ВАДИМ ВАЛЕРЬЯНОВИЧ КОЖИНОВ: Мы не хуже и не лучше Запада. У нас другая анатомия

Опубликовано 21.08.2020
ВАДИМ ВАЛЕРЬЯНОВИЧ  КОЖИНОВ: Мы не хуже и не лучше Запада. У нас другая анатомия

В 1993 году Вадим Валерьянович Кожинов напечатал в одной из московских газет большое послание Черномырдину - тогда председателю российского правительства, в котором доказывал, что Россия выбрала абсолютно тупиковый путь развития. Никакого ответа тогда, конечно, не последовало.

С тех пор прошло шесть лет. В России сменилось несколько премьеров и несколько составов правительства. Не изменились только путь, по которому идет страна, и убеждение Кожинова в его пагубности для России.

Миросозерцание Вадима Валерьяновича лучше всего определяют портрет Александра Пушкина и икона Сергия Радонежского, висящие в его старой московской квартире, стены которой почти сплошь заняты книгами. Их здесь больше двадцати тысяч.

Кожинов родился в самом центре Москвы, на Большой Молчановке. На той самой улице, на которой когда-то родился Александр Сергеевич Пушкин. Рядом, неподалеку, находилась ныне, к сожалению, уничтоженная Собачья площадка. Там жили Хомяков, Вернадский, Марина Цветаева. "Окружение" обязывало.

За свою жизнь Вадим Валерьянович написал больше двадцати книг. Первая из них увидела свет в уже далеком 1960 году. В нынешнем, 1999, изданы шесть книг Кожинова: сочинение о преподобном Иосифе Волоцком, две части большого исследования "Россия. Век ХХ", охватывающие историю нашей страны с начала столетия до 1964 года, "История Руси и русского слова", "Великое творчество. Великая Победа", "Размышления об искусстве, литературе и истории".

С кем еще говорить о судьбах России в будущем столетии?

Мы беседовали с Вадимом Валерьяновичем в Гурзуфе, куда он приехал на очередные крымские Пушкинские чтения.

- Помните, - сказал он, - в 1834 году Николай Гоголь предсказал, что Пушкин - это русский человек в его развитии через двести лет. Сейчас очень многие люди с горечью, даже иронией воспринимают это гоголевское предвидение. Страна находится в смуте и разоре. Но у нас до 2034 года еще есть в запасе тридцать пять лет. Ведь Гоголь имел в виду не девятнадцатый и не двадцатый, а именно двадцать первый век.

Да, сегодня очень многие серьезные люди предсказывают, что в двадцать первом веке наша страна - я имею в виду весь бывший СССР - будет только деградировать.

Но, я думаю, полезно в этой связи вспомнить другие "предвидения".

Летом 1612 года на Руси появилось широко известное анонимное сочинение "Повесть о полном разорении и окончании преславного Московского государства". Тем не менее уже осенью князь Пожарский выбил поляков из Москвы. А ровно через тридцать пять лет (магия цифр!!!), в 1647 году, русские землепроходцы дошли до Тихого океана и основали на его побережье город Охотск. Прошло еще семь лет, и в 1654 году Россия настолько окрепла, что сумела вернуть себе Украину, которая была отторгнута от нее Литвой и Польшей три века назад. То есть через сорок два года после "полного разорения Московского государства" Россия предстала в неслыханном расцвете.

- Этот факт не единственный в своем роде...

- Да. Прошло много лет. В 1917 году, после Февральской революции, Алексей Ремизов написал "Слово о погибели Земли Русской". В это время с ним было согласно большинство мыслящих русских людей. Россия казалась уничтоженной революцией. Кстати, имейте в виду, тогда произошел такой же распад государства, как и сейчас. От России откололись Украина, Грузия, Средняя Азия...

Их собрали, и то далеко не полностью, только к 1922 году.

Однако после семнадцатого года прошло меньше тридцати лет, и мы победили самую мощную в мировой истории военную машину, на которую работала вся Европа.

- Эти исторические параллели являются для нас просто основанием надеяться на лучшее? Или твердым указанием на то, что возрождение России - я тоже имею в виду весь бывший СССР - неизбежно?

- Если бы я был помоложе, я бы сказал: о чем говорить?

Был 1612 год. Был 1917. И был 1991. Бросьте трепаться, дорогие товарищи, на этот раз произойдет то же самое, что произошло через треть века после 1612 или 1917 годов.

Сейчас, поскольку я человек, мягко говоря, немолодой, я так не скажу. На мой взгляд, возможно и одно, и другое. И окончательная гибель великой страны. И ее возрождение.

Я не утверждаю, что мы в очередной раз воскреснем в славе и силе. Любая страна имеет свой исторический срок, рано или поздно погибают величайшие империи. Причем обыкновенно считают, что срок существования великих империй - около 1200 лет. Надо сказать, что это как раз "возраст" России. Однако я полагаю, что, несмотря ни на какие подсчеты, нет оснований быть убежденным в ее гибели.

Россия - уникальная страна. В то время как великие западные и восточные державы развивались более или менее равномерно, она несколько раз гибла и воскресала. Это не раз было в русской истории.

- Что приведет нас к возрождению и что - к гибели? Каким путем мы должны пойти?

- Понимаете, западные страны - это номократия (номос - закон), то есть государства, которые зиждутся на власти закона. Восточные - этократия (этос - нрав, обычай), то есть государства, которые зиждутся на власти традиции. Россия - это идеократия, страна, которой управляют идеи.

Когда "правящая идея" теряет силу, наступает смута. Так было в 1917 году, когда потеряла власть над людьми идея "самодержавия, православия, народности". Так было и в году 1991, когда эту власть потеряла коммунистическая идея. Сегодня стране нужна новая идея, потому что Россия может существовать только как идеократия.

- В таком случае, какая идея должна овладеть массами сейчас?

- Идея, которая может управлять государством, должна иметь глубокие корни. Поэтому, скажем, нелепой выглядит затея, предпринятая нашим знаменитым президентом: давайте, дескать, создадим национальную идеологию. С моей точки зрения, эта новая идея должна органически соединить в себе то, что было до 1917 года, и то, что было после 1917 года.

- Это можно соединить? Разве это не противоположные вещи?

- У Михаила Назарова есть интересное рассуждение. Он утверждает, что надо увидеть в коммунистической идеологии идею справедливости, в антизападной политике СССР - патриотизм, в ханжестве советского человека - смиренномудрие и т.д. То есть в искаженном виде основные, конечно, с русской точки зрения, ценности бытия в коммунизме сохранялись.

- Рецепты Международного валютного фонда, западных экспертов, советников по спасению России - это все к погибели?

- Безусловно. В этом году малоизвестный в Америке, но глубоко почитаемый в России экономист Джеффри Сакс - учитель Гайдара, Чубайса и Ко - сделал потрясающее заявление (я ему, между прочим, за это благодарен - честный человек!). Он сказал примерно следующее: "Мы (!!!) начали проводить реформы в России, положили больного на стол и вскрыли ему грудную клетку, но оказалось, что у него другая анатомия". Очень хорошо сказано.

- Это тот случай, который мы имеем сегодня. Пытаясь перенести с Запада те механизмы, которые у них работают, мы вдруг выяснили, что у нас они не только не созидают, а наоборот, разрушают.

- Совершенно верно. Пушкин сказал об этом в 1830 году, задолго до Сакса: "Поймите же, что мы никогда не имели ничего общего с Европой..."

Самое страшное при этом, что то, что на Западе - благо, в России оборачивается бедой. Россию нужно судить по ее законам, а не по тому, что придумали в Америке.

- То есть Россия - не хуже и не лучше Запада. Она - другая.

- Именно. Хотя очень многие наши люди по этой причине сейчас считают свою страну ненормальной, нецивилизованной. И здесь, конечно, огромную роль сыграла работа СМИ.

Впрочем, с моей точки зрения для того, чтобы все это опровергнуть, достаточно двух общеизвестных фактов. Первый состоит в том, что за последние два века было два случая, когда мощные армии - Наполеона и Гитлера - пытались завоевать мир. Никуда не денешься от того, что обе эти армии были разбиты Россией, несмотря на все наши "ужасные черты" (а может быть, отчасти и благодаря им).

И второй. Никто за эти два века не оказал такого гигантского влияния на мировую культуру, как Лев Толстой и Федор Достоевский.

По-моему, этого достаточно. Хотя некогда, в самом начале ХХ века, Шведская академия и сочла Толстого недостаточно цивилизованным писателем, варваром. Было четко сказано: Толстой ненавидит цивилизацию, поэтому мы не можем присудить ему Нобелевскую премию.

В 1906 году, правда, академики одумались, но тогда уже сам Толстой отказался принять их награду. Однако в любом случае до этого Нобелевскую премию успели вручить шести писателям. Все они по сравнению с Толстым - пигмеи.

- Да, в компании с Толстым можно признать себя и нецивилизованным...

- Жаль только, что многие этого не понимают. Весь вопрос сейчас в том, опомнятся ли люди. Этот процесс понемногу идет. Я знаю очень многих людей, которые в 1991 году восторженно приветствовали все, что тогда происходило, а теперь они проклинают это и со стыдом, покаянием говорят о том, как себя тогда вели.

Нам нужна великая Россия.

Мы разрушили ее собственными руками. И собственными руками нам придется ее возрождать. Потому что никто в мире нам в этом деле не помощник.

Александр Мащенко
Газета "Время" (Крым)

Источник: http://kozhinov.voskres.ru/articles/krim.htm
Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх