ВОЗВРАЩЕНИЕ СЕЧИ.

Опубликовано 03.06.2023
ВОЗВРАЩЕНИЕ СЕЧИ.

Для походов в Закавказье крымцы пользовались дорогой через Кабарду. А попутно громили горских князей, перетягивали в свое подданство. При Анне Иоанновне правительство спохватилось, запретило рейды через свою территорию. Турки и татары заявили, что это их часть Кавказа. Но императрица не уступила, Кабарда приносила присягу еще Ивану Грозному. Войскам полетели приказы и в 1733 г. в верховьях Кубани 4 тыс. солдат, терских и донских казаков генерала Еропкина и принца Гессен-Гомбургского преградили путь 25-тысячной крымской орде. Смело атаковали, и разметали. Обозленные татары отомстили, набезобразничали по Тереку.

А в Польше в это время умер король Август Саксонский. На престол претендовали его сын Август II и опять вынырнул Лещинский – теперь его покровительницей была Франция. Снова зазвучали лозунги сокрушить Россию, отобрать Украину, Смоленск, Прибалтику. Но на помощь Августу II выступила царская армия. В походе участвовало 16 тыс. малороссийских и донских казаков. А Польша сохранила только былой гонор и русофобию. Рыхлые отряды панов легко громили. Французы прислали Лещинскому десантный корпус – его осадили в Гданьске и вынудили капитулировать.

Но на стороне Лещинского вмешалась Турция. В начале 1734 г. татары совершили налет на окрестности Полтавы. А запорожцы получили приказ хана выступить в Польшу против русских. Воодушевился Орлик: решил, что воплотятся в жизнь его проекты «вольной Украины» под турецким владычеством. Но запорожский кошевой Иван Белецкий сразу же сообшил генералу Вейсбаху, куда направляют казаков. Тот вместе с Минихом и Апостолом обратился к Анне Иоанновне, и давняя проблема решилась. К запорожцам прибыла миссия генерала Тараканова, и был заключен договор – Императрица принимала Кош, даровала казакам прежние вольности и земли, за службу платилось ежегодное жалованье в 20 тыс. руб. Место для поселения запорожцы присмотрели заранее – урочище Красный Кут на реке Подпильной. Двинулись туда со всем своим скарбом. Принесли присягу Анне Иоанновне, взялись строить Новую Сечь. Правда, имелось одно “но”. Территория Запорожья считалась владениями хана. Царица могла дать ее казакам только в результате войны. Но уже никто не сомневался, что пушки скоро загремят [173].

Узнав о присяге запорожцев, турки и татары всполошились. Прислали делегацию уговорить их одуматься. Ее выдворили ни с чем. Для Орлика случившееся вообще стало трагедией. Он до сих пор числил запорожцев «своим» войском, в переговорах с турками и европейцами Сечь была его единственным козырем! Орлик погнал в Сечь своих подручных, переубеждать. Сам ехать не рискнул, и оказался прав. Его посланцев казаки выдали Миниху. Хан рассвирепел. Прислал грамоту – если вы приняли подданство России, то и уходите с моих земель, но впредь не возвращайтесь, любому вернувшемуся будут рубить головы. Если же не уйдете, то пеняйте на себя. А Сечь и впрямь построили за пределами русских границ. Казаки забеспокоились, просили прислать войска им в помощь. Этого договор с запорожцами не предусматривал, но поскольку они сами выразили такое желание, Миних согласился. Еще не нарушая формального мира с ханом, под предлогом покупки лошадей, в Сечь прибыли 800 солдат и инженеры. Построили рядом с ней Новосеченский Ретраншемент. Но вмешиваться во внутреннюю жизнь Коша русским офицерам строго воспрешалось.

Хотя по сути мира уже не было. Татары не прекращали набегов, и чтобы наказать их, осенью 1735 г. корпус генерала Леонтьева с запорожцами двинулся на Крым. Но в октябре вдруг ударили морозы, выпал снег. Пришлось отступить, потеряв 9 тыс. солдат от холодов и болезней. А в 1736 г. была объявлена война. Сразу пришли в движение две русских армии. Одна из них вышла к Азову. 3 тыс. донских казаков Краснощекова с ходу захватили передовые укрепления, что и определило судьбу города. Фельдмаршал Ласси сумел выдвинуть батареи поближе к стенам, открыл бомбардировку, и 20 июня Азов сдался.

А главная армия, Миниха, шла на Перекоп – под его началом было 33 тыс. солдат, 6 тыс. запорожцев, 10 тыс. малороссийских казаков и 5 тыс. донских. Хан вывел 80 тыс. конницы. Но, погнавшись за количеством, потерял качество. Посадил в седло всех кого мог: стариков, молодежь, слуг. Решительной атакой рыхлую массу прогнали. Без всяких пауз Миних скомандовал штурм. Укрепления, во многих местах полуобвалившиеся, не успели изготовиться к обороне. Запорожцы сами чинили их, знали, где легче пройти. Первыми преодолели ров и вскарабкались на вал. Армия ворвалась в Крым, разорила Бахчисарай, Султансарай, Ак-Мечеть, Евпаторию. Но татары, не принимая крупных сражений, клевали наскоками,. жгли степи, портили колодцы. От жары, нехватки воды и фуража падали лошади, начались болезни. Из строя выбыло 15 тыс. человек. Большинство из них удалось сохранить (погибло 924), но армии пришлось отойти на Украину [59].

Разъяренный хан нанес ответный удар. Украинская линия оставалась еще недостроенной, и 40 тыс. татар прорвались через нее среди зимы, жгли села и местечки. Казачьи и регулярные полки были подняты по тревоге с зимних квартир. В жестоких схватках татар побили и прогнали. А запорожцы под под предводительством кошевого Ивана Малашевича соединились с донскими казаками Краснощекова, напали на отходивших крымцев, отбили множество пленных и добычи. Но стало известно, что движется еще и кубанская орда с черкесами и некрасовцами. На Егорлыке она столкнулась с дружественными России калмыками. 4 тыс. донских казаков помчались туда. С марша смяли врагов, пленили кубанского мурзу. А потом вместе с калмыками нагрянули на Кубань, разорили здешние селения и крепость Копыл [47].

Следующим летом снова выступили две русских армии. Миних осадил и взял Очаков. А на Крым пошла армия Ласси. Татары ждали ее возле Перекопа, однако их обманули. Войска проникли на полуостров по Арабатской стрелке. Ханское войско узнало, что русские уже у него в тылу. Развернулось, поскакало навстречу. При этом перемешалось, растянулось. Столкнулось с полками Ласси возле Карасубазара и было вдребезги разбито. Но все повторилось. Жара, сожженная степь, болезни, и армия вынуждена была отойти на Украину. А осенью и зимой снова разыгралась страшная степная война. Крымские, ногайские, черкесские, некрасовские загоны силились прорваться в густонаселенные места, а казаки и кавалерийские части перехватывали их. Сталкивались в снегах и метелях, рубились насмерть…

В 1738 г. Миних двинулся на Днестр. В авангарде шли 2400 запорожцев с кошевым Белецким и вдруг у р. Савраны столкнулись с 30 тыс. турок. Те хлынули в атаку, казаки окружили себя возами и отбивались 5 часов, пока не подошли главные силы армии. Противник откатился прочь. Но выяснилось, что это были лишь передовые части турок, переправы через Днестр перекрыли 60 тыс. неприятелей. А в тылы Миниху вышли 30 тыс. крымцев. Вдобавок из Молдавии распространялась эпидемия чумы. Пришлось отступать под ударами татар, они жгли степь, армия была вынуждена уничтожать свои обозы [148]. В это же время на Азовском море была разгромлена русская эскадра, которой неумело командовал воронежский вице-губернатор Лукин. Турки истребили все корабли, хорошо действовали и уцелели только 100 лодок донских казаков походного атамана Петрова.

Турки и татары окрылились. Готовили контрнаступление. Кубанцы с черкесами и некрасовцами вторглись на Дон, вырезали Быстрянский и Нижне-Каргальский городки. Главный удар намечался на Украине. Но и русское командование усиливало оборону, разведку. Запорожцам предложили – тем, кто пожелает, перейти в Миргородский казачий полк полковника Капниста, им дадут землю для поселения. Кош протестовал, но запорожские законы не нарушались, дело было добровольное. Согласились 550 человек. Это было важно, Миргородский полк располагался на самой границе, а сейчас он получил отличных разведчиков. В конце 1738 г. эти разведчики вместе с запорожским отрядом Часника обнаружили приближение татар и турок. Войска успели изготовиться, нахлынувшую лавину крымцев отбили от укреплений Украинской линии, а 20-тысячное турецкое войско отбросили от Кременчуга.

В 1639 г. Миргородский полк по приказу Миниха совершил глубокий рейд по вражеским тылам, посеял панику и ввел противника в заблуждение. Турки сочли, что русские двинулись на Бендеры, перебросили силы туда. А царская армия пошла другой дорогой и форсировала Днестр у Хотина. Великий визирь Вели-паша срочно развернул на это направление 90-тысячное войско. Но Миних уже успел переправиться и в битве под Ставучанами разгромил турок. Хотин сдался. Открывался путь в Молдавию и Валахию. Но наложились иные факторы. Союзники-австрийцы потерпели от турок поражения и подписали с ними сепаратный мир. Нарастала угроза со стороны Швеции. В таких условиях продолжать боевые действия было опасно. Анна Иоанновна решила тоже заключить мир. По его условиям Турция обязалась возвратить всех русских невольников, когда бы они ни были захвачены, наказывать татар за набеги. К России отошли Кабарда, Азов (без права укреплять его и иметь флот на Черном море) и Запорожье – Новая Сечь оказалась уже на «своей территории».

А третий член антироссийской коалиции, Швеция, действительно готовилась воевать – она просто слишком долго прособиралась. Но в 1740 г. умерла Анна Иоанновна, оставив наследником внучатого племянника, младенца Иоанна Антоновича при регентстве своего фаворита Бирона. В Петербурге снова заварилась придворная грызня. Миних сверг Бирона, передал власть матери ребенка Анне Леопольдовне, герцогине Браунгщвейн-Люнебургской – которая в государственных вопросах совершенно не разбиралась и не интересовалась ими. Дела пошли вразнос. Шведы решили воспользоваться этой кутерьмой, в 1741 г. объявили России войну. Действовали коварно. Объявили, что воюют ради “освобождения достохвальной русской нации… от тяжкого чужеземного притеснения и бесчеловечной тирании”! Призывали русских “соединиться со шведами”, “отдаваться сами и с имуществом под высокое покровительство его величества” – шведского короля [148].

Но дочь Петра I Елизавета, опираясь на гвардию, осуществила еще один переворот. А желающих передаваться под власть шведов среди русских не нашлось. Армия Ласси в Финляндии разгромила неприятельскую, погнала к Гельсингфорсу. Казачьи части возглавлял Иван Краснощеков. Преследуя шведов, он получил приказ совершить обход. За турецкую войну Краснощеков был пожалован чином бригадира, но привык всегда быть впереди. Сам с несколькими казаками разведывал дорогу в лесах и нарвался на большой вражеский отряд майора Шаумана. Бригадир был ранен и попал в плен. Убили его с особой жестокостью – содрали кожу… Но ни зверства, ни подлости шведов не спасли. Их били во всех схватках. В 1743 г. они запросили мира. Южная Финляндия отошла к России. Тело Краснощекова фельдмаршал Ласси вытребовал у врагов, и героя Дона торжественно похоронили в Черкасске [47].

Эти войны имели еще несколько последствий. Донские казаки обозлились на некрасовцев за их набеги на свои городки. Начали ответные рейды на Кубань. Некрасовцам стало там совсем не уютно, и часть их общины перебралась подальше от донцов, на Дунай. А от запорожцев, поступивших в Миргородский полк, пошли семьи местных казаков. Пересказывали детям и внукам запорожские предания. Как раз здесь их собирал Н.В. Гоголь, когда писал свои сборники «Вечера на хуторе близ Диканьки» и «Миргород» - в том числе, повесть «Тарас Бульба».

ИЗ КНИГИ В.Е. ШАМБАРОВА "КАЗАЧЕСТВО. Путь воинов Христовых".

Поделиться в соцсетях
Оценить

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

ЧИТАТЬ РОМАН
Популярные статьи
Наши друзья
Авторы
Николай Зиновьев
станица Кореновская, Краснодарский край
Наверх