Берег русский (рассказ). Олег Кашицин

Опубликовано 22.05.2023
Берег русский (рассказ). Олег Кашицин



Берег русский, как он близко,
здесь мы жили только вот
С ревом от Новороссийска
отплывает пароход...

Н.Туроверов.


ГЛАВА 1.

Он стоял облокотившись на поручень и смотрел отрешённо в чёрные воды за бортом парохода. Он не хотел смотреть ни в вперёд, туда куда шла эта старая посудина, ни назад, где ещё были слышны взрывы. Впереди был туман белый как молоко, неизвестность, неясное будущее. Позади был дым чёрный едкий и осознание того что Россия перестала существовать. Позади был Крым, впереди незнакомая чужая Бизерта.

Поручик потёр раненую правую руку(угораздило же в последний день получить ранение), затем здоровой рукой провёл по небритой щеке, достал папиросу, но не смог прикурить одной рукой и положил папиросу обратно. Звали поручика Сергей Николаевич Шульгин, ему было двадцать четыре года из которых четыре года он был на войне.

За два года Великой войны Шульгин за свою доблесть и мужество получил два "Георгия" и шесть ранений. Четыре ранения ему достались уже на этой войне и последнее одиннадцатое уже сегодня утром. Сергей вместе со своим другом поручиком Виктором Швырёвым вернулись из окопов последними. Отходя с позиций шальная пуля таки достала Сергея.

- Чёрт! - чертыхнулся Сергей.

- Что, зацепило? - спросил Виктор.

- Ерунда,- ответил Сергей,- Главное ребята целы.

Час назад он отправил юнкеров в тыл. Двадцать мальчишек не хотели уходить собираясь драться до конца. Молодёжь! Сергей сначала уговаривал, потом не стерпев обложил по матушке.

- Марш отсюда! - крикнул он поникшим юнкерам,- Чтоб духу вашего не было здесь через минуту!

Юнкера ушли, и он был рад что они остались живы. Так Сергей думал тогда. Как же он просчитался!
После того как они со Швырёвым целый час отбивали атаки красных пока было чем (в конце концов пулемёт заклинило) и возвратившись в тыл с удивлением узнали, что никто не вернулся. Никто!

Позже выяснилось, что юнкера свернули не в ту сторону и попали под красную конницу, их изрубили шашками.

Узнав об этом Сергею хотелось застрелиться, очень хотелось. Он уже достал наган, взвёл курок здоровой левой рукой, но кто-то крепко схватил его за руку.

- Не надо, Серж,- это был Швырёв,- Их этим не вернёшь.

Он и сам это понимал, но всё равно чувствовал себя виноватым в гибели мальчишек.

На пароходе была до боли разношёрстная публика. Помимо офицеров и солдат здесь были казаки, гражданские, а среди них и богатые и бедные, и семейные и одинокие. Был и батюшка, он сидел отдельно от остальных.

На корме прямо на палубе лежали раненые, между ними суетились сёстры милосердия.­

ГЛАВА 2.

Взгляд Сергея остановился на одной женщине. Он заприметил её ещё на берегу, когда шла погрузка на пароход. Толпа хлынула по сходням сметая всё и вся на своём пути. Напрасны были крики капитана судна о том чтобы не толпились, о спокойствии - всё тщетно. Эта женщина никак не могла попасть на пароход, её всё время отталкивали. В конце концов она просто отошла в сторону. Сергей вместе со Швырёвым уже был на судне, но видя такую картину он решил помочь этой женщине. Спустившись по сходням, попутно раскидав по сторонам страждущих быстрого отплытия он подбежал к ней.

- Идёмте,- коротко сказал Сергей.

Женщина смотрела на него не понимая.

- Идёмте же, ну! - Сергей протянул ей руку.

Женщина несмело взяла поручика за руку, и тот увлекая её за собой буквально втянул на пароход.

Лишь сейчас он разглядел её. Она была довольна молода, на вид лет двадцать, двадцать пять, с хорошей стройной фигурой, красивым лицом и грустными глазами. Женщина определённо понравилась Сергею, но он всё не решался к ней подойти. Завязать беседу с незнакомкой? Моветон.

На палубе появился сильно подвыпивший мужчина в чёрном пальто с каракулевым воротником и дорогой меховой шапке. Он цеплялся к каждому с какими-то вопросами, сам себе ухмылялся и шёл дальше.

- Позвольте поцеловать Вашу ручку, мадемуазель,- сказал он остановившись перед женщиной. Женщина отвернулась.

- Брезгуете?- спросил он удивлённо и достал из-за пазухи бутылку вина,- Может выпьем, а? На брудершафт!

- Послушайте, любезный,- Сергей подошёл к пьяному,- Отстаньте от дамы.

- Что? - мужчина уставился на поручика злыми глазами и увидев перед собой офицера ухмыльнулся,- Что, Ваш бродь, просрали Россию?

Сергей почувствовал как внутри у него всё закипело, кровь ударила в лицо, он схватил пьяного за грудки здоровой рукой и слегка перегнул через леер.

- Да, просрали! - сказал Сергей глядя в его пьяные, но уже испуганные глаза,- А знаешь, почему? Потому что такие как ты вместо того чтобы идти с нами защищать свою Родину сидели по кабакам, трактирам, ресторанам читая газеты и дымя папиросами делали ставки, кто же победит, мы или они. Ты понял, пьяная скотина?

Пьяный побледнел, казалось он трезвел на глазах. Шапка упала в воду.

- Я тебя сейчас за борт скину за твои речи, ты понял, мразь?! - Сергея было не остановить.

- Оставьте, поручик,- послышался сзади знакомый голос. Обернувшись и выпустив из рук мужчину Сергей увидел перед собой полковника Сомова, командующего тем участком фронта на котором Шульгин воевал последнее время.

- Я не могу Вам больше приказывать, но прошу, успокойтесь,- продолжал Сомов,- И помните, мы всё же офицеры, а значит должны быть выше таких как он.

- Пардон,- протрезвевший мужчина виновато поклонился и очень быстро ретировался из поля зрения Сергея.

- Прошу прощения, господин полковник,- сказал Сергей.

Полковник отошёл в сторону, и поручик остался с женщиной один на один.


ГЛАВА 3.

- Спасибо Вам,- сказала женщина.

- Не стоит,- смущённо пожал плечами Сергей.

- И тем не менее,- продолжила женщина,- Вы помогли мне попасть на пароход, а сейчас вступились за меня. Как Вас зовут?

- Серж,- ответил Сергей.

- Серж,- повторила женщина,- А меня Галя, Галина Мещерская.

- Очень приятно,- ответил Сергей,- Откуда Вы?

- Из Луганска,- сказала Галя.

- Вот как? - удивился Сергей,- Я из Харькова. А Вы что же, одна?

- Да,- подтвердила Галя,- Родных никого не осталось. Родители умерли ещё давно, а муж...Он погиб.

- Извините,- смутился Сергей,- Наверно я не должен...

- Не стоит,- продолжала Галя,- Это было ещё в 16-ом, он служил в кавалерии. А Вы?

- Я? - переспросил Сергей,- Я в пехоте.

- Да нет,- улыбнулась Галя,- Я имею ввиду, Вы едете сами?

- Да,- кивнул Сергей, но спохватившись добавил,- То есть не совсем сам, со мной друг, тоже поручик.

- А семья? - спросила Галя.

Семья... Господи, как же он не хотел вспоминать о семье...

Шульгин женился почти перед самой войной. Это было в 1913 году."13 - несчастливое число,"- сказала ему мать,-"Может подождёте до следующего 14-го года?"

Ждать ещё целый год? Да ни за что! Разве может молодость ждать? Да и к чему эти суеверия? Бред!

Он с Лизой обвенчался в храме, после гулянье, поездка по городу, по его любимому городу.А в августе 14-го родилась Машенька. Как же он был рад рождению дочери! Он готов был носить её на руках, петь колыбельные.

И вот война... Его определили в штаб. Здесь не было слышно ни выстрелов, ни взрывов, но здесь не было ни жены, ни дочери. Как же он по ним скучал! Письма летели одно за другим. И тут почти через год его перевод на фронт. Он хлебнул по полной. Бои, бои...Атаки, отступление, ранения, лазареты...Тиф.
Он бредил, и в этом бреду к нему приходили Лиза и Машенька. Он не мог умереть, он должен был выжить ради них. Должен!

Он выжил. Приехав в отпуск он не расставался со своими любимыми ни на минуту. Мать ревновала, отец её успокаивал."Ну что ты, он же с фронта, пусть побудут вместе,"- укорял он её.

Опять фронт. Окопы. Никто никуда не движется. Окопная война - ничего нет хуже на фронте. И вот Луцкий прорыв - наконец-то! Он идёт вперёд, он ведёт роту и ... Темнота. Опять лазарет и списание - не годен. Что-то с сердцем. Что за ерунда, он отлично себя чувствует, какое сердце, он молодой, руки, ноги целы, на фронт! Нет, не пускают - он едет домой.1917-й год...

Будучи проездом в Москве а затем в Киеве он видит жуткую картину: сплошные демонстрации, красные флаги, алые банты, пьяные толпы готовые убивать кого угодно. В стране бунт, отречение Николая, анархия. В Харькове пока спокойно, но и сюда уже начинает доноситься ветер необратимых перемен...

Он и здесь просится на службу, хотя бы в штаб. Его берут. Это уже не та служба, но есть плюсы, он дома, он чаще видится с семьёй. Машенька подросла, Лиза всё чаще переживает о её будущем, да и он тоже. Как гром среди ясного неба смерть его родителей. Сначала мать, спустя неделю отец. Катастрофа...

Октябрь 17-го, всё рухнуло. Решительно непонятно как теперь дальше. Упраздняется всё, в том числе и его служба, она более не нужна России. Да и России уже кажется нет. Или всё таки есть?

- На Дону собирают войска,- говорит ему по секрету его друг поручик Швырёв с которым они вместе служили в штабе.

- Ты собираешься воевать?- спросил Сергей.

- Чёрт возьми, а что, сидеть и ждать пока нас здесь прихлопнут как мух удивился такому вопросу Виктор,- Нас не пожалеют, Серж. Ты помнишь лето 17-го?

Помнит ли он лето 17-го? Это был ад. Кругом только и слышно: бей ахвицеров! Тут и там лежали убитые. Срывали погоны, кололи штыками, ставили к стенке...

- У меня семья,- возразил Шульгин,- Я не могу их бросить.

- Забирай семью и едем,- настаивал Швырёв.

Он пришёл домой в этот раз поздно, слишком поздно.

- Лиза! - крикнул он с порога не сразу поняв почему не заперта дверь в квартиру,- Лиза, собирайся!

Ответа не было. Он прошёл в комнату и обомлел от увиденного. На полу лежали его жена и маленькая дочка. Повсюду были видны следы не то обыска, не то воровства. Дверцы шкафов открыты, постель перевёрнута, стулья разбросаны.

И тут что-то кольнуло под левую лопатку, он присел на диван. Видимо не зря его списали,и сердце напомнило об этом.

Внутри всё кипело. За что? За что?!- вот вопрос который задавал Сергей сам себе. За что убили его жену и дочь? За что?

Идти или не идти на Дон? Сомнения были отброшены.

Шульгин собрав нехитрый скарб и уже через несколько дней вместе со Швырёвым они пробирались на Дон. От жены и дочери осталась только память в виде крошечной фотографии в серебряном кулоне который он носил в кармане кителя, который он сохранил на всю оставшуюся жизнь.


ГЛАВА 4.

- Нет у меня семьи,- вздохнул Сергей глядя куда-то мимо Галины,- Жену и дочку убили ещё вначале 18-го года прямо дома. Я был на службе, пришёл домой а там... Я даже не знаю, кто.

- Господи! - Галя перекрестилась,- Простите меня ради Бога.

- Это было слишком давно,- Сергей посмотрел на Галю и как будто возвращаясь в своих мыслях на пароход сказал,- А где же мой друг Швырёв? Что-то я его давно не видел.

Тут как раз появился Швырёв.

- Поручик Швырёв Виктор, представился он.

- Галина Мещерская,- представилась Галя.

- А Вы та самая незнакомка которой Серж помог попасть на пароход? - спросил Виктор.

- Да,- кивнула Галя,- За то ему спасибо.

- Эх, ресторана здесь нет, жаль,- вздохнул Швырёв,- А то бы отметили нашу встречу.

- Не до того нынче,- заметил Сергей.

- Брось,- махнул рукой Виктор,- Что же нам теперь, умереть что ли? Мы живы, Серж, и слава Богу.

Умереть... Как же ему хотелось умереть и не один раз там в кубанских степях, когда они шли по непролазным сугробам, по скользкому чернозёму, в мороз, в холод, в снег, в ледяной дождь! Казалось это будет сегодня к вечеру или завтра утром. Но нет, он не умер.

А как хотелось умереть под Екатеринодаром? Это был сущий ад. Сколько раз он водил своих бойцов в атаку, их отбрасывали назад, цепи редели... Он выжил. Умереть...

- Закурить бы,- мечтательно произнёс Виктор.

- Достань у меня в кармане папиросы,- предложил Сергей.

Швырёв достал одну папиросу для себя, другую дал Сергею, подкурил свою и дал огня Шульгину.

- А между тем скоро ночь, темнеет,- заметил Виктор,- Надо бы поискать место для ночлега. Не ночевать же прямо на палубе?

Сергей согласно кивнул.

- Пойду поищу,- сказал Швырёв и удалился.

- Весёлый Ваш друг,- заметила Галя.

- Да,- согласился Сергей,- Только это на первый взгляд. Если бы не он...

Если бы не Швырёв Сергей может быть и не разговаривал сейчас с Галей. Веселье это было показным, напыщенным. В бою Виктор становился злым. В одной из атак под Ростовом дело дошло до рукопашной. Красные дрались с остервенением. Швырёв прикрыл собою Шульгина в то время как тому в спину зашёл один из красных и пытался вонзить штык тому в спину. Удар пришёлся Виктору в плечо.

- Куда же мы всё таки идём?- спросила Галя то ли Сергея, то ли себя.

- В Бизерту,- ответил Сергей,- Это Тунис.

- Я не об этом,- Галя вздохнула и повернулась лицом к морю,- Я имею ввиду что мы идём в неизвестность. Ведь нас там не ждут. Кому мы там нужны?

- Но мы не нужны и здесь,- заметил Сергей,- Сколько крови, и всё напрасно. Мы потеряли всё, всё кроме чести.

- Это немало,- сказала Галя и добавила,-

Снова дым, то война, уж разносится весть -
Рушат церкви, и попрана вера.
Ну, за мной, господа, не уроним же честь,
Ведь на то мы и есть офицеры.

- Хорошие стихи,- кивнул Сергей,- Никогда раньше не слышал.

- Конечно, откуда же Вы могли их слышать,- Галя улыбнулась,- Ведь это мои стихи.

- Правда?- удивился Сергей,- Вот бы не подумал. Хорошо сказано.

- Не льстите,- Галя вздохнула,- Стихи откровенно слабые.

- Да кто Вам такое сказал?- возмутился Сергей,- Стихи превосходные.

- Слабые, слабые,- стояла на своём Галя,- Их нигде не соглашались печатать.

- И совершенно напрасно,- заметил Сергей,- А Вы можете что нибудь ещё почитать?

Галя задумалась.

Море чёрное, небо серое,
И не слышен уж чаек крик.
Воины русские, воины белые,
На погонах от солнца блик.

Вы уходите в свой последний бой,
И оркестра марш он для вас.
Как же хочется крикнуть вам: постой!
Но уж пробил ваш смертный час.

ГЛАВА 5.

Сергей задумчиво молчал. Сразу вспомнилось как он получив приказ, взяв с собой мальчишек юнкеров вместе со Швырёвым ушли оборонять вчера подступы к городу. Действительно, играл оркестр, лилась "славянка".

- Это я вчера написала,- сказала Галя,- Я видела, как уходили юнкера, они уходили под "славянку".

- Их вёл я,- тихо произнёс Сергей,- вместе со Швырёвым.

- Это были Вы?- удивилась Галя,- Я не разглядела, я всё внимание сосредоточила на мальчишках.

- Из них никто не вернулся,- вздохнул Сергей,- Они все погибли.

- Какой ужас! - Галя повернулась к Сергею, и он заметил в её глазах слёзы.
Появился Швырёв.

- Ну-с, прошу за мной,- с ходу заявил он,- Я договорился, и для вас есть место, что-то вроде каюты.

- Для нас?- переспросил Сергей.

- Для вас отдельная каюта,- уточнил Виктор,- И для меня отдельная.

Видя недоумение на лицах Сергея и Гали он добавил:
- Не благодарите и идёмте скорее.

Галине и Сергею ничего не оставалось как проследовать за Виктором.

- Вот прошу,- сказал Швырёв открыв дверь каюты и жестом приглашая Галю и Сергея пройти внутрь.

Сергей окинул взглядом место будущего ночлега. Две койки, между ними стол, за столом иллюминатор, над столом электрический фонарь.

- Сойдёт?- спросил Швырёв у Гали проследовавшей вслед за Сергеем.

- Сойдёт,- кивнула Галя,- Во всяком случае это лучше чем всю ночь провести на скамейке на вокзале.

- Располагайтесь,- сказал Виктор,- Если что, я в каюте напротив.

Швырёв вышел закрыв за собою дверь.

- По моему, Ваш друг считает что у нас завязывается роман,- заметила Галя.

- Не обращайте внимания,- махнул рукой Сергей,- У Виктора навязчивая идея меня женить, хотя сам он не женат и не торопится.

- А Вы против всяческих отношений? - спросила Галя.

Сергей пожал плечами.

- Ладно,- продолжила Галя,- Выйдите пожалуйста, я переоденусь.

- Ах да, простите,- Сергей покраснел, благо в полумгле этого не было видно, и вышел из каюты.

Если бы кто нибудь когда-то ему сказал, что он будет вот так плыть куда-то с малознакомой женщиной в одной каюте...

- Заходите,- Галя открыла дверь.

Сергей зашёл в каюту, но увидев Галю застыл на месте от удивления. Перед ним была удивительная красавица. Распущенные слегка вьющиеся тёмные волосы доходили до пояса. Халат был перетянут тонким поясом тем самым подчёркивая стройность фигуры.

Галя улыбалась глядя на смутившегося Сергея.

- Ну что же Вы? - спросила она.

- Простите,- пролепетал Сергей и прошёл в каюту. Он скинул шинель, свернул её и положил в виде подушки, -дурацкое положение.

За годы войны Сергей привык ко всему: к ночлегу в окопе, на телеге, среди бойцов на привале, в степи, но он отвык от ... женщины. Он понял это только сейчас.

- Ничего,- сказала Галя и села за стол,- Ложитесь спать, Вы наверно устали.

- Да,- согласился Сергей.

Он лёг, закрыл глаза. Он действительно смертельно устал, но сон не шёл.

Прошло минут двадцать, Галя всё также сидела за столом.

- Галя, а почему Вы не ложитесь?- спросил Сергей.

- Пытаюсь сочинить стихи,- ответила Галя.

- Интересно,- Сергей приподнялся с койки и сел за стол,- О чём, если не секрет?

Усталость, усталость, усталость,
И вот мы дошли до конца.
Поспать бы нам самую малость
И горе стереть бы с лица.

Забыть всё что пройдено нами,
Забыть звуки взрывов и кровь.
Опутать бы сердце мечтами
И вспомнить, что значит любовь.

И станет значительно легче
Знакомый узнав силуэт.
Обнять бы знакомые плечи,
И лучшего кажется нет.


ГЛАВА 6.

Сергей молчал не в силах ничего сказать, у него на глаза наворачивались слёзы.

- Что, плохо?- тревожно спросила Галя,- Но это только набросок, я ...

- Что Вы! - перебил её Сергей,- Это просто великолепно! Как это у Вас получается соединить вместе, это просто фантастика.

- Что?- не поняла Галя.

- Кровь и любовь.- пояснил Сергей,- Это действительно так. Как же это всё в нас живёт? Уму не постижимо.

- Да. Только это никому ненужно,- Галя вздохнула.

- Ну что Вы такое говорите! - возмутился Сергей,- Вы настоящий поэт. Как Вас могли не печатать, не понимаю.

- Видите ли,- сказала Галя,- Я пыталась печататься ещё в Луганске, позже ездила даже в Питер, но везде нужны деньги, у меня их не было. Предлагали напечатать за услуги определённого характера, ну Вы понимаете, но я не согласилась.

- Понимаю,- кивнул Сергей и спохватившись добавил,- Мы с Вами уже столько знакомы, а я ещё не спросил почему Вы решили уехать?

