О ГРУСТНО СПАСАЮЩИХСЯ И ВЕСЕЛО ГИБНУЩИХ...

Опубликовано 19.04.2015
О ГРУСТНО СПАСАЮЩИХСЯ И ВЕСЕЛО ГИБНУЩИХ...

Ответ на письмо «бывшего алтарника», который потерял веру и винит в этом Церковь, неспособную, по его словам, удовлетворить духовные запросы современного человека

 

Уважаемый К.К.Кофейников!

Церковь учит нас, что среди страстей и пороков, терзающих человеческую душу, своеволие и самолюбие – едва ли не самые страшные и губительные, ибо они отсекают нас от Бога и Его спасительной благодати. Под воздействием этих страстей мы даже из Церкви Христовой стремимся сделать послушную служанку своих желаний и страстей.

Вместо того, чтобы самому подняться на высоту Ее благодатных даров, мы часто тщимся низвести Ее до себя, до уровня своего убогого мiропонимания. Страшно сказать: порой гордостное человеческое своеумие Самого Бога мнит определить себе в послушники, на выбор решая, какие из Его святых заповедей признать нужными, а какие – отвергнуть, как «не соответствующие духу времени».

 

ЧЕМ КУМУШЕК СЧИТАТЬ, ТРУДИТЬСЯ...

 

Первые же строки Вашего письма свидетельствуют о том, что Вы рассматриваете Церковь вовсе не так, как того требует христианское вероучение. Не как Божественный организм, мистическое Тело Христово, но как некое земное, человеческое учреждение, предназначенное для того, чтобы удовлетворять Ваши запросы, служить Вашим потребностям – так, как Вы сами их понимаете и формулируете. «Само православное учение меня устраивает, но то, как нам его преподает фарисейское духовенство, то, как поступают эти священнослужители в жизни, заставляет меня сомневаться» – пишете Вы.

Неужели Вам даже не приходит в голову, что для спасения души важно вовсе не то, «устраивает» ли Вас церковное вероучение, а наоборот – удовлетворяете ли Вы сами тем требованиям, которые Церковь предъявляет ко всем, желающим воспользоваться Ее спасительной благодатью? Фарисейство же есть грех общераспространенный, свойственный не только лицам духовного звания, но и всем нам, грешным. Или себя Вы считаете вполне свободным от этого недостатка?

Что касается Вашего «сомнения», то здесь Вы, поверьте, не одиноки. Вряд ли можно найти христианина, который не испытывал бы вражьих нападок с этой стороны.Неколебимая, живая вера есть свойство совершенных, дар Божий, плод долгих трудов и тяжкой внутренней борьбы. Разница лишь в том, что одних – благочестивых и ревностных – борьба с сомнением укрепляет и умудряет, делает опытными и внимательными к себе, становится для них настоящей школой духовного мужества и верности Христу Спасителю. Других же – нерадивых и равнодушных – сомнение легко сокрушает, безжалостно разоряя спасительный душевный настрой, парализуя все их силы для действия в добре и истине, открывая вход в душу целому сонмищу гибельных помыслов и страстей.

 

+ + +

 

Но Вы почему-то склонны приписывать недостаток веры в современной России лишь низкому уровню пастырского окормления, нерадивости нынешних церковнослужителей. Вы утверждаете: «Нашим священнослужителям стоит посмотреть именно на себя. Может, тогда они поймут, в чем причина невысокого числа по-настоящему церковно верующих».

Здесь, надо признать, Вы во многом правы. Общий уровень современного русского духовенства далек от идеала. И зачастую соблазн, посеянный тем или иным нерадивым пастырем, действительно сильно затрудняет воцерковление народа. С этим, конечно, надо всячески бороться. Но одно дело – суждение о конкретном проступке конкретного священника или архиерея, и совсем другое – огульное осуждение всего русского духовенства – чохом, бездоказательно и голословно.

Могу допустить, что Вам не повезло. Ну, не удалось встретить на своем пути достойного пастыря, опытного, ревностного и благочестивого. Допускаю и то, что в нынешнее смутное время таких батюшек гораздо меньше, чем нам хотелось бы. И все же главная причина «невысокого числа по-настоящему верующих», думается, в другом.

