что в этом Войске Царица велела давать жалованье не только казакам, но и взять на казенное содержание семьи погибших, вдов и сирот. Они тоже оказались как бы зачислены “на службу”.

В 1735 г. была упразднена и крепость Св. Креста. Вместо нее на левобережье Терека был заложен Кизляр. Сюда из гарнизона крепости Св.Креста были переведены казаки, служилые кабардинцы, чеченцы, кумыки – их также зачислили в казаки, и они с остатками нижнетерцев составили Терско-Кизлярское Войско. Оно не имело атамана, командовать был назначен подполковник Черкасский. Невзирая на добавки кавказцев Войско все равно получилось малочисленным. Для пограничной службы его не использовали, оно составляло гарнизон Кизляра. Зато из этого Войска смешанного состава набирали лучших разведчиков, проводников, переводчиков. Терско-кизлярцев посылали с разными поручениями в Персию, Закавказье, на Кубань, в Крым, и они справлялись даже с дипломатическими задачами. Все три здешних Войска – Гребенское, Терско-Семейное и Терско-Кизлярское, были подчинены коменданту Кизляра [14].

Поделиться в соцсетях
Оценить

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

ЧИТАТЬ РОМАН
Популярные статьи
Наши друзья
Авторы
Роман Котов
Санкт-Петербург
Юрий Кравцов
пос. Суземка, Брянская обл.
Наверх