- Как Вам сказать,- Галя задумалась,- До всего того что произошло в 17-ом году у меня была стабильная жизнь. Я работала в газете. Жалование не очень, но на жизнь хватало. А когда начались демонстрации, переворот, газету закрыли, я осталась без работы. Ещё какое-то время я перебивалась случайными заработками, и вот в этом году случайно узнала что в Крыму нужны газетчики. Я приехала сюда, но проработала всего ничего, три месяца. И вот я здесь, с Вами в одной каюте.

За дверью каюты послышался шум.

- Извините,- сказал Сергей и вышел посмотреть что происходит в коридоре. Следом из каюты напротив вышел Швырёв.

Шум доносился из самого конца коридора, и друзья решили посмотреть что там происходит.

Возле лестницы ведущей на палубу находился капитан судна, с ним рядом стоял мужчина лет сорока в дорогом пальто с небольшим саквояжем. Он отчаянно жестикулировал пытаясь что-то объяснить, лицо было напряжено, оно излучало гнев. Капитан же напротив был очень спокоен. То что мужчина был далеко не бедным было видно по нескольким перстням коими были унизаны пальцы рук.

- Я Вам говорю, Вы обязаны обеспечить мне каюту,- буквально кричал мужчина,- Какого чёрта я должен мёрзнуть всю ночь на палубе среди этих...

Он не договорил и замолчал увидев подошедших Шульгина и Швырёва.

- А я говорю, милейший, что я Вам ничем не обязан,- ответил ему капитан,- Вы не в том положении чтобы что-то от меня требовать.

- Что здесь происходит? - поинтересовался Сергей.

- Не Ваше дело,- буркнул мужчина.

- Если мы все вместе плывём на этом судне, значит это наше общее дело,- возразил Швырёв.

- Да вот гражданин требует отдельную каюту,- пояснил капитан,- А я ему объясняю, что у меня не туристический пароход, и каюты которые есть уже заняты.

- Значит освободите! - почти крикнул мужчина,- Я депутат Государственной Думы, дворянин...

- Бывший,- поправил его Виктор.

- Что? - не понял тот.

- Я говорю, бывший депутат,- ответил Швырёв,- А позвольте узнать, какой фракции?

- Какая разница? - удивился мужчина,- Это не важно.

- Действительно, сейчас это не важно,- согласился Сергей,- Ведь вы все вместе предали и развалили Россию.

- И именно потому что это не важно, идите наверх и прекращайте скандалить,- добавил Швырёв.

- Да я вас..,- бывший депутат буквально захлёбывался от злости,- Мальчишки! Чёрт бы вас побрал!

- Чёрт бы побрал Вас,- Сергей подошёл вплотную к нему да так быстро, что от неожиданности бывший депутат впечатался спиной в ближайшую дверь,- Уйдите от греха, пока эти мальчишки не накостыляли Вам, уйдите.

- Уйдите,- повторил капитан,- Эти мальчишки ещё с утра были в окопах, причём из-за таких как Вы. Уйдите наверх, очень Вас прошу.

- Ну ладно,- мужчина стал взбираться по лестнице и уже сверху крикнул,- Это вам даром не пройдёт!

- Спасибо вам за поддержку,- капитан поблагодарил офицеров.

- Не стоит,- улыбнулся Швырёв и обращаясь к Шульгину сказал,- Ну что, пойдём?

- Да,- согласился Сергей и они прошли к своим каютам.

- Что там случилось? - спросила Галя пришедшего Сергея. Тот рассказал о произошедшем инциденте.

- Считает что у таких как он везде привилегии,- подытожил сказанное Сергей.

- Я этому не удивляюсь,- согласилась Галя и отложила карандаш.

- А Вы всё это время писали?- спросил Сергей глядя на исписанный лист бумаги.

- Да,- ответила Галя.

- Прочтёте?- Сергей сел напротив.

Чаек крик не слышен за бортом,
Шум волны мне не даёт уснуть.
Волны, волны... Будто тяжкий стон
Слышится: Россию не вернуть.

Чёрная холодная вода,
Пристань, позади бои идут.
Мы уходим нынче в никуда,
Мы идём в Бизерту где не ждут.

Странники... Огонь ночной свечи,
Звёзды в небе, полная луна...
Не сгореть бы сердцем нам в ночи,
Не сгореть душою бы дотла.


ГЛАВА 7.

- Глубоко,- вздохнул Сергей,- Действительно, не сгореть бы нам всем душой. Столько всего было...

- Я часто сама себе задаю вопрос, зачем я это всё пишу?- сказала Галя,- И до сих пор не нахожу ответа.

- Всё в этом мире по воле Господа,- ответил Сергей,- Он так определил, значит надо писать.

- По воле Господа,- повторила Галя,- А война, она тоже?

- Наверно,- пожал плечами Сергей.

- Знаете, мой муж тоже так считал,- Галя посмотрела в иллюминатор будто там в ночи что-то можно было увидеть,- Он уходил на фронт ничего не боясь. Он не боялся погибнуть, считал если смерть, значит так надо. Мне это всегда казалось ужасным. И вот его нет, осталось только письмо которое он написал перед последней атакой, и ещё фотография.

- Можно взглянуть?- поинтересовался Сергей.

- Да, конечно,- Галя достала фотокарточку и протянула её Сергею.

С фотокарточки на Шульгина смотрел бравый ротмистр. Он сидел на стуле держа одной рукой эфес шашки. На груди красовался "Георгий".

- Это он приезжал в отпуск,- пояснила Галя,- Я едва уговорила пойти сфотографироваться, муж жутко не любил.

- Видный мужчина,- отметил Сергей и вернул фотокарточку.

С минуту они молчали.

- Странники,- произнёс Сергей.

- Что?- не поняла Галя.

- Да у Вас в стихотворении сказано:"СТРАННИКИ",- объяснил Сергей,- Именно так. Мы и есть странники странствующие не по своей воле. Начало нашим странствиям положено в 17-ом году, но когда же им конец, вот вопрос.

- Давайте спать,- предложила Галя,- Сколько нам ещё плыть неизвестно, а силы понадобятся.

- Да, Вы правы,- согласился Сергей и прилёг на койку. Судно мерно покачивалось на волнах. Сергей не заметил как уснул.

Во сне он увидел яркий свет. Постепенно из этого света стал появляться парк в его родном Харькове. Тёплый солнечный день, играет оркестр, кажется "АМУРСКИЕ ВОЛНЫ". "Серёжа!"- кто-то зовёт. Он обернулся - Лиза и Машенька. Они здесь, и они живы. "Иди к нам!"- зовёт Лиза. "Иди к нам, папа!"- зовёт Машенька.Он идёт к ним, но Лиза и Машенька всё дальше и дальше. Он идёт быстрее, но их уже нет. Сергей оглядывается и видит сзади чёрный дым. Это война. Что это? Он уже на поле боя. Кругом взрывы."За мной!"- кричит полковник Сомов и первым идёт в атаку. Следом идут бойцы. Сергей идёт рядом с Сомовым. Взрыв и ... темнота. Из темноты проступает знакомый образ. Кто это? Галя?

-Забыть всё что пройдено нами,
Забыть звуки взрывов и кровь.
Опутать бы сердце мечтами
И вспомнить, что значит любовь,-

вещал голос.


ГЛАВА 8.

- Серёжа! Серёжа!- кто-то настойчиво тряс его за плечо. Сергей открыл глаза. Где он? Что происходит? Это был сон? Чёрт возьми, конечно сон. Неужели уже утро?

Перед Сергеем стояла Галя.

- Простите, я никак не могла Вас добудиться,- сказала она.

- Немудрено,- Сергей присел на койке,- Я уже не помню когда последний раз спал хоть в какой нибудь постели. Что-то случилось?

- Да,- ответила Галя,- То есть, нет. Заходил Ваш друг.

- Швырёв?

- Да. Он просил Вас разбудить и просил передать что ждёт Вас на палубе.

- Спасибо,- Шульгин стал собираться.

- Я побуду здесь,- сказала Галя.

- Хорошо,- Сергей кивнул и покинул каюту.

На палубе было довольно неуютно. Поднялся ветер, он гнал по небу серые косматые тучи, холод пронизывал до костей.

Раненая рука предательски ныла, но Сергей старался этого не замечать.

Возле капитанского мостика стояли полковник Сомов, Швырёв и капитан судна.

- Идите к нам, поручик,- подозвал Сомов Сергея.

- Произошло чрезвычайное проишествие, господа,- сказал Сомов, когда Сергей подошёл ближе,- Но об этом лучше наверно рассказать капитану, как Вы считаете, Пал Георгич?

Оказывается капитана звали Павел Георгиевич.

- Да, пожалуй,- согласился капитан,- Господа офицеры, Вы были этой ночью свидетелями, а можно сказать и участниками неприятного инцидента.

- Это Вы о том господине что требовал каюту?- уточнил Швырёв.

- Именно,- подтвердил Пал Георгич,- Дело в том что он... убит.

- Вот как?- удивился Сергей и посмотрел на Швырёва. Тот в ответ лишь пожал плечами.

- Да, господа,- подтвердил Сомов,- И так как у нас на судне нет полиции, нет следственных органов, то придётся нам с вами выяснять, что же произошло и ... искать убийцу.

- Хорошенькое дело,- заметил Швырёв,- И как мы это сделаем?

- Для начала расскажите мне где и с кем вы были этой ночью,- сказал Сомов,- Уж извините, но я должен задать этот вопрос вам обоим.

- Понятно,- кивнул Швырёв,- Ну что, после нашей встречи с этим господином я лёг спать, уснул практически сразу, утром меня разбудил капитан. Я был один, так что алиби у меня, если Вы об этом, к сожалению нет.

Сергей рассказал чем он занимался этой ночью, и о том что утром его разбудила Галя.

- Это пожалуй всё,- сказал он закончив свой рассказ.

- А не могли бы мы увидеть тело?- спросил Швырёв.

Сомов молча посмотрел на капитана. Тот кивнул.

- Идёмте за мной,- и капитан повёл всех троих за собою.

В трюме, в складском помещении лежало тело бывшего депутата Государственной Думы.

- Вы его сюда перенесли?- спросил Сергей.

- Да Бог с Вами, поручик,- сказал капитан,- Я спустился сюда сегодня утром, а он уже холодный.

- Таки депутат нашёл себе отдельную каюту,- горько усмехнулся Швырёв и нагнулся к телу,- Темно, чёрт. Нет ли у кого фонаря?

- Возьмите,- капитан подал Виктору включённый фонарь. Виктор внимательно осмотрел тело, из которого торчал то ли большой нож, то ли стилет. Швырёв выдернул его и поднёс к фонарю.

- Кинжал,- сказал Виктор.

- Позвольте,- Сомов протянул руку.

Виктор передал ему кинжал и фонарь.

- А перстней-то на пальцах нет,- заметил Сергей.

- У него были перстни?- спросил Швырёв,- Я вчера не заметил.

- Были,- подтвердил Сергей,- Я это хорошо помню.

- Значит ограбление?- предположил Виктор. Он ещё раз нагнулся к телу и после добавил,- Кстати, у него был саквояж. Не находили?

- Нет,- развёл руками капитан.

- Идёмте наверх, господа,- сказал Сомов и добавил обращаясь к капитану,- А Вы, Пал Георгич, заприте его и постарайтесь чтобы меньше людей знали об этом, во всяком случае пока.

- Я никому не говорил,- заверил капитан,- Я хорош знаю, что такое паника.


Глава 9.

Наверху офицеры более детально осмотрели кинжал.

- Ну-с, что скажете?- спросил Сомов.

- Кинжал как кинжал,- пожал плечами Швырёв,- У казаков такие.

- Вот,- кивнул Сомов,- Значит кинжал скорее всего казачий.

- Хотите сказать, что его убил кто-то из казаков?- спросил Сергей.

- Я хочу сказать что кинжал скорее всего казачий,- продолжал размышлять Сомов,- И это значит что надо узнать, у всех ли казаков на данный момент имеются кинжалы. Вряд ли кто-то из них оставил свой кинжал на берегу когда мы покидали Крым, верно?

- Логично,- согласились офицеры.

- Пойду переговорю с атаманом Разбегаевым,- сказал Сомов и спрятав кинжал удалился.

На палубе появилась Галя.

- Что-то случилось?- спросила она Сергея.

- Случилось,- ответил Сергей,- Но я не могу сказать что именно, простите.

- Всё настолько серьёзно?- Галя забеспокоилась.

- Более чем,- сказал подошедший Швырёв,- Пока что мы не можем Вас посвятить во все подробности, может позже...

В это время к ним присоединился Сомов.

- Сейчас Разбегаев выяснит, кто из его казаков остался без кинжала,- сказал он и увидев Галю обратился к ней,- А Вас, мадемуазель, я попрошу пока подышать свежим морским воздухом.Уж простите, но у нас будет сугубо мужской разговор.

- Хорошо,- Галя не стала спорить и отошла в сторону.

Минут через десять к офицерам подошёл Разбегаев с каким-то казаком.

- Вот,- сказал он,- У Хрящёва нет кинжала. Говорит украли.

- Да,- подтвердил Хрящёв,- Мы как только отошли от Графской, я почитай сразу уснул. Шутка ли, неделю из боёв не вылезали, а тут... Вообщем проснулся когда темно стало. Я и не сразу хватился.

- А почему не сразу?- спросил Сомов.

- Выпили они вчера,- вмешался атаман,- Был у нас с собой ящик вина про запас, тут наш уход,я и дозволил.

- Понятно,- кивнул Сомов,- А можешь свой кинжал узнать?

- Ещё бы! - сказал Хрящёв,- Там на рукояти щербина имеется. Это мы когда на прорыв ходили...

- Хорошо,- перебил его Сомов и достав из-за пазухи кинжал показал казаку,- Твой?

Хрящёв внимательно осмотрел кинжал.

- Вот,- указал он на щербину,- Вот она. Мой.

- Ясно,- вздохнул Сомов,- Вот что, кинжал пока побудет у меня, верну позже.

- Иди,- сказал Хрящёву Разбегаев и когда тот ушёл сказал Сомову,- Не мог он, господин полковник, он пьяный был, на ногах не стоял.

- Понимаю что не он,- согласился Сомов.

- Значит кто-то стянул кинжал у казака пока тот спал, убил человека и теперь находится среди нас,- сделал вывод Швырёв.

- Да уж,- кивнул Сомов,- Дело всё сложнее.

- Что будем делать?- спросил Сергей,- Это ведь получается искать иголку в стоге сена.

- Я пойду к капитану,- сказал Сомов,- Вы, атаман, пожалуй тоже идёмте со мной. А вы, господа офицеры, пока свободны, я вас позже позову.

ГЛАВА 10.

Сергей пошёл искать Галю. Пока они разговаривали, она исчезла из его поля зрения. Нашёл он её на корме возле раненых. Галя наклонилась к какому-то бойцу и о чём-то с ним беседовала.

- Вот решила что я могу быть чем-то полезна здесь,- сказала она подошедшему Сергею,- Нельзя же всё время сидеть сиднем и ничего не делать.

Сергей согласно кивнул.

- Знаете, Серёжа, этот солдат рассказал мне очень интересную историю,- сказала Галя.

- Какую же?- спросил Сергей.

- Этой ночью он не спал,- продолжала Галя,- Не давала уснуть ноющая рана, а мимо него проходил какой-то тип, он нёс в руке маленький чемоданчик.

- Саквояж?- оживился Сергей.

- Наверно,- Галя кивнула,- Он думал, что его никто не видит. Подошёл к вон той зачехлённой лодке, засунул под брезент чемоданчик и ушёл.

- Пойдём,- Сергей взял Галю под руку и чуть ли не силой потянул её к шлюпке.

Приподняв брезент Сергей пошарил рукой и наткнулся на саквояж. Вытащив его он решил открыть. Заглянув внутрь Сергей на мгновение потерял дар речи.

- Что там?- спросила Галя.

В саквояже было золото. Золотые червонцы, золотые слитки, кольца, перстни, браслеты...

- Господи! - Галя непонимающе уставилась на всё это богатство,- Чьё это? Откуда?

- Галя, я Вас очень попрошу, никому ни слова,- попросил Сергей и добавил,- Вы знаете полковника Сомова?

Галя в ответ пожала плечами.

- Ну тот который просил Вас подышать свежим воздухом?

- Ах, ну да,- поняла Галя.

- Найдите его или Швырёва, пусть он найдёт Сомова, и пусть оба идут сюда,- сказал Сергей,- Только пожалуйста, идите обычной походкой, не спешите, постарайтесь не привлекать к себе внимания. Я буду здесь.

- Хорошо,- всё ещё ничего не понимя ответила Галя и пошла искать Сомова и Швырёва. Вскоре и офицеры, и капитан судна, и атаман Разбегаев, и Галя были возле той самой шлюпки.

- Это тот самый саквояж,- подтвердил Швырёв.

- Поменьше шума, господа,- попросил Сомов,- Значит так, видимо тот кто спрятал саквояж должен за ним прийти. А когда?

- Ночью,- предположила Галя.

- Правильно, мадемуазель,- согласился Сомов,- Придётся и Вас брать в нашу розыскную группу, коль Вы теперь имеете отношение к этому делу.

- Устроим засаду,- предложил Швырёв,- Убийца придёт ночью, я в этом уверен.

- А если днём?- возразил Разбегаев,- Этого тоже нельзя исключать. Давайте я поставлю своих казаков в "секрет".

- Пожалуй,- согласился Сомов и добавил,- Только я Вас прошу, атаман, тех кто трезвый.

- Обижаете, господин полковник,- сказал несколько смутившись атаман,- Все уже давно протрезвели.

- Ну вот так,- кивнул Сомов,- А если никто не придёт днём вы, господа офицеры, подежурите ночью. Понятно?

- Да, господин полковник,- ответили офицеры.

Днём убийца не решился забрать саквояж, и теперь ночью на корме на двух раненых стало больше.

ГЛАВА 11.

Сергея жутко клонило в сон. Судно мерно покачивалось на волнах, и глаза закрывались сами собой. Он терпел, видя как рядом укрывшись одеялом ворочается Виктор."Не спать, не спать",- твердил он мысленно себе.

Сергей вспомнил как вот также в дозоре он отчаянно боролся со сном, тёр глаза вглядываясь в темноту пытаясь заметить врага если тот надумает устроить ночную вылазку. Под утро это было особенно тяжело. Глаза уже совсем слипались, когда звякнула подвязанная на колючей проволоке консервная банка. Сергей напрягся: показалось? Впереди послышался шёпот. Он отчётливо услышал немецкую речь, поднял всех бойцов тем самым предотвратив вражескую диверсию. Как же давно это было!

Шорох вернул Сергея в реальность сегодняшней ночи. Сергей стал внимательно вглядываться в темноту - определённо кто-то крался по палубе. Тёмная фигура приближалась к шлюпке с саквояжем. Ещё немного, и рука потянулась под брезент. Сергей рывком скинул с себя одеяло, тоже самое сделал и Швырёв. Через мгновение они уже были возле шлюпки. Скрутить пришедшего оказалось сложной задачей, тот оказался довольно крепким. Завязалась драка. И Сергей, и Виктор помнили, что Сомов просил не шуметь дабы не привлекать внимания пассажиров судна и потому боролись молча. Но и противник тоже соблюдал тишину, а посему драка была до ужаса молчаливой.

Сергей забыл о своей раненой руке, и она напомнила о себе дикой болью когда противник схватил его за неё. У Сергея потемнело в глазах и он был вынужден ослабить хватку. Противник воспользовавшись этим толкнул Сергея на Виктора а сам бросился бежать, и тут разрезая тишину и шорох волн будто гром грянул выстрел. Убегавший остановился а затем с грохотом рухнул на палубу. Сергей увидел в руке Швырёва наган.

Послышался топот, это бежали на помощь Сомов, Разбегаев и капитан судна.

- Что за чёрт! - не сдержавшись крикнул Сомов,- Я же просил задержать а не стрелять.

- Он мёртв,- сказал Разбегаев перевернув тело.

Сергей и Виктор рассказали, что и как было.

- Ну что ж,- Сомов понимающе кивнул,- Жаль конечно, что всё вот так. Нам бы его живым...

- Никто его не знает?- спросил Разбегаев.

Нет,- сказали все по очереди глядя на убитого.

- Ну и ладно,- махнул рукой капитан,- Во всяком случае мы нашли убийцу, и пассажиры в безопасности.

- Пал Георгич,- обратился Сомов к капитану,- Распорядитесь чтобы убрали тело и кстати ограбленного убитого тоже уберите. Вот только куда?

- Господин полковник,- вмешался Разбегаев.- Дозвольте, мои казаки уберут, они всё одно уже в курсе. Не будем привлекать лишнее внимание, скинем за борт, и вся недолга.

- Да, пожалуй Вы правы, атаман,- согласился Сомов,- Действуйте.

- А саквояж куда?- спросил Швырёв.

- Пал Георгич, заберите ценности пока к себе,- сказал Сомов,- Надеюсь, у Вас есть где их спрятать?

- Положу в сейф,- ответил капитан.

- Расходитесь, господа,- обратился Сомов к офицерам,- На сегодня я думаю, достаточно приключений.

ГЛАВА 12.

Придя в каюту Сергей застал Галю за столом.

- Вы не ложились?- удивился он.

- Я ждала Вас,- ответила Галя,- Как же я могла лечь спать зная что Вы в опасности?

Сергей был искренне тронут этими словами, но не подал виду.

- Как не крути, а Вы, Серёжа, стали единственным близким для меня человеком на этом судне, да наверно и в жизни,- вздохнула Галя.

Сергей не знал что ответить. Ему казалось, что между ними всё таки пробежала искорка, она была ещё слишком мала и слаба чтобы разжечь большой, настоящий огонь любви, но начало было положено.

- Вы задержали убийцу?- спросила Галя.

- Да,- рассеяно ответил Сергей,- То есть нет. Вообщем...

Сергей рассказал о том что произошло.

- Слава Богу, вы все живы,- заметила Галя,- Ведь у него могло быть ещё какое нибудь оружие.

- Да, хорошо что всё так закончилось,- согласился Сергей и глядя на лежащий на столе исписанный листок бумаги спросил,- А Вы опять что-то писали?

- Да так, что-то пришло в голову,- ответила Галя несколько смутившись.

- Прочтёте?- Сергей сел за стол.

Мы ещё не успели забыться,
Мы ещё не успели забыть,
Наша память не стёрла страницы
Той войны, с ней не порвана нить.

Ещё помним атаки и взрывы,
И во сне в бой идём мы опять.
Но очнёмся и видим - мы живы,
Больше незачем нам воевать.

Ах, война, никуда нам не деться,
Бой за боем, чужие, свои...
Ей до боли изранено сердце,
В нём нет места теперь для любви.

Нету места? Залечим мы раны.
Повторяя себе вновь и вновь
Вспомним, нужно для счастья так мало,
Сердце вылечит всё же любовь.

И воспрянет душа, и оттает
Тот холодный невидимый лёд.
Солнце в небе опять воссияет,
И любовь в нас опять оживёт,-

прочитала Галя и вопросительно посмотрела на Сергея. С минуту они молчали.

- Как же мне хочется чтобы так всё и было,- первым нарушил молчание Сергей и задумался,- Я вспомнил юнкерское училище. Выпускной бал, все танцуют, только я один стою в стороне, и вот подходит Лиза(это моя будущая жена) и приглашает меня на вальс. Я смущён, но иду. Мы танцуем, кружимся...

- Раз, два, три,- прошептала Галя.

- Что?- не понял Сергей.

- Потанцуем, Серёжа?- предложила Галя.

- Как, без музыки?- удивился Сергей.

- А мы представим, что звучит оркестр,- Галя подошла к Сергею, тот невольно встал,- Вальс! Ну же, пригласите меня на вальс!

Сергей выпрямил спину, кивнул и произнёс то, что не произносил очень давно:
- Честь имею, мадемуазель!

И вот они уже кружатся в этой маленькой каюте под шёпот волн - они заменяют оркестр. Взгляды - глаза в глаза. Их лица всё ближе, их губы... И вот жаркий поцелуй. У Сергея мурашки побежали по спине. Как же давно он не обнимал, не целовал женщину! Руки сами прижали Галю , Галя сделала тоже самое.

"Раз, два, три,раз, два, три",- засело в голове у Сергея и тут же словно молния промелькнуло,-" Что я делаю? Это всё неправильно!"

ГЛАВА 13.

Сергей остановился и несколько отстранился от Гали. Галя кажется всё поняла и отошла к иллюминатору.

- Простите,- сказал он тихо.

- Не извиняйтесь,- ответила Галя,- Просто у нас всё идёт кувырком. Всё должно быть не так.

- Но я хочу сказать..,- начал говорить Сергей.

- Не надо,- Галя его перебила,- Скажу я. Вы, Серёжа, мне определённо нравитесь. В другое время я наверно не была бы столь откровенна, но сейчас... У меня не осталось ни одного близкого человека в этой жизни. В Вас я увидела настоящего мужчину, Вы способны на поступок. Наверно я поторопила события. Вообщем, это Вы меня простите и,.. давайте спать.

Спать... Легко сказать. Сергей ворочался, мысли одна хуже другой мелькали в голове. Галя ему тоже нравилась, но... Да, так не должно быть, однако столько всего произошло за последнее время...
Сергей не заметил как уснул.

Утро следующего дня выдалось ничуть не лучше предыдущего. Холод, тучи, ветер.
Сергей и Галя стояли на палубе и молчали. Неподалёку четверо гражданских играли в карты, велись разговоры.

- Эх, задурили людям головы,- сказал один из играющих,- А началось всё ещё в 5-ом году.

- Как это в 5-ом?- не понял другой.

- А что, забыли как Гапон вёл народ на штыки?- встрял в разговор третий.

- Да, да, попы во всём виноваты,- согласился четвёртый.

Мимо как раз проходил батюшка.

- Вы бы, молодые люди, прежде чем говорить думали,- сделал он им замечание.

- А что, неправда?- спросил первый,- Не попы подбивали нас всех становиться под Белые знамёна? Устроили войну - брат на брата. Вот теперь плывём в никуда.

- Но ведь вас никто не заставлял покидать Россию,- возразил священник.

- Ты бы шёл, святой отец, отсюда,- сказал второй,- А то гляди, качка начнётся, упадёшь за борт, а Бог не поможет.

Сергей решил вмешаться в разговор.

- Милейший, Вы бы извинились,- сказал он подойдя к тому кто оскорбил священника,- Не Вам судить, кто есть кто.

- Я? За что же?- удивился тот.

- За то что Вы, убогий, даже ума не имеете,- Сергей подошёл ближе,- А батюшка прав,- никто никого не заставлял ни воевать, не уходить из России. Вы сделали свой выбор, нечего теперь искать виноватых.

Играющие в карты молчали.

- Спасибо Вам,- сказал священник Сергею,- И простите их, ибо не ведают.

- Благословите, батюшка,- сказал Сергей и сняв фуражку преклонил голову.

Батюшка его перекрестил.

- А Вы сами откуда?- спросил Сергей.

- Из Ростова,- ответил батюшка,- Лично видел Дроздовского, даже беседовал с ним.

- Это в 18-ом?- уточнил Сергей.

- Да, на Пасху,- кивнул священник,- Когда дроздовцы освобождали Ростов от большевиков.

- А как Вас зовут?- спросил Сергей.

- Зовите отец Иоанн,- ответил священник и обратив внимание на стоящую неподалёку Галю спросил,- Ваша жена?

- Нет,- ответил Сергей,- Попутчица. Мы только здесь познакомились.

Отец Иоанн понимающе кивнул.

- Приходите завтра на утреннюю молитву. Это там, на корме где раненые,- сказал он.

- Придём,- заверил Сергей.

Батюшка проследовал дальше.

- Мерзкая погода,- заметил Сергей .

- Отчего же?- возразила Галя,- Погода самая обычная, осенняя. Это настроение у нас мерзкое. Знаете, Серёжа, я всегда любила осень, как Пушкин. Помните," Осенняя пора, очей очарованье..."?

- Да,- кивнул Сергей,- Я тоже любил осень до определённого момента, пока не грянул переворот.

- А я до того времени пока не получила известие о гибели мужа,- вздохнула Галя,- Это было как раз в ноябре.

И навсегда разрушились все грёзы,
Нет ничего. В осенней той поре
Лишь дождь косой и на окошке слёзы
В туманном и холодном ноябре,-

продекламировала Галя и добавила,- Это я написала после смерти мужа.

Тут невесть откуда появился Швырёв.

- Серж, Галя,- обратился он к ним,- От имени и по поручению полковника Сомова имею честь пригласить вас на небольшое торжество.

ГЛАВА 14.

- Какое торжество?- не понял Сергей.

- У полковника сегодня именины,- ответил Виктор,- В кают-компании накрыт стол, так что милости прошу.

Сергей и Галя переглянулись, пожали плечами и проследовали за Швырёвым.

Гостей было немного. Во главе стола восседал Сомов.

- Прошу вас, проходите,- сказал полковник завидев пришедших Сергея и Галю.

- Поздравляем Вас, Николай Викентьевич,- сказал Сергей,- Извините что без подарка...

- Ну что Вы, поручик,- махнул рукой Сомов,- Какие сейчас подарки? Вы пришли, и это лучший подарок для меня.

Полковник поднял бокал с вином и поднялся из-за стола.

- Господа,- произнёс он,- Минуту внимания, господа. Несмотря на то, что сегодня у меня праздник, я всё же хочу выпить за то, что мы все живы, за то чтоб мы смогли преодолеть все трудности которые у нас ещё будут впереди. Мы защищали Россию как могли, но... Жаль, искренне жаль, что мы не смогли вырвать её из лап большевизма. А что теперь? А теперь нам на чужбине надо остаться русскими. Да, да, господа, именно так. Давайте же выпьем за то, чтобы мы все остались русскими до конца своих дней, где бы мы не оказались.

Все выпили. Послышался звук включённого граммофона.

- Вальс, господа,- произнёс Швырёв и подойдя к Гале сказал,- Позвольте Вас пригласить?

- Спасибо,- Галя встала и поклонившись ответила,- Но я уже приглашена.

И взяв Сергея за руку потянула его за собой.

- Однако,- сказал сам себе Швырёв и улыбнулся.

Над морем неслись "АМУРСКИЕ ВОЛНЫ". Сергей и Галя вальсировали на палубе. Рядом с ними танцевали ещё пары, но Сергей и Галя их не замечали. Они были вдвоём, и все вокруг, и всё вокруг для них перестало существовать.

- Я Вас люблю, Галя,- тихо произнёс Сергей.

- Что?- переспросила Галя.

- Я Вас люблю,- повторил Сергей громче.

- Не слышу,- Галя улыбнулась.

- Я Вас..,- Сергей не договорил. Галя прильнула к его щеке, а затем их губы слились в долгом поцелуе...

Был поздний вечер. Швырёв вышел из своей каюты и направился наверх. Проходя мимо каюты Сергея и Гали он постучал. Никто не открыл. Он постучал ещё. Наконец дверь открыл Сергей, он был в нижнем белье.

- Серж, я иду курить..,- произнёс Виктор, но смерив друга оценивающим взглядом замолчал.

- Виктор, я не пойду курить,- Сергей улыбнулся и добавил,- Что-то не хочется.

- Ага,- кивнул понимающе Швырёв.

Сергей закрыл дверь, а Швырёв пошёл по коридору весело мурлыча себе под нос какую-то мелодию.


ГЛАВА 15.

Кто-то настойчиво стучал в дверь. Сергей спросонья не мог понять, что происходит.

- Что случилось?- послышался голос Гали.

- Бизерта,- ответ принадлежал Швырёву.

- Что?- удивилась Галя.

- Буди Сергея,- сказал Швырёв и удалился.

Сергей привстал и посмотрел в иллюминатор. Там за стеклом была чужая незнакомая доселе страна.

- Ты уже проснулся?- Галя присела рядом.

- Вот мы и прибыли,- сказал Сергей.

- Наконец-то закончились наши скитания,- улыбнулась Галя,- Теперь, даст Бог, всё наладится.

Ни Сергей, ни Галя не знали, что их скитания на этом не закончились, всё только начинается. Их, равно как и других путников, ожидали другие испытания. Кто-то их пройдёт, кто-то нет. Полковник Сомов умрёт через полгода здесь, в Бизерте от воспаления лёгких. Священник отец Иоанн через месяц обвенчает Сергея и Галю, и они станут настоящими супругами. Почти год они будут искать работу в Бизерте и отчаявшись покинут её уплыв во Францию. А там их будут ждать новые испытания. Галя всё же найдёт работу в одной из местных газет, а Сергей ничего не умеющий кроме как воевать вместе со своим другом Швырёвым будет вынужден поступить на службу во Французский иностранный Легион и пойти воевать в Африку, где оба и погибнут. Галя после напишет:

Неприкаянные души,
Вам покоя на земле
Нет, увы, ваш мир разрушен
В том далёком октябре.

Шли холодными степями,
Не жалели вы себя
И Россию защищали,
Но туманность ноября

И исход, он болью в сердце,
Чаек крик и:" Русь, прощай!"
Больше сердцу не согреться,
А в душе:"Не покидай!"

Берег русский, он всё дальше,
Над волною чёрный дым.
Сколько там осталось павших!
Позади остался Крым.

Вам намечены скитанья.
Погибали и не раз,
Всё же выжили в изгнаньи,
Выжить - был такой приказ.

Неприкаянные души,
Вам дорога в небеса,
Может там вам будет лучше...

Ветер гонит паруса.

У четы Шульгиных в 1921 году родится сын Андрей, так его будут звать в семье, по паспорту же его имя будет звучать Андре Шюли. Немного лет судьба отведёт ему на этой земле. В свои неполные восемнадцать Андрей примкнёт к французскому сопротивлению и после неудачной диверсии против фашистов попадёт в концлагерь. Там он назовёт себя русским. Немецкий офицер изучив паспорт Андрея предложит ему сделать выбор: или он француз Андре Шюли, и тогда его переведут во французскую зону где режим несколько мягче, или он русский Андрей Шульгин, и тогда его расстреляют.

- Я - Андрей Шульгин, русский,- отрезал парень.

Его расстреляли, но ... это уже совсем другая история.

Поделиться в соцсетях
Оценить

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

ЧИТАТЬ РОМАН
Популярные статьи
Наши друзья
Авторы
Юрий Кравцов
пос. Суземка, Брянская обл.
Иван Жук
Москва
Наверх