Православная Церковь требует от каждого человека тяжелого, напряженного, постоянного внутреннего труда. Кропотливой работы по нравственному самосовершенствованию, по внутреннему очищению, по стяжанию сердечной чистоты и священной ненависти к мiру и греху. Весь соборный опыт православных народов за последние два тысячелетия, все писания Святых Отцов и подвиги иных угодников Божиих – от Иоанна Златоуста до Игнатия Брянчанинова и от первомученика Стефана до новомучеников российских – свидетельствует о том, чтонет труда тяжелее, нежели труд по спасению души. И не зря православная традиция уподобляет христианина воину, а его деятельность – постоянным битвам с многочисленными и злобными врагами.

Но мы – изнеженные и развращенные сластолюбцы, утопающие в соблазнах современного мiра, привыкшие к его льстивому «комфорту», к мгновенному удовлетворению своих прихотей и похотей – мы не желаем трудиться «на селе» своего развращенного сердца! Мы не хотим проливать пот и слезы в этом изнурительном поединке с собственными страстями и греховными вожделениями! Не хотим следовать святоотеческой мудрости, гласящей: «дай кровь и приими Дух»!

Потому-то нас так мало в Церкви. Потому-то мы так легко отдаем свое христианское первородство, свое бесценное наследие – Царство Небесное, вечное, всеблаженное – за чечевичную похлебку сиюминутного удовольствия, за мгновенную сладость удовлетворенной страсти.

Так что первопричину нынешней народной невоцерковленности следует искать все же не «на стране далече», не в чьей-то там нерадивой жизни – а в самих себе, в собственной лени и равнодушии к святыне. В полном соответствии со словами известной крыловской басни: «чем кумушек считать, трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться»...

 

МОНАРХИСТЫ, СТАЛИНИСТЫ И СПАСЕНИЕ ДУШИ

 

Впрочем, Вы недовольны нравственным состоянием не только православного духовенства и всего Народа Божия в целом. «Прихожане ведь тоже хороши! Присмотритесь к жадным, лукавым лицам многих из них! Как они потребительски относятся к Церкви! Им нужно лишь «выполнить долг», получить свою долю «благодати», снять стресс, угодить любимому батюшке. Наших прихожан отличают фанатизм, невежество, фальшивая доброта и, иной раз, просто языческие повадки и самодурство».

Что ж, Ваша правда. Все это, увы, действительно случается в нашей церковной жизни. Хотя, честно говоря, я не вижу ничего плохого в стремлении христианина выполнить долг и стать причастником Божией благодати И не понимаю, почему Вы взяли это слово в кавычки...

Прочие же недостатки, перечисленные Вами – невежество, жадность, лукавство, языческое мiровоззрение и т.п. – свойственны не только православным прихожанам. Они, увы, свойственны и католикам, и буддистам, и мусульманам, и иудеям. Они свойственны нам всем – всему человеческому роду, потерявшему после грехопадения Адама свою изначальную чистоту и изгнанному из рая сладости Божией на землю, в тяжкое рабство страстям и бесам.

Душа человека тяжко больна, больна грехом. Так что нет ничего удивительного в том, что Вы углядели симптомы этой всеобщей болезни в среде православных христиан. Удивительно другое: заметив больных, изъязвленных грехами прихожан, Вы не заметили, как любовно Церковь – благодатию Христовой – врачует эти душевные язвы, как терпеливо она лечит своих болящих, немощных чад, как настойчиво влечет их из бездны мiролюбия, бездны зависти и злобы, гнева и похоти, сребролюбия и лицемерия – в горнее царство Христово, царство свободы и радости, любви и милосердия, нестяжания и самоотвержения.

Церковь есть больница для души. Вы заметили больных, но не обратили внимание на самое главное – на всесильного, милосердного и любвеобильного Врача. На небесного Лекаря, Себя ради нас не пожалевшего, принявшего крестные муки, позорную смерть и провозгласившего, что сделал Он это не ради праведных, а ради спасения грешных...

 

+ + +

 

Теперь оставим эту высокую тему и поговорим о вещах более приземленных. Например, о политике. Или истории. Ведь в обоих этих областях у Вас к православным христианам тоже немало претензий. Например, Вы говорите: «Плакать хочется над людьми, серьезно уверовавшими в сталинское «покаяние», в монархически-православное «перерождение» коммунистического диктатора».

Конечно, образ Сталина далек от христианского идеала. Но почему Вы так решительно отказываете ему в способности покаяться? Для Вас что, душа человеческая – открытая книга? Или Вам открыты загробные суды Божии? А вдруг Сталин и вправду покаялся под конец жизни? Разве не сказано в Священном Писании, что на небесах больше радости об одном грешнике кающемся, нежели о многих праведниках?

Так что не торопитесь проливать слезы над глупостью «православных сталинистов». Может, лучше восплакать над доверчивыми простофилями, всерьез воспринимающими антисталинскую истерику «демократического» агитпропа в стиле дешевого голливудского «ужастика» с кровавыми покойниками и клыкастыми вампирами? И не опошлять великую Русскую Трагедию ХХ века либеральными побасенками картавых «правозащитников» про «коммунистического диктатора», который-де один во всем виноват?

Да, велика глубина наших падений, горька чаша беззаконий и смут, которую пьет русский человек уже почти сто лет подряд. Но верующему сердцу ясно, чтопервопричина этих скорбей – не в произволе какого бы то ни было диктатора, а в вероотступничестве и клятвопреступлении, которыми запятнал себя наш народ пред лицем Божиим.

И Сталин – вовсе не опереточный тиран, этакий Карабас-Барабас во всемiрном масштабе, а Бич Божий в деснице Промысла, драматическая фигура мiровой истории, фигура безусловно колоссального исторического масштаба. Состоялось ли его «православно-монархическое перерождение» в конце жизни, нет ли – это никак не меняет главного: необходимости уважительно и осторожно относиться к собственной истории.

А то, что народ хочет верить в покаяние и душевное перерождение Сталина, говорит лишь о нравственной чуткости русского человека. Он всем сердцем ощущает, что имперское величие России, которое Сталин вернул ей под именем СССР, само по себе недостаточно для того, чтобы восстановить оборванную в 1917 году историческую преемственность русской судьбы. Что для этого державная мощь страны непременно должна быть дополнена еще одним важнейшим элементом – нравственно-религиозным прозрение и возрождением. Появлением духоносного лидера, богоданного вождя, который поведет Святую Русь в бой не во имя земного могущества и тленного богатства, но во славу Божию, на защиту попираемой Истины и оскверненных святынь. Вот так, скорее всего, и рождаются мифы, подобные православно-монархическому «Завещанию» Сталина.

Россия терпеливо ждет нового Помазанника Божия. Что ж тут плохого?

 

+ + +

 

Но именно это ожидание, судя по Вашему письму, вызывает у Вас особенное раздражение. «А вот еще: разорались, как дети малые на всю улицу: "Монархия! Монархия! Долой демократию, наш политический идеал  монархия!". – пишете Вы. –Совсем меру потеряли. Современные "деятели русского возрождения", кажется, готовы окружить почитанием всех людей, так или иначе связанных с царским двором в России  от вора Меньшикова и масона Суворова до "старца" Распутина и бездарного Горемыкина».

В порыве раздражения Вы забываете, что православная монархия есть идеал не столько политический, сколько нравственно-религиозный. И Ваша ирония в этом вопросе весьма показательна. Хотя Вас можно понять. Неверующий человек, безусловно, не может быть настоящим, искренним монархистом. Ибо Православная Церковь учит о почтении и верности Царю не по каким-либо политическим соображениям, но потому, что он – Помазанник Божий.

«Преданность православного русского народа своим царям совсем не то, что преданность западных народов их правителям, – писал в келейных записках преподобный Васонофий Оптинский. – Народы западные любят своих правителей, когда они ослепляют их блеском славы и могущества государственного, как Наполеон во Франции и Фридрих в Пруссии. Это любовь своекорыстная и эгоистическая. На Западе в своих государях народы любят лишь самих себя...

Совсем не то у нас, в России. Наш царь есть представитель воли Божией, а не народной. Его воля священна для нас как воля Помазанника Божия, мы любим его потому, что любим Бога. Славу ли и благоденствие дарует нам царь, мы принимаем это от него как милость Божию. Постигает ли нас бесславие и бедствие, мы переносим их с кротостью и смирением как казнь небесную за наши беззакония и никогда не изменим в любви и преданности царю, пока они будут проистекать из наших православно-религиозных убеждений, из нашей любви и преданности Богу».

Конечно, человеку неверующему такая точка зрения совершенно чужда. Но имейте смелость хотя бы признать ее несомненную нравственную высоту, ее право на существование. И не смейтесь столь опрометчиво над тем, чего Вы не в силах понять. Ну, не способны Вы быть монархистом, так будьте на здоровье демократом, коммунистом, фашистом... Да кем угодно – Бог вам судья! Только не попирайте столь бездумно святыню, ради которой ваши предки на протяжении долгих столетий положили столько самоотверженных трудов и пролили столько пота, слез и крови...

Теперь о персоналиях. Имена, которые Вы вспомнили, чтобы подкрепить свой тезис о глупости монархистов, выбраны весьма неудачно. Ибо Меньшиков в своей сибирской ссылке отличался высоким благочестием и строгим житием. По преданию, на стене избы он собственноручно вырезал цитату из Священного Писания: «Благо, яко смирил мя еси, Господи»... «Масон» Суворов тоже известен своим благочестием и сейчас целый ряд церковных структур готовят материалы для его грядущей канонизации. Говоря о Распутине, слово «старец» Вы взяли в кавычки совершенно напрасно: сегодня многим уже ясно, что Григорий Ефимович бы истинным угодником Божиим. Что же касается Горемыкина, то этот старик оказался едва ли не единственным среди высших чиновников, не предавшим своего Государя, и был в 1917 году убит озверевшей толпой как один из главных «контрреволюционеров» и «прислужников царизма»...

 

+ + +

 

Не менее странным, чем приверженность к монархии, кажется Вам и отношение православных к пресловутой «еврейской проблеме». «Еще одна болезнь нашего православного люда  утверждаете Вы – это «народный» антисемитизм. Я, конечно, готов согласиться, что была, а может, и сейчас есть некая тайная политическая организация евреев, преследующая свои цели, но все рядовые евреи к этому не причастны

Здесь я тоже должен Вас разочаровать: не такая уж это и очевидная болезнь, как Вам кажется. Дело в том, что исконный, глубинный, народный антисемитизм(точнее было бы сказать – «антижидизм») православного люда – суть прямое следствие высокого уровня народного благочестия.

Конечно, настоящий христианин не может испытывать неприязнь к людям из-за их национальной принадлежности, по принципу крови, по гражданству и т.п. признакам. Все это, само по себе, не может быть поводом для неприязни и вражды. Но сие вовсе не означает, что ко всем нужно относиться совершенно одинаково. Такое механическое равенство с религиозной точки зрения есть не что иное, как преступное равнодушие, пагубная теплохладность, отсекающая человека от спасительной благодати Божией. Существует очень важный критерий, по которому православный человек не только может, но и обязан различать всех, с кем ему приходится иметь дело.

Этот критерий – отношение к святыне.

В своей общественной деятельности христианин, веруя во Христа Иисуса, Господа нашего, просто не имеет права одинаково относиться к тем, кто, исповедуя одну веру с ним, стремится по возможности воплотить в нашу жизнь возвышенные евангельские идеалы, спасительные Заповеди Христовы, и – к тем, кто издевается и глумится над святынями христианства, ненавидит Святую Русь и растлевает народную душу ядом своего богоборчества и христоненавстничества.

«Ваш отец – диавол, а вы хотите исполнять похоти отца вашего» (Иоан. 8,44) – сказал некогда Господь иудеям, ослепленным страшной ненавистью к Спасителю мiра. «Кровь Его на нас и на детях наших» (Мф. 27,25) – кричали безумные жиды-богоубицы, требуя Его распятия. Неужели же я, христианин, могу пренебречь столь ясными и недвусмысленными свидетельствами Священного Писания? Не могу!

Евангельское повеление любить врагов распространяется только на враговличных, но никак не на врагов веры, Церкви и родины. Таковых – стремясь, конечно, сохранять в душе мир и незлобие – каждый христианин должен, по слову святителя Филарета (Дроздова), всеусильно сокрушать и гнушаться ими. И если кто-то сочтет меня из-за этого антисемитом, то, в конце концов, это его дело. Мне-то что до того?.. 

 

КТО КОМУ НУЖНЕЕ

 

Помимо антисемитизма, Вы вините Церковь еще и в... косноязычии! «РПЦ не умеет разговаривать на понятном современном языке ни с атеистами, ни со своими собственными прихожанами». Нет, уважаемый! Это атеисты – и даже некоторые прихожане, считающие себя православными – так одичали и обезумели под влиянием «духа времени», что разучились понимать бесценные, вечные и безупречно ясные «глаголы жизни вечной», которые Церковь обращает ко всем желающим спастись.

Слышите: желающим спастись! Желающие жить так, как им «ндравится», по собственному рассуждению и пристрастию, в погоне за удовольствиями, в услаждении страстями – в эту категорию не попадают. Таковые – пожалуйте в ближайшую дискотеку! Ее язык будет им в самый раз, и прост, и понятен...

Нет ничего удивительного, что при таком душевном расположении все церковное вероучение представляется Вам сухим, безжизненным и обременительным. «Вся вера,– пишете Вы,  это сплошное уныние, это гроб при жизни, отвержение от мiра. Нет никакой радости о Боге! Надо всю жизнь чувствовать себя виноватым. Неверующий человек приходит в Церковь и видит не торжество, а похороны».

Слов нет: радость о Боге – высокое духовное дарование, вожделенное для всякого истинного христианина. Но именно поэтому оно не дается без трудов и потов, без долговременного опыта аскетической, подвижнической жизни. И отвержение мiра, который, по слову Писания, весь «во зле лежит», есть необходимое условие для обретения этой чистой, небесной радости. «Дружба с мiром есть вражда против Бога» (Иак. 4,4) – утверждает апостол. И тот, кто мыслит иначе – не христианин!..

Что же касается уныния, то оно – вечный удел нерадивых и малодушных, ленивых и невнимательных. Короче, всех тех, кто хочет стяжать высокие христианские совершенства и благодатные состояния души, не прилагая для этого никаких усилий, без труда, без жестокой борьбы с грехом, без кропотливого внутреннего самосовершенствования.

Так что нет ничего странного в том, что первым же шагом христианина на пути к конечному духовному торжеству должны стать... похороны! Похороны ветхого человека. Похороны греха и порока. Вспомните: «Зерно, аще не умрет, не даст плода» (Ин. 12,24). Так и мы, по слову Святых Отцов, если не умрем для греха, не родимся для Христа и Его вечного блаженного Царствия. Ибо лишь вслед за этими похоронами (для тех, у кого хватило сил и терпения не сбежать в соседнюю дискотеку, туда, «где веселее») открывается великое чудо нового, духовного рождения. Рождения обновленного человека для вечной, блаженной жизни в Боге. Только тогда становится такой человек причастником истинной, небесной, нескончаемой радости, уподобиться которой не может никакое земное, тленное «удовольствие».

Но трудиться над стяжанием такой радости о Христе мы, увы, не хотим. Терпеть и скорбеть ради этого – не желаем. Нам бы все веселиться сиюминутным и легкодоступным весельем мiра сего. Неужто не боимся, что в конечном итоге так вот – веселясь на потеху бесам – и в ад пойдем?

Нет уж, по мне лучше спасение с грустью и скорбью, нежели гибель с беспечностью и весельем!

 

+ + +

 

«В Православной Церкви молодому человеку неинтересно,– огорчаетесь Вы. – Там все по-старому. Все делается по древним канонам. Церковь  это вообще, по современным понятиям, явление косное».

Здесь Вы правы. Действительно, современному человеку в Церкви неинтересно. Ибо он уже настолько одичал духовно, что не способен понять даже простейших вещей. А ведь именно тогда, когда Адаму стало интересно, каковы на вкус запретные плоды древа познания добра и зла, свершилось грехопадение первого человека. Именно потакание своему интересу сделало человека доступным всякому злу, обрекло бесчисленные сонмы потомков Адама – в том числе и нас с Вами – на горькую долю изгнанников и скитальцев, лишенных блаженного Богообщения и райской чистоты.

Что же касается церковной «косности», то с точки зрения православного человека косность эта есть не что иное как бесценный дар твердого, исповеднического стояния в истине Христовой. А древние каноны – средоточие бесценного духовного опыта Святых Отцов, прошедших «узким путем» в небесные обители Бога Живого и оставивших нам, немощным, надежные указатели на этом опасном и трудном пути – свод спасительных правил, утвержденных Духом Святым на Вселенских Соборах.

Что ж, будем ли мы их сегодня менять в угоду «современным понятиям»? Никак! Пусть стадионы, театры и концертные залы меняют свой репертуар из сезона в сезон на потеху праздной толпы. Вы жаждете перемен и новых впечатлений? Идите туда, только знайте, что путь Ваш далек от Церкви Христовой, от спасительной тесноты богоугодного делания...

Действительно,«такая Церковь мало что дает современному человеку». Человеку, который настолько развратился душевно и телесно, что совершенно потерял способность принимать и усваивать те бессчетные и бесценные духовные дарования, что так настойчиво и любовно предлагает ему Церковь. Нет, хуже! Современное человечество дерзостно и бесстыдно отвергает дары Божии, хулит спасающую благодать Святаго Духа, отталкивает Самого Христа, рекшего некогда: «Се, стою при дверех и толку...»

Впрочем, это неудивительно. На что Божественные дары человеку, который, подобно Вам, считает, будто «через смирение, терпение и послушание он не может реализоваться в современной жизни»?

Конечно, таким самоуверенным «молодым людям хочется видеть мистику, эзотерику». В Православии «они видят какое-то однобокое и скучное богословие (так и хочется добавить чего-нибудь своего!), которое, к тому же, мало чего обещает в будущем. Смиряться и надеяться – вот и все, чему такое "богословие" учит».

Вам этого мало? Прекрасно! Если Вы этому уже научились – смело ищите высшего. Только имейте в виду: духовная лествица такова, что по ней невозможно подниматься к небу, перепрыгивая через ступеньки. Дерзко и безрассудно надеяться на постижение сокровенных Тайн Божиих, не разобрав и не выучив духовного алфавита, в котором смирение и надежда – первые буквицы... То, что Вы эту священную науку отвергаете ради «мистики и эзотерики» –есть Ваш собственныйсвободный выбор. Как говориться – вольному воля. Только помните: свобода неразрывно связана с ответственностью. Каждый из нас рано или поздно будет отвечать на Страшном суде Христовом.

Вы правы, говоря, что «человеку хочется быть счастливым именно в этой жизни»... Только Вы глубоко ошибаетесь, надеясь найти такое счастье у протестантов или сектантов. Подумайте хорошенько! Прислушайтесь: само слово «счастье» – со-участье, соучастие – предполагает, что для его достижения человек должен соучаствовать в блаженной жизни иного, высшего Существа. К этому призывает нас Христос! Ради того, чтобы даровать падшему человечеству сие блаженное соучастие, Бог Сына Своего Единородного не пощадил, отдав Его на распятие за наши грехи!

Так войдите же в Церковь, доверьтесь Ей как матери, примите на себя труды покаяния и самоотвержения – и еще здесь, на земле, Вы обретете небесное счастье, вернете себе утерянный рай и высший смысл блаженной, вечной жизни. Не надейтесь: никакие протестантские и сектантские «жизнерадостные богослужения, с песнями и танцами», не приблизят Вас к счастью ни на шаг. А вот искалечить душу могут вполне...

Что же касается «творческих реформ», которые Вы предлагаете провести в Русской Церкви, то на мой взгляд, это излишне. Реформировать можно только учреждение. Но Церковь – не учреждение, Она – живой организм. А живой организм не реформируют, его в случае необходимости лечат. Вот и ныне мы стоим перед необходимостью уврачевать те раны и язвы, которые мы сами нанесли нашей Матери-Церкви своим равнодушием и лицемерием, тщеславием и сластолюбием, ленью и нерадением.

Господи, помоги нам!

Простите, если обидел Вас резким словом.


Источник: http://kd-rusprav.jimdo.com/%D1%80%D1%80%D1%81-13/

Поделиться в соцсетях
Оценить
Комментарии для сайта Cackle

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАТЬ ЕЩЕ

Последние комментарии
Загрузка...
Популярные статьи
Наши друзья
Наверх