Претерпевший до конца спасется

Опубликовано 07.10.2021
Претерпевший до конца спасется

Стенограмма первого после освобождения развернутого интервью врача-общественника Николая Каклюгина с комментарием…

«Что в том, что он теперь повсеместно бунтует против нашей власти и гордится, что он бунтует? Это гордость ребенка и школьника. Это маленькие дети, взбунтовавшиеся в классе и выгнавшие учителя. Но придет конец и восторгу ребятишек, он будет дорого стоить им. Они ниспровергнут храмы и зальют кровью землю. Но догадаются наконец глупые дети, что хоть они и бунтовщики, но бунтовщики слабосильные, собственного бунта своего не выдерживающие. Обливаясь глупыми слезами своими, они сознаются наконец, что создавший их бунтовщиками, без сомнения, хотел посмеяться над ними. Скажут это они в отчаянии, и сказанное ими будет богохульством, от которого они станут еще несчастнее, ибо природа человеческая не выносит богохульства и в конце концов сама же всегда и отмстит за него. Итак, неспокойство, смятение и несчастие – вот теперешний удел людей после того, как ты столь претерпел за свободу их!»

/Ф.М. Достоевский «Братья Карамазовы» (1878)/

«Ум его забрел в лабиринты двоемыслия. Зная, не знать; верить в свою правдивость, излагая обдуманную ложь; придерживаться одновременно двух противоположных мнений, понимая, что одно исключает другое, и быть убежденным в обоих; логикой убивать логику; отвергать мораль, провозглашая ее; полагать, что демократия невозможна и что партия – блюститель демократии; забыть то, что требуется забыть, и снова вызвать в памяти, когда это понадобится, и снова немедленно забыть, и, главное, применять этот процесс к самому процессу – вот в чем самая тонкость: сознательно преодолевать сознание и при этом не сознавать, что занимаешься самогипнозом. И даже слова “двоемыслие” не поймешь, не прибегнув к двоемыслию.»

/Джордж Оруэлл «1984» (1948)/

О тех, кто исповедует такой образ жизни и мыслей в нашей современной, все более тревожной реальности, пойдет речь ниже. С конкретными примерами и вопросами к определенным «двоемысленным» личностям, которые практически у всех в России на слуху, как и к социальным явлениям, манипулирование которыми способно привести страну снова на грань социальной и духовно-нравственной катастрофы, поставить русский народ у точки невозврата – полного уничтожения с иллюзией наличия здоровья там, где его уже нет и быть не может. Такие разные, но так похожи: партийная номенклатура, сектантские лидеры, правительственная верхушка, фармацевтическое лобби и общий корыстный интерес. Свидетельствуя против их ложной искаженной информации, приводя неоспоримые факты и доводы, профессионально аргументируя свою позицию и твердые гражданские и профессиональные убеждения, мы неизбежно рискуем оказаться за решеткой в рамках сфабрикованного уголовного дела. Такие времена снова постучались в наши дома, в наши семьи, к нам и нашим близким, коллегам, единоверцам и соратникам. Об этом автор рассказывал в своем первом после освобождения из мест заключения интервью, достаточно полно отражающем всю суть произошедшего, специфику тех мест и лиц, там работающих или отбывающих кто заслуженное, а кто абсолютно нет наказание.

Важно еще раз особо подчеркнуть, что так, как поступили с автором, в нашей современной реальности, увы, могут поступить с любым неудобным той или иной группировке во власти или претендующей на таковую в федеральном центре или каком-либо субъекте Российской Федерации.

Прежде чем вниманию читателей будет предложена расшифровка стенограммы того самого интервью, о чем просили очень и очень многие, так как записано оно было в условиях аэропорта города Краснодара с мощным посторонним шумом, не подавленным даже применением специальных технических средств во время монтажа, необходимо подчеркнуть то, о чем всем нам никогда нельзя забывать и осознавать для себя это абсолютно четко и однозначно, особенно тем, кто пытается отстаивать священные для русского народа догмы, канонические и ранее считающиеся неприкасаемыми – духовный вирус куда токсичнее телесного, той же коронавирусной инфекции, известной под аббревиатурой COVID-19.

Именно он и порождает все более вновь нарастающее социальное напряжение, неприятие друг друга, грозящее вновь, как это было в трагическом начале прошлого века, гражданской войной. В интервью будет звучать и эта мысль. Причем, наблюдая по выходу после 33-х с лишним месяцев изоляции как секты, маскирующиеся под всяческие «благотворительные» организации, «дома трудолюбия», фонды с откровенно уже даже не псевдохристианским, а сугубо коммерческим душком, продолжают безнаказанно за редким исключением плодиться как грибы после дождя, именно слова великого классика русской нравственности, Федора Михайловича Достоевского, из его нетленных «Братьев Карамазовых» и приходят на ум: «Неспокойство, смятение и несчастие – вот теперешний удел людей после того, как ты столь претерпел за свободу их!». Информационная война с «прививочниками» и «антипрививочниками», «масочниками» и «антимасочниками» все больше напоминает гражданскую. Вот-вот и люди полезут на баррикады, доказывая друг другу свою правоту уже не научными доводами, а кулаками и ногами, всем, что попадется под руку. По тому же Достоевскому, поставленному во вступлении к данному тексту: «Что в том, что он теперь повсеместно бунтует против нашей власти и гордится, что он бунтует? Это гордость ребенка и школьника.». Складывающуюся все более тревожную ситуацию автор отразил в своем небольшом очерке-размышлении «Устать не имеем права».

Да, есть определенные подвижки и на антисектантском направлении. Продолжается зачистка на территории России, казалось бы, наиболее одиозных сект экстремистского толка. «Свидетели Иеговы» (запрещена в РФ), Сергей («Виссарион») Тороп со своим «Городом Солнца» https://sibkray.ru/news/8/946410/, ледяевское «Новое Поколение» со всеми дочерними структурами и вот, совсем недавно, сайентологический монстр, разросшийся в России с массой ответвлений. Однако, системно, на законодательном уровне и уровне исполнения уже действующего законодательства вопрос так и остается открытым, поэтому все это истории с продолжением.

При этом те же, кто умело усиливает протестные настроения в обществе, находясь при этом, как ни странно, в федеральных и региональных органах государственной законодательной и исполнительной власти, предлагают нам, как в широко известной любому выходцу из Советского Союза, да и думающему более молодому поколению, социальной киноутопии «Кин-дза-дза»: «Приказ господина ПЖ – всем пацакам надеть намордники. И радоваться… Одевай! И радуйся, радуйся…»: https://youtu.be/46Vyilg0ILA Беда в том, что эта утопия все больше трансформируется в нашу с вами реальность! Вместе с тем, казалось бы, социально ответственные «лидеры общественного мнения» не могут не знать (ведь чрезвычайно начитанными и интеллектуально подкованными себя повсюду позиционируют!) такого социолога, философа, психолога как Эрих Фромм (1900 – 1980). Его очень точное предостережение автор поставил в начале описания предстоящих ему еще мытарств после недавнего освобождения из мест незаконного заключения в борьбе за торжество справедливости и реабилитацию честного имени и профессиональной репутации.

Она звучит так, напомню: «Ненависть не может исчезнуть, пока отсутствуют равенство и справедливость. Так же точно можно утверждать: нет и не может быть правды, пока люди вынуждены лгать, чтобы оправдать нарушения принципов социальной справедливости». Все более усиливающееся разделение современной России на касты очевидно. И оно не может не вызывать волнения и неприятия у народных масс.

Одним из катализаторов народных волнений, роста протестных настроений в обществе, помимо вольно или невольно нашими бездарными и хладнокровными чиновниками разных уровней: федерального, регионального и муниципального проводимой из рук вон плохо государственной политики со стороны профильных министерств и ведомств, несмотря на регулярную жесткую реакцию нашего президента, являются лидеры тоталитарных деструктивных культов (сект), активно плодящихся и размножающихся под разными наименованиями и в наши дни под прикрытием различных социально ориентированных как бы некоммерческих организаций, благотворительных фондов, некоммерческих партнерств, автономных некоммерческих организаций.

Вспомним заказчика сфабрикованного в отношении автора уголовного дела – помощника пастора неопротестантской харизматической секты с украинскими корнями «Царство Бога» гуру Лушникова и по совместительству на тот момент председателя правления «зонтичной» для неопротестантов организации-прикрытия «Национальный антинаркотический союз», который рассказывает в 2014 году на сцене немецкого подразделения международного неопятидесятнического движения о том, как он разочаровался в русском народе и как мощна и благословенна земля немецкая, да и сами немцы. Мы, – говорит этот деятель-русофоб на том мероприятии устами переводчицы, такой же сектантки, – боремся в России с волнами межконфессиональной розни (намекая на давление на себя и своих подельников-сектантов). Фото с соло сектанта-псевдообщественника-русофоба ниже.

«Давление со стороны православия, давление со стороны государства православного. Нас топят! Мы уходим под воду, но выныриваем и плывем дальше», – делится своим опытом продвижения сектантских псевдохристианских нечистот в души людские Никита Лушников со своими немецкими коллегами по сектантскому цеху. См. по вышеуказанной ссылке, начиная с 02:25 и далее, по нарастающей. Вынырнул и поплыл успешно дальше сектант Лушников, благодаря мощнейшей поддержке все эти годы со стороны министерства иностранных дел Российской Федерации. Уже несколько лет он представляет Россию по антинаркотической линии… в ООН, имея при этом диплом зоотехника ветеринарного ВУЗа и купленное заочно второе высшее психологическое образование в одном из коммерческих учреждений. Получив еще больший кредит доверия у в большинстве своем несведущих россиян, чьи родные и близкие страдают алкоголизмом и наркоманией. Ведь именно в этой среде сектанты продолжают ежегодно собирать многомиллионные сверхдоходы, прикрываясь столь высокими покровителями.

Что такое жизнь в такой секте, в свое время подробно было рассказано на страницах координируемой автором Группы поддержки жертв тоталитарных деструктивных культов (сект) в социальных сетях на примере бывшей супруги господина Лушникова в материале «Найденная и потерянная» https://vk.com/wall-86696797_4004 Дата публикации статьи: 21 сентября 2018 года. Пройдет меньше месяца и координатор группы, автор настоящего повествования-размышления, предваряющего стенограмму интервью РИА «Иван-Чай», окажется за решеткой участником скоростных следственных действий в статусе обвиняемого и затяжного судебного процесса, свидетелями обвинения на котором выступят функционеры все того же сектантского Национального антинаркотического союза. Что нисколько не удивит судью, отправившего в места заключения врача-эксперта, расследовавшего все эти махинации и хитросплетения, в том числе при участии высокопоставленных должностных лиц в органах госвласти, того же министерства иностранных дел Российской Федерации, о чем подробнее в аналитике «Управляемое безумие: эксперименты с общественным сознанием» здесь https://vk.com/wall-86696797_5251 или здесь, к четырем годам исправительной колонии общего режима за то, что обвиняемый, а после и осужденный доктор Каклюгин, не совершал и совершить никогда не мог. Как по профессиональным убеждениям, так и в силу устойчивого православного вероисповедания и твердой гражданской позиции. Сила в правде – в этом до сих пор убежден он, о чем и рассказал с конкретными примерами в интервью, расшифровка стенограммы которого предлагается вашему вниманию. О механизмах вовлечения в секты и как этому противостоять, читатель в деталях может узнать из более раннего интервью автора изданию «Аргументы и факты», записанному еще в 2016 году, задолго до тех печальных событий, речь о которых пойдет ниже.

Все произошедшее с ним и происходящее с другими отбывающими «наказание» за защиту в России традиционных духовных ценностей в пенитенциарных учреждениях страны, ждущими приговоров в следственных изоляторах, вся мощь прессинга со стороны силовых структур и заведомо негласно утвержденная слабость прокурорского надзора за достижением в подобных уголовных делах истинного, а не фальшивого правосудия с элементами все того же оруэлловского «двоемыслия», вместе со всем тем, что мы видим, даже беглым взглядом просматривая новостные ленты средств массовой информации, личные страницы и общественные группы в социальных сетях, все это наряду с прогнозом для страдающих во узах невиновных христиан прописано абсолютно ясно и понятно в Евангелии от Матфея: «Тогда будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое; и тогда соблазнятся многие, и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга; и многие лжепророки восстанут, и прельстят многих; и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь; претерпевший же до конца спасется» (Матф. 24, 9-13).

* * *

Интервью врача психиатра-нарколога, кандидата медицинских наук, председателя регионального отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае Николая Владимировича Каклюгина 24.08.2021 г. председателю правления Общественного центра по защите семьи и традиционных ценностей «Иван-Чай» Элине Юрьевне Жгутовой, г. Краснодар

[В квадратных скобках необходимые дополнения, комментарии от интервьюируемого]

Э.Ю. Жгутова: Приветствую, Николай! Наконец-то с долгожданной свободой! Как себя ощущаете?

Н.В. Каклюгин: Здравствуйте! Ощущаю себя счастливым, но немного больным. Здоровье сильно пошатнулось, конечно, там за это время. Но опыт есть опыт.

Э.Ю. Жгутова: Смотрите, вот Вы порядочный человек, всю жизнь боролись за добро, всю жизнь боролись с наркоманией, и тут такая статья [задержание 19.10.2018 года и предъявление обвинения по 228 УК РФ – наркопотребление и умысел на сбыт наркотиков], и Вы попадаете в тюрьму, и нет вообще никаких шансов выйти. Вот Ваши ощущения можете передать, что вы чувствовали?

Н.В. Каклюгин: Меня предупреждали, что это может произойти, то есть, я знал. Заранее говорили, что вот эта ситуация моей борьбы с этими сектами, неопротестантами, с нелегальными центрами, что что-то против меня готовится. Собственно этот фильм – «Национальный антинаркотический союз – сектантская империя» я выпустил как раз понимая, что что-то может произойти, как отчет о проделанной работе по этой организации https://youtu.be/8S0TPsR4_ds

И когда поехал я в Ростов на эту встречу в ресторане, выходя из той калитки, когда побежали на меня люди в балаклавах, вот это всё, я думал, честно говоря, что сейчас будут хлопки [выстрелов], и меня сейчас застрелят. Кто это был? Не представились, ничего такого. Я думал, что это конец. Уже помолился, «Отче наш» прочитал. Думаю: «Всё, Господи, ушел». Но потом браслеты [наручники] одевают, везут на гаражи. И я понимаю, что сейчас будет дальше какая-то ситуация, какая-то постанова.

Э.Ю. Жгутова: А они в форме были одеты?

Н.В. Каклюгин: Никаких форм, все в гражданке. Никто не говорил: «Работает полиция!».

Э.Ю. Жгутова: То есть Вы думали, что это бандиты?

Н.В. Каклюгин: Я думал, да. Балаклавы камуфляжные, балаклавы черные и никакого оружия ни у кого нет. Просто вот с голыми руками. Я думал, что сейчас достанут оружие и это конец. Подлетает машина, эта женщина [«подсадная утка» полицейских, учредитель краснодарской частной наркологической клиники «Эмеркон» Т.П. Кузьмина] исчезает в темноте, и всё. Никаких там, как обычно говорят: «работает спецназ», «работает полиция» или что-то ещё, представляются. Ничего этого не было. Просто заламывают руки, на асфальт кладут, в машину кидают, везут на гаражи, слепят в лицо фонариком и начинается весь этот сериал, который заканчивается водворением меня в следственный изолятор.

Я сижу [в СИЗО] и не пойму, что происходит. Думаю, сейчас откроется дверь и скажут: «Здравствуйте, извините, Николай Владимирович, мы ошиблись, мы погорячились, но мы разобрались – это всё ошибка!». И вдруг открывается, но говорят: «Выходите на следственные действия». Прихожу, сидит наркоман трижды судимый, который говорит: «Я помню, как ты фасовал, я помню, там был». Я говорю: «Как? Подожди, Максим», – я то его знал, в принципе, – «Мы с тобой ездили в реабилитационный центр в Шахты, чтобы тебя трудоустроить на должность заместителя руководителя, потому что ты бывший наркозависимый, работал в одном из реабилитационных центров Ставрополья. Было же такое? Было. Ты за меня будешь говорить или против?» Сначала я не знал, думал, что вот Максим, он будет за меня. Говорю: «Максим, привет!» А он говорит: «Сейчас ты всё узнаешь». И говорит: «Вот, ты меня пригласил к себе домой, ты при мне фасовал наркотики». Я говорю: «Подожди, стой!». А он ещё начинает на меня голос повышать. Тут я понял, что ситуация начинает раскручиваться по определенному сценарию. [Подробности в обращении автора времени начала следственных действий в СИЗО «Требую передать дело в Следственный комитет» ] Потом уже помогло, что я сам родился в Новочеркасске, мои родители живут в Новочеркасске. А там новочеркасское СИЗО. Единственное мое спасение было – это то, что ко мне мог приходить адвокат новочеркасский достаточно часто. То есть, у меня полностью заглушили возможность какой-то связи.

Э.Ю. Жгутова: Адвокат сразу нашелся? Как он нашелся?

Н.В. Каклюгин: Сначала отец нашел адвоката, честно говоря, трудного такого, дорогого и не совсем того. Он просто приходил, молчал и брал 7500 рублей за выезд. Какой-то у него там цыганский перстень на руке, бывший в прокуратуре работающий человек. И вообще первое время было всё не так.

Э.Ю. Жгутова: Вообще среди бывших юристы одни разводилы, такое впечатление. Вот я слушаю тоже многих…

Н.В. Каклюгин: Но бывшие сотрудники, которые да, они там как посредники. Вот он сидит [в комнате для свиданий в СИЗО] тебя слушает... Написал одно какое-то обращение, причем с грамматическими ошибками, совершенно безграмотное. Потом написал за отца, а потом его же перефразировал, и получилось, что даже внутри он там не исправил, как будто отец пишет. То есть пишет, адвокат, а там фразы от отца получаются. Это же бред какой-то вообще! Первое время вот такое было. А потом уже как-то я начал записки писать, через [уже другого] адвоката передавать, как-то начали с отцом координироваться более-менее.

Повезло мне, наверное, то, что я сразу написал заявление, что прошу меня в одиночку отправить. Вот одиночка меня спасла от этой общей толпы, общей массы заключенных в отношении того, что я работал по сектам, по разным структурам, и могли быть бывшие сектанты, могло быть мое устранение вот в этой толпе, массовке этой.

Э.Ю. Жгутова: А можно что ли попроситься в одиночку? Это я так сразу опыт просто перенимаю на всякий случай.

Н.В. Каклюгин: В связи с тем, что представляет угрозу моей жизни ситуация, в которой я оказался, и является дело, как я считаю, заказным…

Э.Ю. Жгутова: Ну то есть, право такое есть?

Н.В. Каклюгин: Да. И поскольку я занимался нелегальными центрами, представители которых могут здесь оказаться, прошу меня перевести меня в одиночную камеру. Ко мне пришел заместитель начальника СИЗО по оперативной работе и поинтересовался, действительно ли так. Я говорю: так и так. Всё, меня помещают в одиночную камеру. Они не имеют права отказать в таком случае. Тут уже как бы, да [опасно]… Поэтому сидел я в одиночке.

Только единственное, минус одиночной камеры – это камера видеонаблюдения. За тобой всё время смотрят. Камера видеонаблюдения, за тобой наблюдающая, тебе дает опасную такую возможность получить взыскания. Они говорят: «Ну что, Николай Владимирович, Вам оставить свет?» Идет, допустим, постовая. Я говорю: «Ну да, я попробую дописать заявление. Ещё полночи можно оставить?» Они оставляют мне свет, а сами фиксируют нарушение, что я не выполнил «отбой», например. Я то не знаю ничего этого!

Э.Ю. Жгутова: А зачем им это надо?

Н.В. Каклюгин: А чтобы потом я не мог выйти условно-досрочно, на ИТР и так далее.

Э.Ю. Жгутова: А им зачем это надо?

Н.В. Каклюгин: А потому что распоряжение от кого-то.

Э.Ю. Жгутова: А, вот так!

Н.В. Каклюгин: Кто меня туда спрятать изначально отправлял. Определенные структуры, которые говорят: «Вот по этому человеку нужно, чтобы он вышел с взысканиями».

Э.Ю. Жгутова: А вообще есть подозрение, кто это сделал?

Н.В. Каклюгин: Лушников Никита Вячеславович [на фото ниже образца 2017 года по протекции МИД России рассказывает на антинаркотическом саммите ООН в Нью-Йорке об уникальной модели социального лифта в своей сектантской структуре, что невозможно по определению, если только такой взлет по социальной лестнице не определяют ложь и лукавство его избравшего].

Четко я сразу в показаниях сказал, что выпущен мой фильм. До этого работал по этой структуре. 22 июня мы подали с бывшей женой Лушникова заявление в ОБЭП [Прикубанского округа г. Краснодара] по поводу экономических преступлений этого Национального антинаркотического союза [все подробности здесь ] То есть всё, что шло, моя работа, весь 2018 год она была связана с работой по Лушникову. Это история старая, это ещё 2009-й, 2010-й год [начало аналитической работы по харизматической неопротестантской секте с украинскими корнями «Царство Бога» описано здесь]. Почему я начал этим заниматься? Потому что я говорю, что это ложь, мошенничество на доверии. И страдает кто? Родители. Выкачивают с них деньги, дети умирают.

Другая история. В Ростове-на-Дону мама. Они помогают оформить кредиты. Мать без мужа, сын наркоман. Четыре кредита помогли оформить, и он снова потребляет наркотики, а ей платить до конца жизни кредиты. Она нам пишет: «Помогите!» Ну что это такое? Сколько же можно? Мало того, что они понимают, что это бессмысленно: пока ты там – ты трезвый, как только ушел – ты сорвался…» [эта история в подробностях описана в конце аналитической статьи автора «Национальный антинаркотический союз (НАС), благотворительные фонды “Центр здоровой молодёжи”, “Наше будущее” и “Во имя архангела Гавриила” – феномен мутации учения секты “Царство Бога” на российской земле [2003-2016 гг.], раздел «Материнские слезы»]. То есть, пока структура эта тебя держит внутри: «Здесь ты спасешься, там ты умрешь», в принципе вот это – абсолютно не реабилитация, а индоктринация. Мои работы научные посвящены этому [одна из первых, наиболее полно описывающих данный феномен, опубликована в 2009 году в академическом научном журнале «Наркология», впоследствии размещена на федеральном антинаркотическом интернет-портале «Нет наркотикам» под названием «Ресоциализация или индоктринация? Специфические особенности методики освобождения от химической зависимости в современных культовых новообразованиях христианского толка на территории РФ» http://www.narkotiki.ru/5_6753.htm ] Вербовка: здесь ты находишься, и во имя Иисуса, во имя там всего… То есть, это ещё и искажение духовное.

Э.Ю. Жгутова: То есть, с наркотической на сектантскую зависимость?

Н.В. Каклюгин: Да. Перезависимость, можно так назвать, хорошее слово. [В России термин впервые ввел в 2008 году в своей одноименной статье для сборника «Не дай стереть интеллект» протоиерей Александр Новопашин, председатель миссионерского отдела Новосибирской митрополии Русской Православной Церкви, на тот момент вице-президент Российской Ассоциации центров изучения религий и сект http://makeevdon.narod.ru/pages/blagov/hrzm/hrzm15.html ]

Э.Ю. Жгутова: А вот с Ройзманом это похожая ситуация или у Ройзмана там другая история?

Н.В. Каклюгин: Ройзман – это бывшие Уралмашевские. Они там решили более жесткими методами работать.

Э.Ю. Жгутова: У них, я вот и хотела сказать, было вот это (жестами показывает «закручивание гаек»)?

Н.В. Каклюгин: Да, у них там дубинки, биты [были до середины 2000-х, пока не начали действовать более цивилизованно, с привлечением ресурса священников Русской Православной Церкви ].

Э.Ю. Жгутова: А у этого Лушникова, наоборот – перезависимость.

Н.В. Каклюгин: У них манипуляция. И мягкий вкрадчивый голос там, да: «Давай поговорим. Пастор к тебе придет, пастор поговорит. Ты знаешь, что Иисус тебя любит?» Это всё перекачка такая. Вот притча из Евангелия о семи бесах: придет в выметенное место и ещё больше [бесов] приведет http://www.pravoslavie.ru/put/071111110024.htm Страшные последствия. Потому что потом они вообще неуправляемы. Как только он срывается на наркотики, выходя из центра, месяц и он просто умирает от передозировки. Если алкоголизм, то месяц там и панкреонекроз [расплавление, омертвение поджелудочной железы]. То есть, смерти страшнее. Мгновенно практически сгорают люди после этих центров. Они неуправляемы, они не верят больше в реабилитацию, с ними ничего невозможно сделать.

Но вот в отношении ситуации с Лушниковым, что сейчас? На данный момент он представляет Россию в ООН по антинаркотической теме [образец презентации 2018 года http://www.kremlinrus.ru/news/164/80306/ ]. Он ветеринар по образованию, по-русски не умеющий грамотно писать.

Э.Ю. Жгутова: Ветеринар?

Н.В. Каклюгин: Ветеринар, да, по образованию, не умеющий даже грамотно писать по-русски! Я видел потому что, как он пишет по-русски. Ну закончивший какое-то психологическое, имеющий образование. Они потом заочно заканчивают и получают корочки психологов. Это тоже большая проблема – эти дипломы, которые на самом деле никакой ценности из себя не представляют. Они работают в этих центрах реабилитационных, называются психологами по зависимому поведению и так далее. Хотя спроси его реально, что они понимают – ничего они не могут сказать. Поэтому в данный момент на выходе [освободившись из мест заключения] что вот я сейчас увидел? Вышел я, по Краснодару прогулялся, везде объявления висят: «Помощь наркозависимым, бесплатно», – опять, – «бессрочно».

Мы работали и по другим организациям, таким как «Преображение России». Вот выходцы из «Преображения» – это низкопороговые центры, где бесплатно предоставляются дома БОМЖам, людям в трудной жизненной ситуации, они там живут и грузоперевозки. Участвуют в каких-то… в супермаркетах тележки возят. Огромный бизнес, доходный бизнес на них, при этом их эксплуатируют https://ruskline.ru/opp/2021/09/09/religiya_rabstva Можно выйти даже, можно по воскресеньям где-то напиться даже, лишь бы не приходил таким центр. Ничего не изменилось. [В одной из частей аналитики «Секты как оружие: лжепророки и лжеучители нашего времени» автор в деталях рассказал о сути, целях и задачах создателей и выходцев из впоследствии ликвидированной Минюстом России организации, способах манипуляции попавшими в их сети людей в трудной жизненной ситуации].

Тот же самый Лушников. Я пытался помочь одному человеку на Южном Урале по реабилитации. Звоню его жене, она говорит: «А вчера я общалась с Никитой Вячеславовичем. Знаете такого?». Я говорю: «Да, конечно знаю». Опять собирают людей… Просто сам по себе Союз антинаркотический [НАС] распался, его как такового нет сейчас уже. То есть рикошетом ударила и по ним вся эта история. Потому что, конечно, был большой резонанс, и священники обращались [самое свежее обращение здесь]. Но все эти обращения, получается, ни к чему не привели: я сейчас до сих пор осужденный. Я вышел – замена неотбытой части наказания исправительно-трудовыми работами [как это удалось и что такое ИТР, исправительно-трудовые работы] Нам предстоит сейчас Верховный суд и чем он закончится пока ещё непонятно, потому что отписки и отписки.

Во время задержания у меня был мобильный, который содержал информацию касательно Лушникова, касательно его взаимодействия с высокопоставленными структурами в органах госвласти. Телефон был похищен скорее всего именно поэтому на самом деле. Похитили его полицейские во время задержания. До сих пор расследует это дело тот же самый отдел, который фабриковал мое уголовное дело. Причем, если совершили преступление полицейские, то должен расследовать Следственный комитет, но почему-то до сих пор расследует тот же самый отдел. То есть, полиция расследует преступления полиции. И мы сколько бы ни бились, как бы не выходили на Москву, и Николай Сергеевич Валуев встречался с А.И. Бастрыкиным, главой Следственного комитета, всё равно спускается в Ростов и там идут отписки, что всё нормально, провели проверку, всё законно и легитимно. [Часть наиболее показательных отписок представлена в материале «Неоконченная война за правду», не менее точно характеризующая степень бесправия и торжества «оборотней в погонах» в Ростовской области отписка за подписью заместителя начальника Главного следственного управления (ГСУ) ГУ МВД России по данному региону, после которой полноценное расследование дела продолжают безнаказанно и самоуверенно блокировать, так и не найдя причастных к похищению во время задержания личного мобильного телефона с аксессуарами общей стоимостью 97 700 рублей, размещена ниже]

В итоге вот пока так.

Окончание следует…

Николай Владимирович Каклюгин, врач психиатр-нарколог, кандидат медицинских наук, председатель Регионального отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае

Источник: https://ruskline.ru/analitika/2021/10/05/preterpevshii_do_konca_spasetsya
Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх