Только элита будет учиться в офлайне

Опубликовано 08.07.2020
Только элита будет учиться в офлайне

Тот или иной формат образования становится фактором расслоения общества

Последние 5–10 лет о цифровизации говорили все: государства, корпорации, топ-менеджеры и аналитики. По данным McKinsey, 92% компаний планировали изменить бизнес-модель, чтобы адаптироваться к новой цифровой реальности. Предполагалось, что уже к 2030 году наступит тотальная цифровизация – офлайн-сервисы уйдут на второй план, удаленная учеба и работа станут нормой, производства будут работать в автоматическом режиме, а наличные деньги останутся в прошлом.

Но трансформации происходили медленно и недостаточно эффективно, что и доказала пандемия коронавируса. Большинство отраслей оказались не готовы к «полувоенному» положению. Сейчас, когда в мире постепенно снимают карантинные ограничения, можно выделить несколько трендов, которые уже изменили нашу реальность в период пандемии и скорее всего продолжат трансформировать ее в будущем.

По данным ЮНЕСКО, только 55% домохозяйств имеют доступ к интернету. При этом как минимум 1,6 млрд учащихся из-за пандемии коронавируса прекратили обучаться в школах и вузах. Переключиться на учебу в онлайн-формате удалось не всем из-за отсутствия стабильного доступа к интернету и компьютеру. С этой проблемой первым столкнулся Китай, затем страны Европы, США и Россия.

Впрочем, наличие стабильного доступа к интернету и гаджетам не гарантирует быстрой и комфортной адаптации к новым условиям. Возникают проблемы с дисциплиной и мотивацией. Приходится самостоятельно выстраивать рабочий график, план работы и учебы. В результате у работников быстрее наступает выгорание, а учащиеся с трудом усваивают новую информацию – это уже доказывают первые исследования.

В то же время одна из самых больших проблем удаленки – отсутствие социализации, нарушение баланса между работой и отдыхом, проблемы с вниманием и концентрацией.

Пандемия также показала, что формат образования становится фактором расслоения общества. Произошел скачок автоматизации образовательного процесса, появилось много онлайн-лекций, курсов, тестов. Спрос тоже возрос: например, в апреле активность на платформе Coursera возросла на 644% по сравнению с тем же периодом в 2019 году.

Однако полноценно пользоваться онлайн-ресурсами могут только те, кто умеет учиться. Маленькие ученики не получают всего, что может дать онлайн-образование: отсутствует важнейшая функция повторения на невербальном уровне за другим человеком, коллективное взаимодействие. Онлайн-технологии и предлагаемый сегодня контент, на мой взгляд, не могут научить учиться. И здесь должна проявиться ключевая роль родителей и школы.

Если прежде цифровые услуги считались чем-то уникальным, сегодня они, наоборот, становятся массовым продуктом. Так, курс на Coursera доступен каждому, а поступить в хорошую школу могут единицы. С переходом в режим дистанционного обучения увеличивается разрыв между массовым и элитарным образованием, которое будет подразумевать индивидуальный подход и офлайн-взаимодействие.

Пандемия поставила под сомнение непоколебимость многих систем, которые не менялись в течение длительного времени. В сфере образования годами велись дискуссии о различиях между онлайн- и офлайн-учебой, о несовершенствах аттестации, о роли школ, вузов и высшего образования в современных реалиях.

Переход в онлайн-среду, вызванный коронавирусом, наглядно продемонстрировал, что сами по себе аудитории, залы, общежития ничего не значат. Важны знания, которые предлагает учебное заведение. Источник знаний – это не технологии, лекции и вебинары, а люди, сообщество.

В образовании значимую роль играет бренд учебного заведения, вклад в который вносят его история, успехи выпускников, отчасти географическое положение. А также исследовательские задачи, которые решают его сотрудники. Но развитие образовательных онлайн-платформ, которое неизбежно произойдет после пандемии, усилит мобильность знаний – они все реже будут привязаны к конкретному учебному заведению.

Резюме преподавателей и исследователей будет состоять из разных мест работы, привязка к одному вузу исчезнет окончательно. Это уже происходит. В результате вузы сохраняют за собой две главные функции – социализации, поскольку они предоставляют доступ к сообществу, и сертификации, поскольку берут на себя задачу оценивания.

Подход к оценке знаний тоже меняется. Привычный формат экзаменов с жесткой стандартизацией уходит на второй план. Некоторые вузы уже отказываются от итоговых тестов и оценивают студентов по их работе в течение семестра и учебного года.

Корпорации тоже пересматривают традиционный формат аттестации персонала, который превратился в рутину и часто делается для галочки. Так, Microsoft, Adobe и Dell еще до пандемии начали отказываться от системы KPI в оценке работы сотрудников, а в период карантина эта метрика в принципе стала неэффективна.

В МФТИ мы уже опробовали другой способ оценки результатов учащихся в рамках фестиваля по программированию и искусственному интеллекту Rucode, организованного совместно десятью вузами из разных регионов РФ. Завершающим этапом образовательного курса стал не тест, а массовый чемпионат по программированию. В нем выпускники смогли оценить свой уровень по сравнению с участниками разной подготовленности.

Поскольку пандемия ускорила многие процессы, упростился и подход к запуску проектов. Стало понятно, что инициативы должны воплощаться быстрее и эффективнее. Это отражается и на системе образования. На передний план выходит проектный подход, при котором учащиеся не стремятся к нормативам, а защищают собственный продукт.

Проектный подход применяют в образовании по всему миру, существует даже международная инициатива CDIO – «Придумывай-Разрабатывай-Внедряй-Управляй», к которой подключен МФТИ. Например, в Техническом университете Чалмерса (Гетеборг, Швеция) студентам поручают разработать небольшой гоночный болид с прохождением всех этапов – от идеи до производства. Число таких форматов в образовательной среде прирастает.

Пандемия задала вектор цифровизации, но развитие событий все еще зависит от того, какие решения мы будем принимать в будущем. В этих условиях особую ценность приобретают два навыка – гибкость и критическое мышление. Именно эти свойства историк Юваль Харари называл главными навыками человека будущего в своей книге «21 урок для XXI века». Очевидно, сейчас лучшее время для их развития.

Алексей Викторович Малеев – проректор по международным программам и цифровым инновациям МФТИ, основатель Moscow Workshops.

Источник: https://www.ng.ru/vision/2020-06-17/8_7887_vision.html
Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх